roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ДЕЛО О СИЦИЛИЙСКОЙ ВЕЧЕРНЕ. АРАГОНСКАЯ ДИНАСТИЯ

Резня в Палермо и доблестная оборона Мессины были заслугой одних лишь сицилийцев. Но их восстание было результатом большого заговора. Возможно, они получали оружие из Генуи и Арагона; золото они, несомненно, получали из Византии – но сражались сицилийцы в одиночку. Страстная ненависть к угнетателю пока питала их силы. Но будущее оставалось туманным. В Мессине Карла удалось остановить, но не сокрушить – он еще мог рассчитывать на подкрепление. Ожидались еще корабли из Венеции. Французские рыцари под предводительством графа Алансонского вот-вот должны были отправиться в Италию. Папа отказался поддерживать восстание. Чтобы предотвратить повторное завоевание Сицилии Карлом, была необходима помощь из-за границы, и король Арагонский, чья жена могла заявить свои наследные права, а армия находилась неподалеку, был как раз тем человеком, который мог помочь мятежникам.
Но король Педро был почти так же амбициозен, как король Карл. Каждый из них выстроил свою систему военных союзов, и, когда они столкнулись, война приняла слишком широкие масштабы, чтобы кто-то из участников долго помнил об интересах одной лишь Сицилии. Высадившись в Трапани, король Педро и его армия двинулись в Палермо, а флот последовал за ними вдоль побережья. Педро прибыл в Палермо 2 сентября. Он хотел, чтобы его короновали как короля Сицилии сразу же. Но архиепископ Палермский умер, а архиепископ Монреальский бежал, будучи сторонником французов. Таким образом, Педро был лишь провозглашен королем в присутствии коммуны 4 сентября. В ответ он торжественно пообещал соблюдать права и свободы сицилийцев, как было при короле Вильгельме Добром. Затем Педро призвал всех здоровых мужчин Палермо и Западной Сицилии вступить в его армию и пойти вместе с ним освобождать Мессину. Несколько дней спустя он не спеша двинулся на восток через Никозию и Троину к центру острова, а флот неотступно следовал за ним вдоль северного побережья. Педро уже отправил двоих послов, Педро де Керальта и Родриго де Луна, к королю Карлу — потребовать, чтобы тот покинул остров.

Карл узнал о высадке Педро лишь через несколько дней. Двое кармелитов видели арагонских послов в Никозии, на островной дороге из Палермо в Мессину, и узнали об их миссии. Монахи поспешили обратно к Карлу с этим известием. Жители Мессины пока ничего не знали, и общий штурм, назначенный Карлом на 14 сентября, было попыткой подчинить город, пока горожане не узнали, что союзник уже на подходе. Условия заключения мира, предложенные Карлом Аламо сразу же после неудачного штурма, были также попыткой решить дело до того, как станет известно о вторжении арагонских войск.

Послы Педро предстали перед королем Карлом 16 сентября. Карл принял их не очень учтиво и ответил им не сразу. Послам было велено вернуться на другой день. Они воспользовались освободившимся временем, чтобы подойти как можно ближе к стенам Мессины и крикнуть, что их король Педро — уже в Палермо. Их приняли за провокаторов, и никто им не поверил, кроме низложенного капитана, Балдуина Мюссоне. Он пробрался наружу через линию вражеской осады, чтобы присоединиться к Педро Арагонскому и снискать королевское расположение раньше, чем это удастся его сопернику, Аламо. Мюссоне был остановлен какими-то крестьянами, которые и привели его обратно в город. Горожане были в ярости. Его хотели растерзать как дезертира, и Аламо пришлось взять Мюссоне под стражу, чтобы спасти ему жизнь. Мюссоне был заключен в темницу вместе с неким Федерико Фальконио, который вел пораженческие речи. Судье Энрико да Паризи и трем его друзьям повезло меньше. Их заподозрили в предательских переговорах с врагом и спешно казнили.

Карл, прежде чем дать ответ посольству, выслушал мнение своих советников. Он узнал, что войско Педро огромно, в особенности — его флот. Карл же не мог полностью положиться на свою эскадру: наемные команды были ненадежны, а генуэзцы даже открыто братались с сицилийцами. Он не хотел попасться в ловушку в Мессине, что непременно случилось бы, если бы путь к отступлению через пролив перекрыли бы арагонские корабли. Не хотел он также вступать в решающий бой, пока не подоспели его французские союзники. Среди всех советников Карла самым инициативным оказался Томмазо д'Ачерра. Он был сыном одной из внебрачных дочерей Фридриха II, а потому был на подозрении у короля; но теперь Карл был готов ему поверить. Томмазо заявил, что было бы лучше дожидаться подкрепления на сильной позиции на другом берегу пролива, в материковой Италии; сицилийцы вскоре устанут от арагонцев — тогда можно будет снова нанести удар по острову, предпочтительно — в более слабой точке, чем Мессина.

Когда Карл снова встретился с арагонскими послами 17 сентября, он дал им расплывчатый ответ, сообщив, что не признает притязаний Педро на Сицилию, но при этом упомянул о том, что готовится уводить свои войска с острова, хотя не обещает, что не вернется однажды без предупреждения. Неделю спустя, обнаружив, что его двусмысленный ответ не помешал Педро неспешно продвигаться к Мессине, Карл начал переправлять свою армию и осадные орудия через пролив в Калабрию. К тому времени мессинцы узнали об арагонском вторжении. Генуэзский купец, своими глазами видевший короля Педро на острове, добрался до Мессины и сообщил новость Аламо. Горожане возликовали и, увидев, что неприятельская армия готовится свернуть лагерь и погрузиться на корабли, начали делать вылазки. Не вся армия успела эвакуироваться до подхода арагонского авангарда. В панике военачальники Карла Анжуйского смогли погрузить большую часть своих солдат на транспортные корабли, но некоторые остались и были убиты; было также брошено огромное количество вооружения и других трофеев.

Король Педро совершил триумфальный въезд в Мессину 2 октября. Он не спешил на пути из Палермо. Как и король Карл, он не хотел вступать в решительное сражение, а, напротив, стремился дать анжуйской армии время переправиться в Калабрию, чтобы без боя заполучить весь остров. Педро не был уверен, что настроения сицилийцев останутся неизменными, но прекрасно понимал, что его основное преимущество в глазах жителей острова — это его армия и его флот. Король Педро пока не был готов рискнуть ни тем, ни другим, поскольку уже имел неутешительный опыт. Во время остановки в Милаццо к нему ночью явился старик в лохмотьях, представившийся как Виталис деи Джудичи из Мессины.

В свое время он был преданным другом короля Манфреда, после гибели которого потерял все и с тех пор жил как нищий, в отличие от большинства сицилийских сеньоров. Против их непостоянства старик как раз настоятельно и предупреждал короля. Он сказал Педро, чтобы тот в особенности остерегался Аламо да Лентино, отважного капитана Мессины, который уже предал сначала короля Манфреда, а затем короля Карла. А еще хуже, чем Аламо, была его жена Махальда и ее отец Джакомо да Скалетта. Король Педро ответил весьма резонно, что его цель — завести друзей на Сицилии, а не оскорблять сицилийцев подозрительностью и обвинениями в прошлых преступлениях. Предостережение мстительного старика лишь подвигло его на следующее утро объявить амнистию всем политическим преступникам.

На следующий вечер король наверняка вспомнил того старика. Педро собирался провести ночь в деревне Санта-Лючия, расположенной в двух милях от Милаццо, и обнаружил, что там его поджидает та самая синьора Махальда. Он уже встречался с ней двумя днями раньше в Рандаццо на северных склонах Этны, когда остановился, чтобы поприветствовать делегацию, прибывшую из Мессины с известием о том, что король Карл покинул остров; а Махальда прибыла туда из Катании и привезла с собой ключи от города. Она решила, что ей вполне подойдет место королевской любовницы, и теперь пыталась реализовать свой план. Король Педро провел вечер, чувствуя себя весьма неловко. Он спасся только подробным рассказом о своей преданности королеве Констанции. Это был не тот аргумент, который мог понравиться Махальде. С этих пор она не скрывала своей ревности к королеве и стала использовать свое влияние на собственного мужа, Аламо, чтобы втянуть его в интриги против арагонской династии.

На тот момент Аламо был непреклонен. Он приветствовал Педро в Мессине и передал городское ополчение под командование короля. Сицилийцы и арагонцы отнеслись друг к другу по-братски и, полные воодушевления, отправились грабить калабрийское побережье. Отступление Карла было таким поспешным, что у него не хватило времени на ремонт кораблей. Карл встал лагерем в Реджо, пытаясь восстановить свое войско в ожидании союзников из Франции. Он не успел атаковать арагонцев до того, как последние корабли их эскадры прибыли наконец в Мессинскую гавань 9 октября. Два дня спустя несколько кораблей анжуйца пытались выскользнуть из порта Реджо, чтобы плыть в Неаполь. Арагонцы отправились в погоню, и тогда Карл приказал своему основному флоту атаковать. Однако его эскадра была оттеснена обратно в гавань Реджо с тяжелыми потерями, в числе которых были и две галеры, нанятые в Пизе. 14 октября состоялся второй морской бой, у Никотеры, где-то в тридцати милях к северу от пролива. Арагонцы, несмотря на то что численностью уступали противнику, сумели захватить двадцать одну груженную вооружением галеру, плывшую из Неаполя.

Короля Педро эти успехи вдохновили, и он задумал высадить свои войска на материк. Он полностью контролировал Сицилию и — по крайней мере, на тот момент — господствовал на море. В конце октября солдаты Педро сошли на берег возле Никастро, на самом узком участке Центральной Калабрии, и заняли перешеек между Тирренским морем и заливом Таранто, таким образом отрезав Реджо и армию короля Карла от остального материка. Правда, это была не очень эффективная блокада. Карл Хромой, князь Салернский, с шестью сотнями рыцарей из Франции сумел войти в Реджо в начале ноября, и графы Алансона и Артуа последовали за ним месяц спустя. Карл доверил защиту области двоим своим лучшим французским военачальникам, Бертрану Артю и Понсу де Бланкефору, вместе с влиятельным итальянским магнатом, Пьетро Руффо, графом Катандзаро. Талантливые полководцы, они хорошо выполнили возложенную на них задачу и с помощью подкреплений, полученных из Франции, не дали арагонцам упрочить свои позиции.
Tags: Дело о Сицилийской вечерне
Subscribe

Posts from This Journal “Дело о Сицилийской вечерне” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments