roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА КРАСНОГО БЫКА. КАРЛ VIII ИДЕТ НА РИМ

Уже давно Александр VI предвидел вероятность нашествия французов. В начале своего понтификата он реорганизовал гарнизон Вечного города. В феврале 1493 года производит смотр 114 пехотинцев и 80 рейтар. Их количества едва достаточно, чтобы расставить охрану на укреплениях замка Сант-Анджело и в Борго. Поэтому для участия в военных действиях папа набирает наемников. Генералом этой армии будет, естественно, Никколо Орсини, граф де Питильяно, главный капитан Церкви. Ему подчиняются талантливые военачальники: Джулио Орсини, сеньор Монтеротондо, и Никколо Гаэтано, сеньор Сермонеты. В этот штаб входит и зять папы Джованни Сфорца. Солдаты и артиллерия стоят у ворот Рима, на берегах Тибра, около моста на Саларийскую дорогу. Не успели разбить лагерь, как в июле 1493 года во время ужасной грозы река вышла из берегов и унесла в бурные воды лошадей, оружие и продовольствие.
Как только Питильяно смог собрать своих солдат, он проводит их парадом перед Ватиканом, для того чтобы послы могли засвидетельствовать их великолепную выучку: и действительно, эта армия вместе с армией герцога Калабрии выступит в поход, чтобы попытаться остановить французов на границах папских провинций. Рим не останется беззащитным. Во время перегруппировки своих войск папа прикажет отремонтировать стены квартала Борго, окружающего Ватикан, и стены замка Сант-Анджело: на каменной кладке римского мавзолея императора Адриана будет возведена кирпичная стена с бойницами и навесными галереями. На этом дополнительном этаже установят цистерну и пять хранилищ масла и зерна. Там поместится 3700 центнеров зерновых. Этот продуктовый склад и многочисленное снаряжение помогут выдержать самые долгие осады. В крепости расположены казармы для войск и дисциплинарные помещения, в том числе пять карцеров, но еще здесь есть удобные квартиры для сановников и залы для приемов. На верхней площадке двора Борджиа, или «двора Театра», расположена полукруглая крытая галерея для прогулок, защищенная стеной с бойницами.

Окрестности замка расчищены, соседние дома снесены, восстановлены крепостные рвы. Внешняя крепость — квадрат со стороной в сто метров — защищена бастионами, а массивная башня преграждает вход на мост Сант-Анджело. Связь с Ватиканом обеспечивается через коридор, по которому можно пройти из крепости в папский дворец вдоль стены Борго. Эти работы по укреплению и расширению крепости осуществлены управляющим Хуаном ди Кастро, епископом Агридженты, доверенным лицом папы.

Когда в середине декабря 1494 года Александр узнает, что король Франции покинул Витербо, он прячет сокровища Святого престола в крепости: тиары из золота и серебра, папские драгоценности, мощи. Сундуки и постели, гобелены и дорогие ковры сносят в парадные помещения вокруг двора Борджиа. Конечно, папа не собирается немедленно прятаться. Он еще надеется, что герцог Калабрии сможет остановить захватчиков, используя папские войска. Но ничто не может помешать быстрому движению французов, разделившихся на три армии. Первая, насчитывающая 7000 пехотинцев и 2400 всадников, под командованием Людовико Моро, заставила отступить в Романью неаполитанскую и папскую армии. Вторая, которую возглавляет король, в 6000 пехотинцев и 4000 всадников, готовится соединиться с первой на подходе к Риму. Третья, в 5000 пехотинцев и более чем в 2000 всадников, перевозимая на кораблях, должна высадиться в Неттуно: план предусматривает, что она соединится с баронами Колонна, врагами Александра VI, с сентября занимающими замок Остии по договору с кардиналом Джулиано делла Ровере. Таким образом, французы собираются взять Рим в тиски.

11 декабря вынужденный отступить герцог Калабрии отправился в Рим, чтобы вместе с графом де Питильяно разработать новый план действий. Они решают использовать римские крепости, чтобы организовать сопротивление захватчикам. Замуровываются северные двери крепости в том месте, где заканчивается дорога из Витербо. На верхней площадке замка Сант-Анджело устанавливаются пушки. Воинственные демонстрации возвращают храбрость и оптимизм папе и его окружению. Карл VIII понимает это по той небрежности, с которой в Риме приняты его чрезвычайные послы. Камергер Луи де ла Тремуль, глава парижского парламента Жан де Гане и главный интендант финансов Дени де Бидо явились потребовать «свободного прохода» по землям Святого престола, но еще и выдачу принца Джемаля в связи с предполагаемым крестовым походом и признание прав Карла на королевство Неаполитанское.

Ободренный присутствием герцога Калабрии, папа отвергает их просьбы. Он делает их своими пленниками и оставляет в качестве заложников кардиналов, к которым благоволят в Милане и во Франции — Асканио Сфорца, Лунати, Савелли, Сан-Северино, а также мирян — Просперо Колонна и Джироламо Туттавилью, сына кардинала д’Эстутвиля. Но римляне совершенно не расположены подражать ему в подобных проявлениях воинственности. Как только Колонна занимает город Остию, продовольствие прекращает поступать в город и начинается голод. Деревню заполонили дезертиры и грабители. Немногочисленные купцы, которые рискуют ехать в Рим, вынуждены собирать вооруженные караваны.

Видя бездеятельность своих подданных, папа обращается к живущим в городе иностранцам. Буркард и шесть его соотечественников пытаются объединить германскую нацию: собралось около двадцати человек, среди которых владельцы постоялых дворов Колокола и Ангела, пять башмачников, и один из них — сапожник Буркарда, хирург, цирюльник, слесарь и несколько торговцев. Миролюбивые ремесленники ничего не хотят делать без приказа начальников городской полиции. Но даже если бы и удалось их мобилизовать, то понятно, что они разбежались бы, едва завидев французов.

В середине декабря король вошел в Непи. Перед ним открываются ворота крепости Браччано, принадлежащей Орсини, поддерживающих папу. Александр отдает себе отчет в том, что всякое вооруженное сопротивление бесполезно. Он намерен укрыться в Гаэте. Его багаж собран, а лошади запряжены, когда вдруг 18 декабря он меняет свои планы. Послам Венеции и Испании удается убедить его, что если он оставит Святой престол, то рискует быть низложенным. Тогда он пытается использовать дипломатические пути. Срочно направляет к королю трех прелатов — Лионелло Кьерегато, епископа Конкордии, Хуана Фуэнтеса Салиду, епископа Терни, и Грациано де Вилланова, своего исповедника; вскоре к ним присоединится кардинал Сан-Северино, освобожденный Александром из тюрьмы, дабы показать, что папа не испытывает ненависти к друзьям Франции.

Прелаты умоляют Карла VIII отказаться от похода. Они заверяют его, что папа добьется от короля Неаполитанского выплаты дани в признание прав Франции; затем он созовет христианских государей, которые окажут Карлу военную и финансовую поддержку в крестовом походе; и тогда суверен сам сможет завершить великое заморское начинание, не опасаясь неаполитанского завоевания. Но короля эти доводы не убеждают. 19 декабря он снова напоминает о своих просьбах. Совершенно не собираясь сдаваться, Александр придумывает способ, который может ослабить французскую партию и, вероятно, заставит короля отступить. Он освобождает Просперо Колонну, дает ему заманчивые обещания, в частности, военный пост, приносящий 30 000 дукатов в год, затем отправляет в Остию с поручением сделать союзником Святого престола его брата Фабрицио, который вместе с французами и швейцарцами удерживает город.

Но как только Просперо оказывается вне пределов досягаемости Александра, он тут же забывает о том, к чему его принудили, и снова занимает место в армии своего брата. Остия, таким образом, перекрывает пути снабжения Рима продовольствием и становится плацдармом врагов папы Борджиа. Но французы неудержимо идут вперед. Маршал Рье занимает стратегически важный город Монтеротондо, его 5000 солдат переправляются через Тибр и занимают Лацио. Города Корнето и Чивитавеккья тоже оказываются в руках французов. И вскоре Буркард видит, как разведчики армии Карла VIII спускаются от Монте Марио к Тибру. Кардинал Раймон Перо, ставший другом Карла VIII, пытается захватить заставу Святого Павла. Он призывает население папских провинций хорошо встретить французов. «Он превозносил до небес, — пишет Буркард, — честность и справедливость и короля и его войск. По его словам, французы не возьмут ни курицы, ни яйца, ни вообще никакой мелочи, не заплатив».

Перо особенно усердствует, чтобы сделать союзницей Карла VIII немецкую нацию. Соотечественникам Буркарда он представляется их другом и напоминает, что свою кардинальскую должность он получил по рекомендации императора: «Я обратился к Всехристианнейшему королю с просьбой, чтобы его солдаты не наносили никакого ущерба ни чиновникам двора, оставшимся в городе, ни другим лицам, лишь бы только никто не поднял оружия против Его Величества и его войск».

Король подтверждает обещания кардинала. В письме, адресованном муниципальным служащим Рима, он обязуется гарантировать жителям безопасность. Хранители относят письмо в Ватикан. Александр получает доказательство миролюбивых намерений короля, прочитав приказ, данный капитанам Иву д’Аллегру и Луи де Линю, — о необходимости избегать возможных стычек с неаполитанской и папской армиями герцога Калабрии: подобное столкновение никоим образом не обеспечит поддержки римлян. Ведь они, с одной стороны, верят в снисходительность короля Франции, а с другой — охвачены паническим страхом: ведь все видели, как обрушилась крепостная стена как раз с той стороны, откуда ждали французов. Сознавая пораженческое настроение своих подданных, папа принимает разумное решение: он отсылает герцога Калабрии. В день Рождества, после торжественной мессы, он принимает в Ватикане герцога, одетого по-военному, в кирасе, со шпагой и кинжалом. Он долго с ним беседует, затем отпускает и благословляет. Они условились, что папа в любой момент сможет укрыться в королевстве Неаполитанском, где получит содержание в 50 000 дукатов, замок Гаэта и еще 10 000 дукатов для обеспечения безопасности принца Зизима.

Феррандино уезжает в тот же день. Он направляется в Тиволи, опустошая все на своем пути, чтобы французам не досталось ничего, кроме выжженной земли. Делегация кардиналов провожает его до самых ворот Рима. Среди них — Асканио Сфорца, только что освобожденный из тюрьмы. В качестве друга короля Франции он являлся гарантом того, что Карл VIII, верный своему обещанию, не будет преследовать арагонцев. Кардинал Монреальский Джанни Борджиа, другой член делегации, приветствует герцога у заставы Сан-Лоренцо, перед тем как отправиться в Браччано, где он должен обсудить с Карлом VIII условия его вступления в Рим.
Tags: Охота на Красного Быка
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Красного Быка” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments