roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ. ОБОРОНА ШАНХАЯ

Укрепляя оборону города, повстанцы соорудили внутри городской стены вторую земляную насыпь и вырыли внутренний ров. Вокруг стен города и перед другими оборонительными сооружениями были подготовлены волчьи ямы — некоторые из них были очень большими и со множеством острых бамбуковых кольев на дне. Эти ямы, если принять во внимание матерчатую или плетёную обувь сражавшихся, представляли грозную опасность для тех, кто попадал в них.

Самыми же коварными и опасными были небольшие ямы, примерно 30 см в диаметре, в которых бамбуковые колья были вбиты в стенки и направлены остриями наискось ко дну ямы, так что любой, кто ступал ногой в такую яму, неизбежно попадал в ловушку. По сути, эти ловушки абсолютно идентичны ловушкам, спустя век успешно применявшимся вьетнамскими партизанами против американских оккупантов – сохранилось немало фотографий этого крайне «дешёвого и сердитого» оружия.

Весьма хитроумным образом использовались дома, находившиеся на внутренней линии оборонительных сооружений, за крепостной оградой. В их побелённых снаружи стенах были проделаны бойницы, прикрытые листами белой бумаги с таким расчётом, чтобы, приподняв такой лист, можно было просунуть мушкет и выстрелить. Когда же оружие убиралось внутрь, бумага вновь прикрывала бойницы, делая их незаметными с большого расстояния для внешнего наблюдателя.

Укрепление обороны, оснащение воинов оружием и боеприпасами, снабжение продовольствием и т. п. — всё это требовало от повстанцев значительных материальных и денежных затрат, источники которых в условиях осады были очень ограниченными. Поэтому усилия руководителей восстания были направлены на изыскание денег в самом городе. Помимо довольно крупных сумм серебра, захваченных в хранилище и управлении даотая (цинского главы города), были изъяты значительные суммы, принадлежавшие шанхайским банкам. С каждого ломбарда, которых в торговом Шанхае было немало, повстанцы взимали заём по 300–400 серебряных долларов.

Лидеры восстания попытались получить денежные средства и у иностранцев. Они просили их пожертвовать в пользу восстания или хотя бы дать взаймы миллион долларов! Но настойчивая просьба осталась без ответа, ибо новая власть в Шанхае иностранцами официально не признавалась.

Как и в других занятых повстанцами городах, в Шанхае на нужды восстания взимались налоги с богатых домов. Когда повстанцам стало известно, что сумевшие сбежать из города богачи припрятали свои богатства в надежде на скорое возвращение, начались обыски и поиски спрятанных ценностей. Многие из подобных операций увенчались успехом.

Во время шанхайского восстания непосредственная близость к городу иностранного сеттльмента создавала благоприятную возможность для пополнения арсенала восставших иностранным оружием и различным снаряжением. Торговлей оружием и боеприпасами не брезговал никто — от высокопоставленных иностранных дипломатов до свергнутого «малыми мечами» шанхайского мэра-даотая. Последний вообще дошёл до того, что продавал оружие обеим воюющим сторонам, в чём ему успешно вторили столь же оборотистые иностранцы.

Например, 14 ноября 1853 года цинские солдаты были посланы с оружием на территорию английской концессии, чтобы предотвратить передачу английской фирмой трёх крупных орудий восставшим. В связи с этим последовало строгое предупреждение британского консула, который был вынужден предостеречь английских купцов от подобных сделок. Но такие запрещения почти не возымели действия, и торговля продолжалась. Закупку большей части иностранного оружия и снаряжения повстанцы осуществляли через примкнувших к ним иностранцев – несколько десятков авантюристов или дезертиров с европейских военных судов, которых было немало в Шанхае, пошли на службу к шанхайским атаманам.

В своём докладе императору в Пекин генерал-губернатор приморских провинций И Лян сообщал: «Злодеи и мятежники Шанхая покупают у иностранцев медные пороховые капсюли и ружья, которые могут быть использованы, даже несмотря на сильный дождь. Такие ружья действительно являются наиболее сильным оружием и особенно выгодны при дожде и ветре».

Далее генерал-губернатор просил у императора соизволения организовать закупку таких ружей у европейцев для цинских войск.

Шанхайские повстанцы в свою очередь не жалели денег для приобретения у иностранцев различных судов, пушек и снаряжения к ним. Однако первые несколько орудий были не куплены, а захвачены повстанцами в резиденции даотая. Это были пушки, недавно закупленные у иностранных купцов и предназначавшиеся для борьбы с армией тайпинов. Через американских коммерсантов к восставшим Шанхая попало даже несколько образцов такого суперсовременного по тем временам оружия, как револьверы Кольта. Видимо, это было первое появление данного оружия в руках китайцев.

Но даже при максимальных расходах повстанцам трудно было обеспечить все потребности в боеприпасах. Поэтому многое им приходилось производить самим. Так, артиллерийские бомбы они научились делать у одного канонира, дезертировавшего с британского военного судна. Эти бомбы калибром в 4 и 5 дюймов имели неправильную форму, их стенки были разной толщины. Но латунные взрыватели, которыми они снаряжались, по свидетельствам иностранцев, были сделаны довольно хорошо. Дистанция полёта таких бомб составляла 800–1200 м.

Научились повстанцы изготовлять и ядра, которые представляли собой отливки из железа или латуни весом 18–20 фунтов, грубо обработанные ковкой до шарообразной формы. Для изготовления 20-фунтового ядра сбитую в ком латунь помещали в форму для отливки, которую затем заливали свинцом или оловянным сплавом. Иногда в качестве сердцевины ядер использовался простой ком глины или камень, вокруг которого в форму заливали расплавленные олово или свинец. Маленькие четырёх- и шестифунтовые ядра делались из литого свинца. Когда оказывалось, что ядра слишком малы и не соответствуют калибру пушки, их просто обертывали в какое-либо тряпьё.

После европейских кремневых и капсюльных ружей самым эффективным стрелковым оружием в боях за Шанхай считался длинный мушкет, стрелявший 50-граммовыми пулями или, чаще всего, кусками железных прутьев, а то и просто мелким железным ломом. В русских документах XIX века этот девайс именуется «тайфур» – термин пришёл в Россию из Синьцзяна, где в государстве местных мусульманских повстанцев русские военспецы изучили и описали специальный отряд из тысячи «тайфурчи» (стрелков из «тайфура», пленных китайцев, принявших ислам).

Данное тяжёлое фитильное ружьё калибром 20–25 мм и длиной около 2 метров было принято на вооружение цинской армии в XVIII веке. Это тот самый некогда распространённый в Туркестане «карамальтук», чьё имя в ХХ веке в русском языке стало насмешливым синонимом безнадёжно устаревшего и нелепого стрелкового оружия. Но для гражданской войны в Китае тех лет длинный мушкет-«тайфур» оказался вполне действенным оружием.

При стрельбе «тайфур» обслуживался двумя бойцами. Один клал ствол ружья на своё плечо и плотно притягивал его при помощи жгута материи, другой стрелял. Более тяжёлые и длинные экземпляры «тайфура» обслуживались даже не парой – расчёт такого «тайфура» составляли 4 человека: один с фитилём, пулями и пороховыми зарядами в деревянных «патронах», другой с длинным шомполом и двое для переноски тяжёлого «карамультука». Двое последних составляли и живой «станок» при стрельбе из тайфура: один клал конец ствола на плечо, плотно притягивая его к себе жгутом материи, второй обеими руками прижимал сверху к плечу шейку приклада. Перед выстрелом эти двое несколько сгибали спины и выставляли вперёд правые ноги. В это время третий боец должен был прицелиться и при помощи тлеющего фитиля в руке произвести выстрел.

Из-за примитивности запального устройства и большого количества применяемого при стрельбе из тайфура некачественного пороха, по свидетельству очевидцев, лица многих стрелков-«тайфурчи» носили следы пороховых ожогов и многие из них при выстреле отворачивали лица. Понятно, что меткость такой стрельбы оставляла желать лучшего (впрочем, встречаются отдельные свидетельства и о весьма искусной стрельбе из таких ружей). Иногда при выстреле отдача сбивала живой «станок» с ног.

50-граммовая пуля тайфура при попадании имела впечатляющее действие, но ко второй половине XIX века, в эпоху нарезных казнозарядных винтовок, тяжёлый «карамультук» был уже явным анахронизмом. Тем не менее, это оружие было широко распространено в Поднебесной империи и числилось на вооружении цинских войск едва ли не до конца XIX века. Китайцы применяли его против англичан и французов в ходе опиумных войн, их огонь испытали на себе и русские войска при завоевании Средней Азии. Последние свидетельства об использовании в боях тайфуров относятся к началу XX века в Монголии и Тибете, а также к экзотически вооружённым (точнее, почти невооружённым) китайским партизанам периода японской оккупации 1937–45 годов…
Tags: Восстание тайпинов
Subscribe

Posts from This Journal “Восстание тайпинов” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments