roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ ФЛИБУСТЬЕРОВ. ПОВЕЛИТЕЛИ МОРЕЙ

Пиратский корабль должен был быть небольшим и быстроходным, чтобы догнать врага или, наоборот, оторваться от преследования, маневренным и простым в управлении, чтобы часть команды могла перейти на захваченное судно. Во время плавания подводная часть корабля быстро обрастала морскими моллюсками, что снижало его скорость и майевренность. Кроме того, моллюски постепенно разрушали древесину, ставя под угрозу саму жизнь моряков. Военные и торговые суда могли воспользоваться сухими доками в портах, чтобы очистить корабль от морских паразитов, но пираты не имели такой возможности: появись они там, их бы сразу арестовали. В открытом море очистка также была невозможна, ведь надлежало обработать подводную часть судна. Поэтому для очистки корпуса выбирали небольшой, защищенный от волн и посторонних взглядов залив, неглубокий и с пологой песчаной отмелью.
Во время прилива пираты подходили как можно ближе к берегу, максимально облегчали судно, а затем заводили его на отмель. Во время отлива корабль кренговали — заваливали на бок с помощью блоков и канатов, и вся команда рьяно принималась за очистку и ремонт его подводной части. Отдирать моллюсков было тяжело и утомительно, но работать приходилось без перерывов, так как время было ограниченно, к тому же, оставшись без средства передвижения, пираты были совершенно беззащитны. (Именно во время кренгования попали в плен многие флибустьеры, например команда капитана Лоутера.) Отодрав ракушки, матросы под руководством плотника заменяли подгнившие и разъеденные доски и по возможности покрывали днище корабля краской, которая могла на некоторое время сдержать рост моллюсков. Закончив с одним бортом, корабль с помощью тех же блоков переворачивали на другой, и работа продолжалась до прилива. Иногда кренгование проводили в два этапа: сначала ремонтировали и чистили один борт и спускали судно на воду, а во время следующего отлива повторяли процедуру с другим бортом.

Кораблей, изначально предназначенных для корсарских набегов, не существовало, а до XVII века военные и торговые суда практически не отличались друг от друга. В XVII столетии во Франции был принят закон, гласивший, что корсары обязаны использовать корабли водоизмещением менее 300 тонн, а на деле они были еще меньше: в 1660–1671 годах водоизмещение самых больших флибустьерских судов не превышало 150 тонн, обычно это были флагманские корабли с отрядами для десантирования на сушу. Но со временем флибустьеров становилось больше, а кораблей в их распоряжении — меньше, что побуждало их использовать более крупные суда. Основными типами кораблей, ходивших под пиратским флагом, были барка, галиот, пинк, кеч и галеон, а также бригантина и фрегат.

Плоскодонный галиот — небольшое судно водоизмещением от 15 до 30 тонн, оно могло ходить и под парусами, и на веслах. Галиотами или полугалерами иногда называли еще пироги — усовершенствованные испанцами весельные лодки, на которых нападали на своих врагов воинственные индейцы-караибы, населявшие Гаити, Антильские (Караибские) острова и северную часть Южной Америки. Испанцы снабдили пироги мачтами и парусами и тоже устраивали на них боевые вылазки — из Кампече и с Кубы. Длина такой пироги была чуть менее 30 метров, она могла взять на борт 120 человек.

Длина барки составляла не более 16 метров, у нее были только одна мачта и длинный бушприт, два паруса (фок и большой косой парус) можно было поднять и спустить, не взбираясь на мачту. Маневренность и небольшое водоизмещение (не больше 50 тонн) делали ее идеальной для каботажного плавания. В среднем она могла взять на борт 40 человек и четыре пушки. Испанцы иногда называли суда такого типа шаландами, англичане — шлюпами.

В Средиземном море была популярна тартана (в переводе с итальянского — «маленькое судно»). Тартаны для каботажных перевозок имели одну мачту, высокие борта, косой парус и бушприт с двумя-тремя кливерами. К XVIII веку тартана превратилась в легкий боевой корабль с одной палубой, двумя мачтами, несущими косые паруса, и несколькими пушками.

Усовершенствованным видом барки стал кеч, появившийся примерно в середине XVII столетия. Для его конструкции характерны короткий бушприт, несущий по меньшей мере один треугольный парус, ступенчатая грот-мачта, несколько сдвинутая к корме, и бизань-мачта с косым латинским парусом. На грот-мачте были квадратный нижний направляющий парус и прямой марсель; в более поздних вариантах над ним стоял также прямой брамсель. Корпус имел приземистую форму с изогнутым носом и круглой кормой. Добавление изначально одномачтовому кораблю бизань-мачты улучшало его мореходные качества, делало более управляемым при сильном ветре и в ненастье. Это позволило кораблям такого типа выйти за пределы прибрежных вод и стать настоящими глубоководными парусниками.

Оригинальная конструкция кеча по мере развития дала начало трем вариантам этого вида кораблей: торговый кеч, орудийный кеч и бомбардирное судно (последний вид пираты практически не использовали, поскольку не испытывали особой нужды в длительных артиллерийских обстрелах вражеских фортов). В среднем экипаж на торговом кече насчитывал две дюжины человек. Небольшие торговые кечи легко маневрировали в гаванях всех размеров и глубин, загружая и выгружая товары прямо на пирс. Кроме того, маленькими кечами было легче управлять, чем большими. Торговые кечи использовались многими странами в Карибском море и на трассах между Карибами и обоими американскими континентами для перевозки съестных припасов.

Но пираты совершали не только каботажные плавания, им доводилось даже уходить в кругосветки, как Фрэнсису Дрейку, а чтобы чувствовать себя уверенно на бурных просторах Атлантики, нужны были более надежные суда, чем плоскодонные пинки.

Мореходные качества каравеллы ставили ее много выше других судов, использовавшихся в XV веке. Скорость ее хода достигала 14–15 узлов. По свидетельству одного моряка, современника Колумба, «каравеллы отлично лавировали, поворачиваясь к ветру то одним, то другим бортом, как будто у них были весла». Легкость и маневренность каравелл имели особое значение в условиях океанских плаваний у неизвестных или слабо обследованных берегов. Каравеллы отличались легкостью и маневренностью. Большие трехмачтовые каракки с закругленными бортами были незаменимы в длительных океанских плаваниях

Первоначально каравеллы были однопалубными кораблями водоизмещением 50–70 тонн, длиной 15–25 метров, с тремя или четырьмя мачтами и косыми латинскими парусами. Их отличали высокие борта, глубокая седловатость палубы и наличие надстроек на носу и корме. Относительно высокие мачты и длинный бушприт позволили увеличить площадь парусов вдвое, что, естественно, положительно сказалось на скорости хода. Латинские паруса на косых реях грот-и бизань-мачты позволяли судам ходить круто к ветру. Только фок-мачта несла четырехугольный прямой парус.

Кроме того, каравелла обладала хорошей остойчивостью — качеством чрезвычайно важным, особенно если учесть, что ей приходилось выдерживать свирепые атлантические штормы. Впрочем, плавание на таких судах было далеко не комфортным. В 1893 году на одной из испанских верфей построили точную копию «Санта-Марии» Колумба и повторили на ней его поход. Бортовая и килевая качка была настолько сильна, что матросы в форпике не могли сомкнуть глаз. Даже при обычном для Атлантики волнении мачты и деревянные крепления корпуса беспрестанно скрипели и стонали, деревянная морская фея на носу корабля шаталась и раскачивалась и даже хорошо закрепленные предметы обретали подвижность. Это объяснили коротким килем и глубокой осадкой судна.

В первой половине XVI века крупнейшим судном, применявшимся для военных и торговых целей, была каракка. Она была оснащена тремя мачтами, имела до трех палуб, развитые надстройки на носу и на корме и была рассчитана на длительные океанские плавания. Ее обшивка выполнялась вгладь, борта были закруглены и немного загибались вовнутрь — это до некоторой степени затрудняло абордаж На каракке впервые были оборудованы пушечные порты; орудия (на торговых судах — 10–12, на военных — от тридцати до сорока) размещались в закрытых батареях. Каракки, обладавшие водоизмещением до 800–850 тонн и вмещавшие до 1200 человек, были тяжелыми на ходу и обладали плохой маневренностью, однако единственным судном, возвратившимся из кругосветного путешествия Магеллана, оказалась именно каракка — «Виктория».

В ходе эволюции каравелл и каракк появился галеон — наиболее совершенный тип парусного судна в XVI веке. Баковая надстройка у него была отодвинута назад и не нависала над форштевнем, как у каракки; кормовая надстройка, высокая и узкая, размещалась на срезанной корме. Она имела несколько ярусов, в которых были устроены жилые помещения для офицеров и пассажиров; с задней стороны ее украшали резьбой и балконами. Понижение носовой надстройки и удлинение корпуса привели к увеличению остойчивости и уменьшению волнового сопротивления, в результате чего получилось более быстрое и маневренное судно. Галеон обладал более обтекаемой формой, прямоугольной кормой вместо круглой и наличием на носу, ниже уровня бака, гальюна — свеса для установки носового украшения. Закругленная форма боков корпуса решала несколько задач: увеличивала грузоподъемность, повышала остойчивость, уменьшала кренящий момент, смягчала силу удара волн о борт (волна отражалась вверх) и затрудняла переход с судна на судно во время абордажа.

Водоизмещение галеона было порядка 500 тонн (хотя у манильских галеонов оно достигало двух тысяч тонн), число палуб составляло от двух до семи. Галеоны были более прочными и тяжеловооруженными судами, но при этом в постройке обходились дешевле, чем каракки. Корпус галеона обычно делали из дуба и других твердых пород дерева, рангоут — из сосны. Парусное вооружение состояло из трех — пяти мачт, передние мачты несли прямые паруса, задние — косые латинские. Длинный бушприт нес прямой парус блинд. Пушки (50–80) устанавливали не только на верхней палубе, но и вторым рядом — на специальной батарейной палубе, в закрытых портах. Для дополнительной защиты на вершинах мачт сооружали стрелковые марсы. Для стрельбы из мушкетов существовали специальные бойницы на галерее кормовой надстройки и верхних этажах носовой надстройки.

Галеоны, построенные в разных странах, отличались иногда весьма существенно, и это позволяло морякам распознавать врага или друга либо, наоборот, пускаться на хитрость, выдавая себя за союзника. Испанский галеон представлял собой военно-транспортный двухпалубный корабль с высокой кормой. Его длина достигала 40 метров, ширина — 16, вооружение состояло из пятидесяти — восьмидесяти орудий (одна пушка могла весить целую тонну), экипаж — из шестисот матросов и солдат. На галеонах перевозили ценные грузы из испанских колоний в метрополию, они развивали скорость до восьми узлов, в чем уступали пиратским шлюпам и шхунам: пираты атаковали неповоротливые суда под углами, недоступными для обстрела, и брали их на абордаж. Английские галеоны были меньшего размера. Например, «Пеликан» Фрэнсиса Дрейка имел всего 18,3 метра в длину и 5,8 метра в ширину, осадку в 2,45 метра, грузовместимость 100–150 тонн и был оснащен двадцатью двумя орудиями; его экипаж составляли несколько десятков человек. Зато на борту галеона «Адлер фон Любек» — флагмана военного флота Ганзы, построенного в 1566 году, — было восемь сотен моряков и две сотни солдат, вооруженных мушкетами; 22 пушки размещались на трех орудийных палубах.

В первой половине XVI века появился корабль, обладающий принципиально новыми свойствами и совершенно иным назначением, нежели его предшественники: его целью было уничтожение неприятельских боевых кораблей в открытом море артиллерийским огнем. Корабли этого типа стали называться линейными, так как они вели бой, находясь в кильватерной колонне (линии баталии). Первые линейные корабли, появившиеся в северных морях, а позже и в Средиземном море, были относительно невелики — водоизмещением 500–800 тонн — и вооружались пятьюдесятью — девяноста пушками мелкого и среднего калибра.

В XVI столетии у Испании, Англии и Франции имелось в общей сложности около шестидесяти линейных кораблей, причем более половины принадлежало Испании. В следующем веке к этой тройке присоединились Швеция, Дания, Турция и Португалия, а сами линейные корабли существенно подросли — иные уже имели водоизмещение до полутора тысяч тонн. Количество пушек осталось прежним — 50–80 штук, но теперь легкие орудия остались только на носу, корме и верхней палубе, на прочих палубах размещались пушки, которые стреляли ядрами весом в 24 и 48 фунтов (в те времена калибр орудий определялся весом ядер). Соответственно, и корпус стал прочнее — выдерживал 24-фунтовые снаряды.

Разные корабли имели разное число орудийных палуб (деков). По их количеству суда подразделялись на двух-и трехдечные корабли. Орудия более крупного калибра устанавливались на нижней палубе, а меньшего — на верхних деках. Каждая артиллерийская палуба имела свое наименование: самая нижняя называлась гондек, выше шли мидельдек, опердек и верхняя открытая палуба, на которой также устанавливалась артиллерия. Самая нижняя палуба, ниже гондека, называлась орлопдек. В отличие от других палуб она не имела сплошного постоянного настила и состояла из съемных решетчатых щитов или рам, уложенных на бимсы. Боеприпасы хранили в крюйт-камере, вход в которую разрешался только определенным членам команды.

На протяжении двухсот лет образцом хорошего линейного корабля оставался французский «Ла Куронн» («Корона»), построенный в 1636 году по распоряжению кардинала Ришелье. Его корпус был изготовлен из дуба, причем при постройке старались, чтобы форма ствола соответствовала форме той или иной детали судна, то есть изгиб волокон дерева соответствовал ее изгибу, что увеличивало прочность детали. На сооружение корабля длиной 70 метров и шириной 9,3 метра, с высотой бортов до верхней палубы 10,5 метра и водоизмещением 2100 тонн ушло около двух тысяч дубов, подвергшихся тщательной просушке. Высота грот-мачты составляла почти 58 метров. На трех палубах установили 72 пушки разного калибра. Отличительным признаком «Ла Куронн» была более низкая палуба, как у галеона, что позволяло установить на баке пушки с большей дальностью стрельбы. Нос украсили фигурой Геракла, убивающего лань. Корма была очень высокой, с тремя огромными сигнальными фонарями.

Англичане решили превзойти своих давних соперников, и уже через год со стапелей сошел «Повелитель морей». Он тоже имел три оружейные палубы, однако нижняя располагалась над самой ватерлинией, поэтому орудийные порты нельзя было открывать в штормовую погоду. Несколько уступая «Короне» по ходовым качествам, «Повелитель морей», бесспорно, превосходил ее по художественному оформлению. Весь орнамент, богатейшие украшения, носовая фигура и резьба были покрыты настоящим золотом, из-за чего корабль, участвовавший в англо-голландских войнах, получил прозвище «Золотая смерть». "Повелитель морей" оставался непотопляемым 60 лет, пока не сгорел в Чатеме в 1696 году… от свечи, не потушенной коком. Французы тоже принялись украшать свои корабли: «Солей Руаял» («Королевское солнце»), спущенный на воду при Людовике XIV, напоминал своей кормой три этажа лож в Опере; на корме «Монарха», сооруженного в 1670 году, красовалось 27 резных фигур выше человеческого роста.

Но настоящие моряки не одобряли чрезмерной тяги к украшательству, для них были важнее другие показатели.
Tags: Вселенная флибустьеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная флибустьеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment