roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВЛАСТЕЛИН АФРИКИ. ПОЕДИНОК С ЛЕОПАРДОМ

Когда Чаке исполнилось пятнадцать лет, стало заметно, что он приближается к половой зрелости. Следовательно, вскоре ему предстояло отправиться в королевский крааль Сепзангаконы, чтобы совершить церемонию, обязательную для всех подростков этого возраста, и получить от отца свой первый передник — умут-ша. Чака был чрезвычайно обрадован тем, что к этому времени он развивался уже совершенно нормально.
После первой ночной поллюции подросток покидал свою хижину до восхода солнца, тайком выводил из крааля весь скот и угонял его в вельд. Этим способом он публично заявлял о происшедшем.
После восхода солнца к нему присоединялись другие пастухи. Между тем его сестры и жившие по соседству девушки набирали побольше прутьев. Наступало и проходило время дойки, но ни одна корова не возвращалась с пастбища. Обнаружив это, взрослые собирали девушек и посылали их с прутьями в руках за коровами и нагим правонарушителем. В вельде между юношами и девушками, естественно, возникал бой — в ход шли палки и прутья. Вскоре девушки постарше брали верх над подростками и загоняли их вместе с коровами домой.

В краале подросток, достигший зрелости, получал от отца различные снадобья и воду, нагретую раскаленным докрасна топором. Затем нагой мальчик надевал умутша. После этого подростки и взрослые девушки задавали ему трепку, — так во многих наших школах встречают «новеньких». Далее следовали бесчисленные обряды, исключающие временную изоляцию, омовения и, наконец, пост.

В надлежащее время Чака отправился в крааль Сензангаконы и проделал все церемонии, связанные с наступлением половой зрелости. Но когда царственный отец преподнес ему умутша, он с презрением отбросил этот наряд. Всем своим поведением он вызвал всеобщую антипатию и вскоре был вынужден вернуться к матери.

Однако Чака по-прежнему таил в душе горькую обиду на э-лангени, травивших его как незаконнорожденного, и на всех, кто так несправедливо обошелся с его матерью, особенно на Сензангакону. Чака был полон твердой решимости возвеличить свою мать и тех, кто был к ней добр, и отомстить тем, кто оскорблял Найди и издевался над ним. Эта решимость подкреплялась железной волей, которая в свою очередь опиралась на исключительную физическую силу. Таков был Чака в пятнадцать с половиной лет.

Остальные пастухи очень не любили Чаку, особенно те, кто был старше его на год или на два, ибо он оставлял их позади в спорте и во всех других занятиях. К тому же он беззастенчиво и с великой легкостью захватывал руководство любым делом. Из тех же мальчиков, что были младше Чаки, одни обожали его как героя, а другие ненавидели за то, что он и от себя и от них безжалостно требовал дисциплины, неутомимости и энергии.

Около 1802 года в стране э-лангсни начался голод, и Найди не могла больше прокормить детей. Это бедствие известно у зулусов под наименованием мадлату-ле («Пусть каждый ест, что может, и помалкивает»). Люди ели плоды аронника и корни диких растений. Нандн с детьми отправилась в Мпалалу, где у истоков реки Аматикулу, с ама-мбедвени («подклан» г'вабе) жил человек по имени Гендеяна, которому она раньше родила сына — Нгвади. Ее встретили ласково, и некоторое время она со своими детьми жила у Гендеяны.

Для Чаки, которому уже исполнилось пятнадцать лет, в чужом краале не было подобающего места. Родичи со стороны отца и матери настаивали на его возвращении. По совету Нанди он отправился в клан Ц'унУ к Мац'ингваану — грозному соседу своего отца. Рассказывают — впрочем, сообщения об этом внушают сомнение, — что Сензангакона послал подарки вождю Ц'уну, чтобы тот нарушил закон гостеприимства и убил Чаку. Но вождь благородно отклонил его домогательства и уведомил Чаку, что не может больше ручаться за его безопасность.

Тогда Нанди отправилась с сыном к сестре своего отца, жившей в стране мтетва, ближе к побережью. В то время ни Чака, ни его мать не были важными лицами; напротив, их презирали как бездомных бродяг. Старейшиной округа, подчинявшегося Джобе, где они поселились, был Нгомаан, сын Мг'омболо из клана Злочени. Вскоре они познакомились с ним. Нгомаап ласково обошелся с Нандн и ее сыном, и Чака никогда этого не забывал. Здесь он жил, окруженный заботой, как в родном доме, и смог наконец отдохнуть душой.

Наиди пришла к мтетва около 1803 года, когда Чаке шел шестнадцатый год. «Шесть счастливых лет прожила она с сыном в спокойной обстановке, под лучами солнца, освещавшими жилища добрых мтетва». Чака вместе с другими юношами пас стада. Благодаря его необычайному росту, уму и энергии к нему относились как ко взрослому, и он теперь кроме умут-ша носил еще и ибетшу (передник такого же размера из мягкой кожи, закрывавший ягодицы). Кроме того, он приобрел несколько легких охотничьих ассегаев и щит из черной коровьей шкуры длиной около восемнадцати и шириной двенадцать дюймов.

Чака подолгу упражнялся в метании копий, пока не научился двумя бросками из трех пронзать на расстоянии пятидесяти ярдов пучок травы. Само собой разумеется, он из года в год принимал участие в излюбленной игре пастухов уку гваза инсема. Игроки старались пронзить копьем крепкий круглый клубень величиной с небольшой футбольный мяч. Его сталкивали по крутому склону, а вдоль него выстраивались мальчики с заостренными палками в руках, которые они метали как копья в быстро катящийся и подпрыгивающий клубень. Наловчившись в этой игре, мальчики успешно поражали копьями бегущих кроликов и мелких антилоп.

Чака вскоре стал пользоваться непререкаемым авторитетом среди своих товарищей — пастухов. Он особенно увлекался игрой инсема и палочными боями, которые напоминают те, что распространены в Англии, с той лишь разницей, что зулусский юноша вооружен не одной, а двумя палками. Той, которую боец держит в левой руке, он отражает удары. Инсема и палочные бои вырабатывают снайперскую меткость, которой и добивался Чака. Ход поединков регулировался строгими правилами. Так, например, противникам запрещалось толкать друг друга, ударять по суставам пальцев, терять самообладание.

Больше всего Чаке нравились массовые бои соперничающих групп пастухов. Его группа была настолько дисциплинированна и натренированна, что вскоре он побил своих противников и создал союзы, давшие ему власть над остальными пастухами. Несмотря на деятельный и живой нрав, Чака порой уединялся и подолгу сидел, погруженный в мрачные раздумья или в мечты о завоеваниях и власти над целой империей.

В то время страна зулусов еще изобиловала всеми теми дикими зверями, какие водятся в Африке. На мелкий скот нередко нападали леопарды. С помощью собак пастухи старались загнать хищника в пещеру, заросли или на дерево. Если поблизости оказывались мальчики, их посылали за взрослыми мужчинами. Те прибегали с копьями, прихватив еще собак. Нередко леопард погибал после яростной схватки, покалечив не одного пса и ранив нескольких охотников.

Когда Чаке исполнилось девятнадцать лет, ему довелось участвовать в облаве на леопарда, который забрался на дерево. Юноша не стал ждать появления взрослых, а с двумя метательными копьями и тяжелой палицей подобрался к хищнику на расстояние пятнадцати ярдов. Сверкая глазами, леопард рычал на собак, прыгавших под деревом. Первое копье Чаки попало хищнику в бок, но нe затронуло его сердце. Леопард спрыгнул с дерева и с характерным ворчанием бросился на Чаку. Собаки ни на шаг не отставали от зверя, но только смерть может остановить разъяренного леопарда. Чака хладнокровно переложил второе копье в левую руку, а правой охватил свою тяжелую палицу. Еще мгновение — и леопард налетел грудью на копье, наставленное недрогнувшей рукой. Другой рукой Чака со всего размаху ударил леопарда палицей по голове и в один миг покончил со зверем.

Когда на место происшествия прибежали взрослые охотники, они не поскупились на похвалы и решили, что Чака должен сам отнести шкуру старейшине Нгомаану для передачи королю, — шкуры убитых леопардов считались его собственностью.

Нгомаан, очень любивший умного и энергичного юношу, в знак особого благоволения подарил ему корову. Это была первая собственная корова Чаки, и он с гордостью погнал ее домой, к своему приемному отцу Мбийе, который радостно поздравил его. Мбийя был единственным человеком, относившимся к Чаке по-отечески, за что юноша платил ему глубоким уважением. Мбийя несомненно повлиял на Чаку — в этом мы убедимся в дальнейшем.

К двадцати одному году рост Чаки — достиг шести футов трех дюймов. Его сильное, пропорционально сложенное тело состояло, казалось, из одних мускулов, сухожилий  и костей. Властная, исполненная достоинства осанка, блеск умных глаз говорили о том, что у зулусов появился настоящий вождь.

Хотя Чака был чрезвычайно энергичным и деятельным юношей, он много времени проводил в одиночестве, то предаваясь мечтам, то погружаясь в мрачные раздумья. Гордый дух Чаки, не мог примириться с бедностью, его одолевало желание отомстить своим прежним мучителям и наградить тех, кто был добр к нему и к Найди.
Tags: Чака Зулу
Subscribe

Posts from This Journal “Чака Зулу” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments