roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЗАКОН МИРАНДЫ. ИСПАНИЯ В ОГНЕ

После Тильзитского мира с Россией, заключенного в 1807 г., Наполеон обратил свои взоры на Пиренейский полуостров, казавшийся ему крайне ненадежным флангом его континентальной империи. Особенно раздражала корсиканца Португалия, традиционно связанная с Англией. Он решил, завоевав Португалию, расчленить ее на несколько мелких княжеств. Испании была уготована несколько иная участь. Французский император намеревался посадить на испанский престол одного из своих многочисленных братьев, приобщив, таким образом, к своей империи не только Испанию, но и ее заморские владения.

В октябре 1807 г. Наполеон подписал с испанским правительством в г. Фонтенбло тайный договор о разделе Португалии, дававший ему право направить войска в эту страну через Испанию. Вскоре французские войска перешли Пиренеи и через северную Испанию вторглись в Португалию. Узнав об этом, лузитанский королевский двор в страхе погрузился на корабли английской эскадры, стоявшей в Лиссабоне, и бежал в Бразилию. Португалию оккупировали французские войска.

Расправившись с Португалией, Наполеон стал прибирать к рукам Испанию. Его войска, которыми командовал прославленный маршал Мюрат, сперва захватили север страны, а потом начали продвигаться к ее сердцу — Мадриду. Действия французов вызвали панику в правящей Испанией камарилье, видное место в которой играл любовник королевы Годой. По его совету королевская семья решила было последовать примеру португальского двора и бежать в заморские владения, однако этому не суждено было осуществиться. Народ столицы восстал, свергнул ненавистного временщика и заставил Карла IV отречься от престола в пользу своего сына. Последний, вопреки воле французов, объявил о своем восхождении на трон под именем Фердинанда VII и образовал в Мадриде правительство. Два дпя спустя Карл IV взял свое отречение обратно. Отец и сын, оба ограниченные, порочные и коварныe мракобесы, люто ненавидели друг друга, интересы народа были им совершенно чужды, их интересовало одно — как удержать в своих руках власть, обезвредив своего соперника. Оба они искали «защиты» у французов, подхалимничали и пресмыкались перед Наполеоном, кото^, рый не преминул воспользоваться в своих целях интригами этих ничтожных властителей Испании. Якобы для ула, живания возникших в испанской королевской семье споров Наполеон вызвал в Байонну — французский город нач границе с Испанией — сперва Фердинанда, а затем и его отца Карла IV с супругой.

Население Мадрида воспротивилось отъезду Карла, опасаясь, не без основания, как это подтвердили дальнейшие события, что его отсутствием воспользуются французы для захвата всей территории страны. 2 мая в Мадриде началось восстание, свирепо подавленное войсками Мюрата, который под охраной отправил Карла IV и членов его семьи в Байонну. Вслед за этим Мюрат подчинил себе испанскую правительственную хунту и объявил себя наместником высланного во Францию короля.

Между тем в Байонне Наполеон разыгрывал как по нотам задуманный им фарс с участием испанских Бурбонов. Без особого труда он заставил Карла IV отречься от престола в свою пользу, а Фердинанда — отказаться от прав на престолонаследие. После этого Наполеон отдал испанскую корону своему брату Жозефу Бонапарту, которого провозгласили королем Испании собравшиеся в Байонне раболепные гранды.

Наполеон составил для Испании весьма куцую конституцию, устанавливавшую в стране конституционный монархический строй. Согласно этому документу, население американских колоний уравнивалось в правах с населением Испании. Это должно было послужить приманкой для креолов, жаждавших равноправия.

Конституция была безропотно принята грандами в Байонне, после чего новоиспеченный король Хосе I, как величали Жозефа, в сопровождении своей свиты направился в Мадрид, а члены испанской королевской семьи остались в качестве заложников во Франции.

Отделавшись от испанских Бурбонов, Наполеон счел испанский вопрос решенным. Однако он жестоко просчитался. Он не учел самого главного персонажа иберийской драмы — испанского народа, который ответил на действия французов всеобщим восстанием. Возникшие по всей стране патриотические хунты объявили беспощадную войну французским захватчикам. В Севилье образовалась Центральная хунта, взявшая на себя обязанности испанского правительства и признавшая королем Испании Фердинанда VII.

Одна из первых патриотических хунт, возникшая в Астурии, направила своих представителей в Лондон, где они были приняты членами английского кабинета. Англия обязалась оказать помощь испанским патриотам, выступившим против Наполеона.

Английское правительство заявило, что оно заключает мир с Испанией. Войска, подготовленные для экспедиции в Южную Америку, которыми командовал генерал Уэлсли, английский кабинет решил направить в Астурию, на помощь испанцам.

Миранда связывал большие надежды с происходившими в Испании событиями. Он считал, что Наполеон без труда овладеет всем Иберийским полуостровом, а затем попытается приобщить к своим владениям испанские колонии в Америке. Каракасец был уверен, что намечавшийся ход событий заставит Англию выступить в поддержку независимости колоний.

Континентальная блокада, провозглашенная Наполеоном, закрывала английским товарам доступ на европейские рынки и вынуждала английских купцов все чаще обращать свои взоры на испанские колонии. В 1807 г. в Лондоне вышла брошюра Уильяма Бэрка, озаглавленная «Южноамериканская независимость или эмансипация Южной Америки— слава и интерес Англии». Автор этой брошюры утверждал, что раз Наполеон закрывает перед Англией европейские рынки, то жизненные интересы народа и безопасность Англии требуют добиться открытия новых рынков для сбыта английских товаров. «Ясно,— отмечал Бэрк,— что ни в какой другой части света мы не можем добиться этого с такой легкостью и с такими осязательными результатами, как в Южной Америке» *. Бэрк призывал правящие круги Англии оказать Франсиско де Миранде энергичную помощь в его борьбе за независимость колоний.

Теперь же, когда Наполеон задумал покорить Испанию, английские деловые круги стали рассуждать иначе. Если Наполеон действительно завоюет Испанию, тогда испанские колонии все равно будут вынуждены открыть свои границы для английских товаров; если же корсиканец потерпит поражение, то Испания в благодарность за английскую помощь в борьбе с Наполеоном тоже будет вынуждена пустить Англию в свои заморские владения. Итак, с какой стороны ни смотри, для Англии выигрыш. Зачем же пускаться в освободительные авантюры в Южной Америке, весьма рискованные, как показал опыт Попэма и Миранды, не лучше ли подождать, пока фрукт созреет и сам упадет в кошелку Джона Була?

В июле 1808 г. в Венесуэлу явился французский эмиссар Ламон, которого весьма любезно принял генерал-капитан Касас. Это вызвало возмущение населения Каракаса, под давлением которого Касас присягнул Фердинанду VII. Ламон, так ничего и не добившись, вынужден был покинуть Венесуэлу и вернуться в Европу.

Вскоре видные представители креольской знати — члены кабильдо потребовали от Касаса создать правительственную хунту. Касас отдал приказ арестовать «бунтовщиков». Некоторые из креольских патрициев, среди них маркиз дель Торо, корреспондент Миранды, испугались и явились с повинной к генерал-капитану. Не желая порывать с креольской аристократией, Касас ограничился «отеческим» внушением. Брожение в Каракасе все же продолжалось. В особенности большую активность проявляли молодые креолы. Они тайно собирались, готовясь к более решительным действиям. Когда сведения о событиях в Каракасе дошли до Миранды, он сказал: «Если все это правда, то эти события благоприятствуют делу независимости нашей Америки».

В Буэнос-Айресе вице-король Линкере склонялся к поддержке Жозефа, чем вызвал большое недовольство местных испанских чиновников. Этим воспользовались креолы, которые под предлогом защиты Линьерса практически захватили власть в свои руки.

В Мексике вице-король Итурригарай присягнул Фердинанду VII, однако под влиянием патриотически настроенных креолов отказался признать власть Центральной хунты в Севилье. Он был свергнут испанскими легитимистами. Новые власти начали жестоко преследовать сторонников независимости.
В 1809 г. в кабильдо г. Боготы, столицы Новой Гранады, местный юрист Камило Торрес потребовал, чтобы колонии были представлены в Центральной хунте таким же количеством депутатов, как и Испания, и чтобы колониальные власти передали свои полномочия местным кабильдо. Торрес предупреждал, что отклонение этих требований неминуемо приведет к разрыву колоний с метрополией. Требования Торреса широко циркулировали среди жителей Новой Гранады и Венесуэлы.

В том же году в г. Чукисаке (Нагорное Перу, одна из провинций вице-королевства Ла-Платы) вспыхнуло антииспанское восстание. Его поддержало население провинциальной столицы Ла-Паса. Восставшие организовали патриотические хунты. Несколько позже восстали жители Кито — главного центра Эквадора. И там были свергнуты испанские власти и образована патриотическая хунта. Испанцам удалось с помощью войск потопить в крови эти первые открытые выступления сторонников независимости. В других колониальных центрах патриоты продолжали готовиться к решительным схваткам с колониальными властями.

Таким образом, были правы те креольские патриоты, которые, подобно чилийцу Бернардо О’Хиггинсу, утверждали, что Фердинанду VII будет трудно, находясь во французском замке, куда его поселил Наполеон, удерживать конец цепи, связывавшей колонии. По этой цепи Наполеон, сам того не желая, нанес первый удар, разорвали же ее уже сами патриоты.
Пока Миранда занимался пропагандистской деятельностью в Лондоне, в испанских колониях росла новая мощная волна освободительного движения. Сторонники разрыва с Испанией набирали силы и ждали только нового случая, нового благовидного предлога для открытого выступления против испанских колониальных властей.

Особенно напряженным было положение в Каракасе. Молодые креолы-мантуанцы уже несколько лет как конспирировали, готовясь к захвату власти. В начале 1810 г. в город прибыл из Испании священник Кортес Мадариага, чилиец, участник тайной патриотической ложи, действовавшей в Мадриде и находившейся в контакте с Мирандой. Кортес Мадариага имел прямое задание — помочь местным патриотам свергнуть испанский колониальный режим. В Каракасе, кроме того, довольно открыто действовали многочисленные английские и наполеоновские агенты, ходили слухи о подготовляемом местными рабами восстании. Все это создавало в городе атмосферу тревоги и неуверенности.
Tags: Закон Миранды
Subscribe

Posts from This Journal “Закон Миранды” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments