roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

РАДУГА НАД ДУНАЕМ. ЭТЮД НИКОЛАИ

Для заключения сепаратного мира с американцами и англичанами советская разведка была немцам напрямую не нужна. А нужна она была для того, чтобы через разведку передать Сталину и прочим в Кремле, что такой мир якобы вот-вот будет заключен.  Вспомните, какой была обстановка в относительно недолгий период с конца сентября и до начала ноября 1942 года, когда Треппер вовсю отбрыкивался от заигрываний со стороны Гестапо. В Сталинграде продолжались тяжелейшие бои, но немцы упорно продвигались к волжскому берегу — шаг за шагом, квартал за кварталом. На Кавказе они водрузили свое знамя над Эльбрусом и продолжали угрожать прорывом через перевалы в Закавказье. В Египте еще не началось контрнаступление англичан, а американцы еще не высадились в Северной Африке.
Это и был самый решающий, кульминационный пункт всей Второй Мировой войны: никто в тот момент не мог наверняка предвидеть того, что произойдет в ближайшие недели, месяцы, тем более — в последующие годы. Хотя в Сталинграде и в других местах продолжалась жестокая мясорубка, но в целом фронты замерли в странной и страшной паузе. Их неподвижность на недолгое время уподобилась застывшим довоенным границам. Это давало возможность лидерам воюющих сторон поразмыслить над будущим и попытаться его скорректировать.

Это был действительно удобный миг для американцев и англичан, чтобы сменить фронт и оказаться на стороне немецких победителей, продолжавших выглядеть таковыми. Так должна была просматриваться ситуация и из Москвы, где вполне могли, в принципе, поверить в подобный поворот ненадежных союзников, совсем недавно, летом 1942, свернувших военные поставки в СССР до минимума. Тем более, если бы информация об этом пошла из собственных надежнейших и проверенных источников.

И тогда, возможно, Сталину пришлось бы играть на опережение — и самому пытаться заключить мир с немцами. Ведь по существу дипломатических позиций возродилась ситуация почти что лета 1939 года, когда все торговались со всеми.  Вот возобновление такого торга и был целью игры, затеянной не только гестаповцами и, разумеется, их начальством, но, как мы имели возможность убедиться, и отставным полковником Николаи.

В октябре 1942 ставка в игре была крайне высока: если бы немцы заключили перемирие на Восточном фронте хотя бы на несколько месяцев, или если бы в свою очередь англичане и американцы поверили в то, что такое перемирие вот-вот заключится — и сами постарались бы опередить события, действительно пойдя на попытку соглашения с немцами, то политическая обстановка решительно переменилась бы — и все могло пойти потом совсем по-другому. Как именно — даже нет смысла фантазировать: слишком велико число возможных вариантов в таком калейдоскопе.

Вполне могло произойти и свержение Гитлера, если бы в ходе переговоров, которые, однако, так и не начались, сошлись бы во мнении, что только его сохранение у власти мешает той или иной полюбовной сделке: на это гестаповцы сами намекали Трепперу и его коллегам. Это, заметим, соответствовало бы и личной политической позиции Вальтера Николаи.  Но из этой затеи ничего не вышло: Треппер заупрямился — и гестаповская операция столкнулась с непредвиденной задержкой.

А вскоре потом, в ноябре 1942, все действительно переменилось, но вовсе не так, как было желательно гестаповцам: немцев окружили в Сталинграде, они спешно откатывались с Кавказа, англичане перешли в наступление в Египте и Ливии, а американцы, воевавшие до того лишь на Тихом океане против японцев, вдруг высадились в Марокко и Алжире — и у всех противников Германии резко сократились потребности и желания вести сепаратные переговоры с Гитлером или с его немецкими соперниками.

До начала января 1943 еще сохранялись какие-то элементы неопределенности: и под Сталинградом, и в Северной Африке исход сражений далеко еще не полностью определился. Не определились окончательно и политические позиции лидеров антигитлеровской коалиции — в тот момент это было важнее всего.

Нам уже случалось писать, что к этому моменту и в ближайшем окружении Гитлера наметились было организационные мероприятия, которые можно расценить как подготовку к ближайшему уходу Гитлера от власти — и, вполне возможно, Гитлер сам соучаствовал в проработке такой комбинации.

Но вот с 14 по 26 января 1943 года прошла конференция в Касабланке, на которой Рузвельт и Черчилль приняли решение о безоговорочной капитуляции Германии как обязательном условии завершения войны, а Сталин присоединился к этой декларации осенью 1943.

Это замечательное решение обрекало на последующую гибель многие миллионы людей — вплоть до момента официальной смерти Гитлера, прижизненную власть которому и гарантировали сначала Рузвельт с Черчиллем, а потом и Сталин: как по-иному расценить решение о безоговорочной капитуляции Германии, выбившим почву из-под ног у любой оппозиции против Гитлера?

Ведь понятно же, что устранение Гитлера теряло всякий смысл, если Германии потом все равно предстояла безоговорочная капитуляция.  Вот и действовали поэтому участники заговора 20 июля 1944 года (все, кроме инвалида Клауса Шенка фон Штауффенберга!) как в сомнабулическом сне.

Да и Гитлер после января 1943 года перестал кокетничать своим возможным уходом от власти — вплоть до самого конца апреля 1945!  И Вальтер Николаи окончательно оказался не у дел. И «Большой шеф» Треппер оказался не нужен.
Tags: Радуга над Дунаем
Subscribe

Posts from This Journal “Радуга над Дунаем” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments