roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ДЕЛО О СИЦИЛИЙСКОЙ ВЕЧЕРНЕ. НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ТУРНИР

12 января 1283 г. Карл издал указ, наделявший его сына, Карла Салернского, полной властью в королевстве до того момента, как он не вернется из-за границы. Пять дней спустя король уехал из Реджо и медленно двинулся на север через все свое государство, задержавшись в начале февраля в Неаполе и достигнув Рима в конце месяца. Карл остановился в Витербо у Папы Мартина 9 марта, вверив своего сына, регента королевства, его заботам, и продолжил путь, проехав через Флоренцию 14 марта, к Виареджо, где провансальские галеры встретили его и доставили в Марсель. В апреле Карл направился в Париж, где его племянник, король Филипп, оказал ему теплый прием.
Король Педро не так спешил, он хотел закрепить свои военные успехи. В начале января, до того, как король Карл покинул Реджо, отряд арагонских солдат совершил набег на морской порт Катону и ворвался в дом, где остановился граф Алансонский, который погиб в схватке. Морской арсенал был уничтожен. Такие налеты подрывали моральный дух анжуйской армии, военачальники которой старались по возможности заменять местные войска солдатами из Франции и Прованса. А король Педро, напротив, сделал красивый жест, отпустив две тысячи итальянцев, взятых им в плен.

13 февраля 1283 г. князь Салернский вывел армию из Реджо и отступил на удобную оборонительную позицию в долину Сан Мартино, примерно на тридцать миль к северу. На следующий день король Педро пересек пролив и вошел в Реджо, не встретив сопротивления. Он издал манифест, предлагающий вознаграждение любому калабрийцу, который присоединится к нему. Это предложение нашло отклик, но его войска не смогли вытеснить анжуйскую армию с ее позиции в Сан Мартино и не смогли оказать поддержку мятежникам на севере от линии фронта. В ответ Карл Салернский созвал в своем лагере в Сан Мартино парламент и провозгласил с его согласия ряд указов, направленных на то, чтобы упорядочить и претворить в жизнь реформы, которые его отец обещал провести в июне прошлого года. Кардинал Герард Пармский, папский легат на Сицилии, был рядом с ним, как представитель его сюзерена и покровителя Папы. Он проследил за тем, чтобы в принятых статьях упоминалось о независимости духовенства от королевской власти.

Следующая группа статей продемонстрировала, как Анжуйская династия заботилась о своих вассалах. Главные держатели короны получали: право заключать браки, какие они хотели; больше власти над их собственными вассалами; привилегию представать перед судом равных; и обещание, что от них никогда не потребуют службы, несовместимой с их положением. Дальше следовала целая мешанина из реформ, одни из которых гарантировали права на имущество и свободу женщинам, чьи мужья или родственники были преступниками и предателями; другие ограничивали ответственность деревенских общин в случае, если один из их членов совершит преступление. Один пункт упразднял налоги, взимаемые на починку кораблей, другой — сокращал налоги, взимаемые местными властями на содержание замков; другие статьи запрещали королевским служащим приобретать вьючных животных по номинальной цене, а за продукты, поставляемые в королевский дворец, надлежало платить хорошую цену. Было реорганизовано управление лесным хозяйством и рынками и денежная система. Как обычно, королевским подданным были обещаны вольности, которыми они пользовались во времена короля Вильгельма Доброго.


Раз уж была необходимость в таком множестве реформ, значит, управление королевством переживало плохие времена из-за дорогостоящей и амбициозной политики Карла, которая так и не принесла никакой выгоды. Неясно, какие из этих реформ были осуществлены в реальности. Некоторые юристы королевства зашли так далеко, что даже запросили Папу Мартина, в чем именно заключались эти пресловутые вольности, которыми пользовалось население во времена короля Вильгельма Доброго. Папа в сердцах ответил, что не знает, поскольку не жил в ту эпоху. Но с точки зрения пропаганды указы Сан Мартино мало что дали. Итальянские подданные короля Карла были, как и прежде, готовы изменить ему, как только представится благоприятный момент. Анжуйцы скорее могли бы извлечь больше пользы от похолодания, наступающего в отношениях между сицилийцами и их арагонскими спасителями.

Ранней весной 1283 г. король Педро послал за своей супругой. Он мог быть доволен собой. Были разосланы письма его союзникам-гибеллинам на севере — Гвидо да Монтефельтро, Конраду Антиохийскому и Гвидо Новелло — с сообщениями о том, что неприятельская армия в Калабрии умирает от голода. Он даже написал в Венецию, чтобы убедить дожа примкнуть к его триумфу. Педро вернулся в Мессину 4 апреля. Королева Констанция прибыла туда 16 апреля и привезла с собой двоих младших сыновей, инфантов Хайме и Федерико, и дочь инфанту Виоланту, а также своего доверенного советника, Джованни да Прочида.336 19 апреля в Мессине был созван парламент, на котором было объявлено, что после смерти короля Педро инфант Хайме наследует сицилийский престол, а его старший брат Альфонс станет государем Арагона. Королева Констанция тем временем была объявлена регентшей, Аламо да Лентино — главным юстициарием, Джованни да Прочида — канцлером, а Руджеро ди Лауриа — великим адмиралом. На следующий день Педро покинул Мессину и неспешно направился через остров к Трапа-ни. Оттуда он отплыл 6 мая в Валенсию. Две недели спустя он покинул Валенсию и направился к месту встречи в Бордо.

В действительности ни он, ни Карл уже не собирались вступать в поединок, но комедию следовало доиграть до конца. Король Эдуард, послушный воле Папы, отказался принимать личное участие в их деле. Он остался в Англии и не дал участникам гарантии неприкосновенности на своих французских землях. Но он позволил своему сенешалю в Гиени, Жану де Гральи, сделать необходимые приготовления для встречи гостей и оборудовать ристалище. Король Карл прибыл в Бордо с большой помпой, в сопровождении короля Франции и великолепного эскорта французских рыцарей, из которых он мог выбрать свою сотню бойцов. Мир должен был видеть, что он все еще великий король. Педро выбрал другую тактику. Он прибыл скромно со своими рыцарями, тщательно стараясь не рисоваться, словно показывая, что полагается только на Бога.

Битва была назначена на 1 июня, но, к сожалению, никто не назвал точное время. Рано утром король Педро и его бойцы выехали на арену и обнаружили, что они там одни. Герольды Арагона официально объявили о прибытии своего государя на бой. Затем Педро вернулся к себе, объявив, что его противник не явился на место встречи и, таким образом, победа должна быть признана за ним. Несколько часов спустя король Карл прибыл на место встречи во всеоружии и проделал точно такую же процедуру. Он также объявил себя победителем. Враждующие короли уехали из Бордо несколько дней спустя, причем каждый из них называл другого трусом, не осмелившимся предстать перед судом Божьим.

Настоящая схватка состоялась на более просторной арене. Король Педро и король Карл, возможно, и хотели бы ограничить войну итальянскими землями. Но Папа Мартин IV хотел совсем другого. Он уже объявил о начале крестового похода на Арагон и, поступая таким образом, рыл могилу средневековому папству.
Tags: Дело о Сицилийской вечерне
Subscribe

Posts from This Journal “Дело о Сицилийской вечерне” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments