roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ МУШКЕТЕРОВ. ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА-II

Автор книги «Железная маска. Наконец разгаданная тайна» считает, что в 1680 году умер не Фуке, а его слуга Эсташ Доже, а экс-суперинтендант финансов занял его место в одиночной камере, которая с самого начала специально сооружалась не для какого-то слуги, а именно для такой подмены. Ничто вроде бы не противоречит этой версии. По крайней мере, нет никаких письменных документов, удостоверяющих смерть и погребение Фуке, отсутствует даже официальный акт вскрытия его тела. Запечатанный гроб якобы с телом Фуке был выдан его сыну лишь через двадцать пять дней после смерти, и к этому времени нельзя было даже и думать об открытии гроба.
А еще есть авторы, которые утверждают, что под железной маской скрывался английский король Карл I, вместо которого был публично обезглавлен совсем другой человек. Подобная версия явно относится к разряду вымыслов. Да и зачем было Людовику XIV держать в темнице «спасшегося» Карла I? Ответить на этот вопрос, разумеется, невозможно. К тому же, если следовать этой версии, Карл I должен был отличаться завидным долголетием, ибо ко времени смерти «Маски» ему должно было быть уже сто три года.

Кого только еще не подставляли под эту «Маску»: и английского герцога Монмаута, поднявшего восстание против Иакова II и казненного после разгрома повстанцев; и армянского патриарха Константинополя и Иерусалима по имени Аведик, которого тайно схватили и доставили во Францию стараниями иезуитов. Один автор с особенно развитой фантазией назвал даже имя Мольера! Великий писатель якобы не умер в 1673 году, как это принято считать, а был по наущению все тех же иезуитов, ненавидевших автора «Тартюфа», заключен в тюрьму.

Однако самой нелепой версией можно считать утверждение о том, что «Железная Маска», будучи настоящим наследником престола, на острове Сент-Маргерит успел тайно жениться на дочери одного из тюремных стражников, а рожденный от этого необычного брака мальчик был доставлен на Корсику и именно он стал прямым предком Наполеона Бонапарта.

И в наши дни по-прежнему бытуют версии о принце-близнеце или каком-либо другом родственнике Людовика XIV. Всего, кстати, с середины XVIII века и до наших дней ученые Франции, Италии, Великобритании и других стран, пытаясь раскрыть тайну «Железной Маски», выдвинули более полусотни «кандидатов» на роль таинственного узника, и, надо сказать, почти все «соискатели» обладают примерно равными шансами в этом увлекательном «соревновании».

Вот, например, одна весьма распространенная трактовка событий: «Железная Маска» — это итальянский граф Маттиоли. Эту версию впервые высказал в 1770 году барон Хейс в письме в «Журналь энсиклопедик», и эта точка зрения была потом подтверждена многими исследователями. В частности, версия Хейса защищалась в опубликованной в 1825 году монографии Жана Делора и еще в некоторых работах. Среди них особое место принадлежит книге Мариуса Топена «Человек в железной маске», напечатанной в Париже в 1870 году, в которой впервые был опубликован ряд важных документов, в том числе письма господина де Сен-Мара.

Кто же такой был граф этот граф Маттиоли и что послужило причиной его таинственного заключения? Он родился в 1640 году в Болонье. Со временем он стал первым министром герцога Мантуанского и оказался втянутым в политическую игру, которую великие державы той эпохи вели в богатой, но раздробленной Италии. При содействии графа был заключен тайный договор между Мантуей и Францией, согласно которому за солидное вознаграждение Людовику XIV уступались несколько стратегически важных пограничных крепостей. За эту сделку лично Маттиоли получил весьма крупный куш, но ему захотелось получить еще больше, и он нарушил тайну сделки, рассказав о ней заинтересованным правительствам Савойи, Испании и Австрии. Этим он предал интересы Людовика XIV и поставил его в весьма неловкое положение.

Французский король был очень тщеславным, самолюбивым и гордым человеком, поэтому вряд ли стоит сомневаться в том, что он не простил подобного. Маттиоли похитили (это было важно сделать не только для мести изменнику, но и для того, чтобы вырвать из рук Маттиоли секретную переписку, компрометировавшую французское правительство), и несколько десятилетий он пробыл в тюрьме крепости Пиньероль. Там он якобы дважды безуспешно пытался подать о себе весть: один раз он попробовал подкупить тюремщика дорогим перстнем, в другой раз написал о своих злоключениях на подкладке камзола, который должны были отдать в стирку. Может быть, отсюда и родились легенды о выброшенной в окно камеры сорочке и о сообщении, будто бы нацарапанном на серебряной тарелке?

Через несколько десятилетий после смерти Маттиоли всесильная фаворитка Людовика XV маркиза де Помпадур настояла на том, чтобы король приказал произвести расследование. Позднее Людовик XV сказал, что человеком в маске был «министр одного итальянского принца». Одна из фрейлин королевы Марии-Антуанетты сообщает в своих «Мемуарах», что по просьбе жены Людовик XVI расспросил о «Маске» одного из приближенных, хорошо помнившего начало века. Тот указал, что ею являлся один опасный итальянский интриган, подданный герцога Мантуанского.
Вроде бы доказательств вполне достаточно. И все-таки… Неясно лишь одно — ради чего королю понадобилось бы скрывать лицо заключенного итальянца под железной маской? Загадкой остается и то, зачем французскому королю нужно было так долго держать в заточении похищенного министра иностранного государства, раскрытие тайны которого грозило ему международным скандалом? Как известно, во все времена существовали более кардинальные и менее опасные способы устранения людей, насоливших сильным мира сего.

С другой стороны, «раскрытия тайны» можно было и не опасаться вовсе, ведь об аресте Маттиоли было известно. Никаких протестов со стороны герцога Мантуанского не последовало, ибо он, как и Людовик XIV, тоже был обманут своим первым министром. А разговоры обо всем этом и так велись вне зависимости от того, насколько строго соблюдалась тайна пребывания узника в различных тюрьмах Франции. В этих условиях столь суровая судьба пленника могла объясняться лишь преувеличенной мстительностью и злопамятностью Людовика, которым слишком часто управляло минутное настроение.

Кстати сказать, к моменту, когда граф Маттиоли якобы пополнил контингент государственных преступников, содержавшихся в Пиньероле, там давно уже находился Николя Фуке. До последнего времени полагали, что он умер в Пиньероле в 1680 году, но недавно стало известно, что король все же даровал свободу Фуке и разрешил ему пожить вместе с семьей и тот, упав на руки сыну, скончался от сердечного приступа. Похоронен он был в родовой усыпальнице, о чем есть запись в церковной книге.

И все же путь к возможному решению загадки «Железной Маски» должен проходить через изучение судеб узников, находившихся в крепости Пиньероль на границе Франции с Пьемонтом. В ней с 1665 по 1681 год комендантом и был де Сен-Мар, который, сбросив форму мушкетера (он был лейтенантом д’Артаньяна, отказавшегося быть надсмотрщиком), продолжал доказывать преданность королю не шпагой, а ревностным усердием в качестве начальника различных государственных тюрем. Вершиной его карьеры стало назначение в Париж на должность коменданта Бастилии.
Теоретически имя «Железной Маски» можно было бы вычислить, если бы были известны имена всех заключенных этой крепости. Однако это только теоретически. На практике же расследование осложняется тем, что большинство узников того времени назывались в документах не именами, а кличками или условными определениями (например, «узник, доставленный тем-то и тогда-то»).
О том, кто мог бы быть «Железной Маской», написана целая библиотека книг, в том числе и роман «Виконт де Бражелон» Александра Дюма. Но несмотря на то что этим вопросом занимались десятки ученых-профессионалов и деятелей культуры, «Железная Маска» так и осталась самым таинственным узником в истории. Удивительно, но на основе одних и тех же фактов и документов многочисленные авторы защищают различные, во многих случаях исключающие друг друга гипотезы и версии.

Граф Маттиоли был помещен в крепость Пиньероль 2 мая 1679 года. Кстати сказать, комендант крепости-тюрьмы де Сен-Мар и его непосредственный начальник — военный министр маркиз де Лувуа — вовсе и не делали из этого никакой тайны. В частности, 7 сентября 1680 года де Сен-Мар в письме к Лувуа сообщал о целом ряде столкновений, которые он имел с итальянцем, открыто называя его по фамилии.

В тот год, когда Маттиоли был доставлен в Пиньероль, там содержалось еще шестеро государственных преступников. Итальянец, следовательно, стал седьмым.
Далее события развивались следующим образом. Один из заключенных — бывший суперинтендант финансов Николя Фуке — умер в 1680 году, а на следующий год был освобожден еще один заключенный — граф де Лозен, капитан королевской гвардии, попавший в тюрьму за то, что грубо оскорбил фаворитку короля мадам де Монтеспан.

После этого в тюрьме осталось пятеро заключенных. Это были Маттиоли, Ла Ривьер (бывший камердинер Фуке, который после смерти хозяина был оставлен в Пиньероле), Дюбрей (разоблаченный двойной агент, продававший информацию одновременно и французам, и их противникам), один монах, имя которого до нас не дошло, и некий Эсташ Доже.

Что касается Дюбрея, то с ним было предписано обходиться без всяких церемоний и считать сумасшедшим. И похоже, он действительно постепенно сошел с ума от безысходности своего положения. Примерно то же самое можно сказать и о безвестном монахе. Таким образом, «Железную Маску» следует искать среди трех оставшихся заключенных, то есть это либо Маттиолли, либо Ла Ривьер, либо Эсташ Доже.

В мае 1681 года де Сен-Мар был назначен комендантом форта Экзиль, расположенного в Альпах в нескольких десятках лье от Пиньероля. До этого Экзиль не был тюрьмой, но вместе с де Сен-Маром туда были переведены два заключенных, и для их приема в форте было проведено специальное переоборудование помещений в одной из башен. Отметим, что этих заключенных отправили из Пиньероля тайно, в сопровождении почти пятидесяти солдат.

Нам неизвестно точно, кто были эти двое арестантов. Известно лишь, что на новом месте в Экзиле на их пропитание тратилось столько же, сколько уходило на содержание тридцати солдат.
Логика подсказывает, что «человек в маске» должен был находиться в числе этой «двойки», ведь де Сен-Мар взял с собой заключенных, которых не считалось целесообразным доверять надзору нового коменданта, вероятно, чтобы не приобщать еще одно лицо к их тайне. Кроме того, именно к этим двум государственным преступникам было приковано повышенное внимание военного министра маркиза де Лувуа.

Через пять с половиной лет после переезда де Сен-Мара в Экзиль, в конце 1686 года или в начале 1687 года, один из двух узников, доставленных из Пиньероля, скончался. Предположительно это был Ла Ривьер. А вскоре де Сен-Мара вновь перевели на новое место королевской службы — он стал губернатором острова Сент-Маргерит, что отделен от Лазурного берега и города Канны проливом шириной в три километра. Оставшийся в живых заключенный также был отправлен вместе с ним. При этом на острове его разместили в комфортабельном помещении и под утроенной охраной.

В 1691 году умер маркиз де Лувуа, и пост военного министра был передан его сыну — маркизу де Барбезьё.

Тринадцатого августа того же года в первом своем письме к де Сен-Мару маркиз де Барбезьё предписал ему соблюдать прежние предосторожности в отношении заключенного, «чтобы никто его не видел и не знал о нем».

В этом письме, кстати, среди прочего упоминалось, что этот заключенный находится под надзором де Сен-Мара в течение уже двадцати лет. Это очень важный факт, который вполне может дать ключ к установлению личности томившегося в крепости человека.

Для этого вернемся опять к нашей «пятерке». Монах был доставлен в Пиньероль, по всей видимости, в апреле 1674 года, Дюбрей — в июне 1676, Маттиоли — в мае 1679, Ла Ривьер — вообще до 1680 года был не заключенным, а слугой заключенного. Наконец, Эсташ Доже был помещен в Пиньероль в 1669 году, иначе говоря, только он мог к 1691 году находиться под надзором де Сен-Мара в течение уже двадцати лет. У остальных этот срок был меньше (у монаха — семнадцать лет, у Дюбрея — пятнадцать, у Маттиоли — двенадцать лет). Если бы речь шла, например, о Маттиоли, то двенадцать лет и двадцать лет — это слишком большая разница, чтобы допустить возможность ошибки со стороны маркиза де Барбезьё.

В сентябре 1698 года де Сен-Мар был переведен в Париж на должность коменданта Бастилии. В 1789 году, после взятия Бастилии и обнародования ее архива, было установлено, что де Сен-Мар прибыл на это новое место службы в сопровождении привезенного с острова Сент-Маргерит заключенного, на которого тут же было приказано надеть маску из черного бархата (кстати, сведений о том, что он носил ее ранее, нет).
Tags: Вселенная мушкетеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная мушкетеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments