roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ МУШКЕТЕРОВ. ТЕНЬ РИШЕЛЬЕ

Роман «Двадцать лет спустя» начинается такими словами: «В одном из покоев уже знакомого нам кардинальского дворца, за столом с позолоченными углами, заваленным бумагами и книгами, сидел мужчина, подперев обеими руками голову.   Позади него в огромном камине горел яркий огонь, и пылающие головни с треском обваливались на вызолоченную решетку. Свет очага падал сзади на великолепное одеяние задумавшегося человека, а лицо его освещало пламя свечей, зажженных в канделябрах.

И красная сутана, отделанная богатыми кружевами, и бледный лоб, омраченный тяжелой думой, и уединенный кабинет, и тишина пустых соседних зал, и мерные шаги часовых на площадке лестницы — все наводило на мысль, что это тень кардинала Ришелье оставалась еще в своем прежнем жилище. Увы, это была действительно только тень великого человека! Ослабевшая Франция, пошатнувшаяся власть короля, вновь собравшееся с силами буйное дворянство и неприятель, переступивший границу, свидетельствовали о том, что Ришелье здесь больше нет.
Но еще больше утверждало в мысли, что красная сутана принадлежала вовсе не старому кардиналу, одиночество, в котором пребывала эта фигура, тоже более подобавшее призраку, чем живому человеку: в пустых коридорах не толпились придворные, зато дворы были полны стражи; с улицы к окнам кардинала летели насмешки всего города, объединившегося в бурной ненависти к нему; наконец, издали то и дело доносилась ружейная пальба, которая, правда, пока велась впустую, с единственной целью показать караулу, швейцарским наемникам, мушкетерам и солдатам, окружавшим Пале-Рояль (теперь и самый кардинальский дворец сменил имя), что у народа тоже есть оружие. Этой тенью Ришелье был Мазарини».

Имя этого человека потом много раз будет упоминаться в романе, а также в романе «Виконт де Бражелон». Именно благодаря Александру Дюма Мазарини стал знаком миллионам читателей, и в этом, несомненно, заслуга писателя. Однако у Дюма образ Мазарини весьма и весьма далек от реальной действительности. Дело в том, что Дюма придал Мазарини некие карикатурные черты, словно списанные с сатирических памфлетов XVII века. Позиция писателя очевидна: для него кардинал де Ришелье был личностью и именно сравнение с ним заставляет его шаржировать (порой чрезмерно) образ Мазарини, чтобы читатели не сомневались вот КТО противостоял благородным и отважным мушкетерам раньше и кто противостоит им сейчас…

На поверку же Джулио Мазарини был гораздо более неоднозначным и интересным человеком, чем тот, что предстает перед нами в произведениях Александра Дюма. Прежде всего, он был достойным продолжателем дела кардинала де Ришелье, и именно он воспитал Людовика XIV как прочно вошедшего в историю государственного деятеля. Это дало основание очень многим историкам считать, что «значение личности и деятельности Мазарини трудно переоценить», что «мир Мазарини — это его эпоха, а он сам — ее олицетворение», что «Мазарини — захватывающий спектакль, игра ума, превосходившего все, что имело место при его жизни и после его смерти».

К сожалению, миллионы людей изучают историю не по документам, а по приключенческим романам и фильмам. Такой подход способствует тому, что представления о важнейших исторических событиях и персоналиях искажаются, а порой уродуются до неузнаваемости. Джулио Мазарини в огромной степени «пострадал» от подобного подхода, и, что бы ни было написано о нем в серьезных книгах, его образ в массовом сознании формируется все-таки по книгам Дюма благодаря бешеному успеху его «Мушкетеров».

Каков же на самом деле был этот человек? Была ли это просто «тень Ришелье» (что, впрочем, уже немало, если учитывать размах приводимой для сравнения личности), или это было нечто более значительное и самостоятельное? Ведь именно Мазарини вернул уравновешенность католическому миру, завершил начинания кардинала де Ришелье по борьбе с феодальными пережитками и сепаратизмом, способствовал формированию во Франции централизованного государства. Кто бы что ни говорил, но именно Мазарини передал Людовику XIV сильную Францию, которая на тот момент не воевала ни с одной страной.

Будущий кардинал Мазарини, урожденный Джулио-Раймондо Маццарино, родился в 1602 году в Италии, в городке Пескина (область Абруццо), и был крещен в церкви Святого Сильвестра Римского.
Его отец, сицилийский дворянин Пьетро Маццарино, родившийся в Палермо, человек достаточно состоятельный, служил могущественному княжескому роду Колонна, а мать, Гортензия, урожденная Буффалини, происходила из довольно известного дома Читта-ди-Кастелло. Всего у них родилось шестеро детей, и Джулио был старшим из них. Жизнь великих людей часто обрастает легендами, вот и про Джулио Мазарини ходят слухи, что его настоящим отцом был не Пьетро, а князь Филиппо Колонна, его крестный. Основанием для подобных слухов является тот факт, что князь всю жизнь помогал Джулио, но, как говорится, всякая селедка — рыба, но не всякая рыба — селедка; точно так же далеко не всякий, кто помогает ребенку, является его отцом.

В любом случае Джулио Мазарини получил очень хорошее образование. Сначала его отдали в иезуитский коллеж в Риме, где он продемонстрировал прекрасные способности. Затем в течение трех лет он слушал лекции по философии, теологии и каноническому праву в мадридском университете Алькала, куда его направил вместе со своим сыном Джироламо князь Колонна.
Учился Джулио блестяще, и закончилось все тем, что он получил в Римском университете ученую степень доктора права. Потом он вступил в ряды папской армии солдатом и дослужился до чина капитана, после чего, по рекомендации все того же князя Колонна, в 1623 году перешел на службу в Ватикан.

Приятное обхождение с людьми, тонкая дипломатическая игра и умелое видение сути вопросов принесли ему известность в близких к папскому престолу кругах. В результате уже в 1624 году его назначили секретарем римского посольства в Милане, принадлежавшем в ту пору Испании.

Важным этапом для последующей карьеры молодого и энергичного Мазарини стал спор по поводу «Мантуанского наследства». Дело в том, что в 1627 году умер Винченцо II Гонзага, герцог Мантуанский. Его наследство должно было перейти к представителю боковой ветви Гонзага, французскому герцогу Шарлю де Неверу. Однако Испания поддержала претензии представителя другой боковой ветви Гонзага: Карла-Эммануила I, герцога Савойского, который был врагом Франции. Император Священной Римской империи Фердинанд II Габсбург тоже решил принять участие в разделе наследства. Над Французским королевством начали сгущаться тучи…

Для примирения враждующих сторон папа Урбан VIII послал в район боевых действий Мазарини. В это время Джулио отдалился от князя Колонна, которому он был стольким обязан, и стал сближаться с папой, от которого зависела карьера любого человека в Риме. Задание Урбана VIII — это был великолепный шанс отличиться. Войдя в доверие к тем и другим, непрерывно перемещаясь между армиями противоборствующих сторон, молодой дипломат сумел уговорить кардинала де Ришелье и испанского генерала Спинолу, вице-короля в Милане, заключить удобоваримое соглашение. Именно тогда Мазарини впервые встретился с кардиналом де Ришелье, и тот запомнил его.

В мае 1630 года в Гренобле состоялось совещание с участием Людовика XIII и Ришелье, на котором решался вопрос о дальнейших действиях. Сюда же прибыли посол герцога Савойского и Мазарини, ставший к тому времени папским легатом (то есть послом). Их предложения сводились к тому, чтобы побудить Францию отказаться от поддержки прав герцога Шарля де Невера на Мантую и вывести войска из Сузы, Пиньероля и Казале. В обмен Испания и Священная Римская империя брали на себя обязательства вывести свои войска из района военных действий. Данное предложение никак не могло устроить французскую сторону, и Мазарини отправился в Вену, увозя с собой отказ Франции.

В середине лета 1630 года Людовик XIII и его первый министр вернулись к идее мирного разрешения конфликтной ситуации. В лагерь короля был приглашен Мазарини, и ему было заявлено, что у Людовика XIII нет в Северной Италии иных целей, кроме как обеспечить права «своего» герцога Мантуанского. А если Вена и Мадрид согласятся уважать эти права, то король Франции выведет свои войска из этого района.

Мирные переговоры начались в германском городе Регенсбурге. От имени Франции их вели отец Жозеф и опытный дипломат Пьер Брюлар. Посредничал на переговорах все тот же Мазарини, курсировавший между Регенсбургом, Веной и Лионом, где находился Людовик XIII и куда часто наезжал из действующей армии кардинал де Ришелье.

В Лионе, кстати сказать, Мазарини был представлен Людовику XIII, после чего более двух часов беседовал с кардиналом де Ришелье. Последний остался доволен разговором с 28-летним итальянцем и уже тогда попытался переманить его на свою сторону.

   Участники переговоров заключили перемирие до 15 октября, и когда срок перемирия истек, кардинал де Ришелье вновь отдал войскам приказ возобновить военные действия. К 26 октября войска французского маршала де Ла Форса достигли Казале, самой серьезной крепости Северной Италии, где мужественно держался французский гарнизон, осажденный испанцами. Уже началась ожесточенная перестрелка, как неожиданно появился всадник, размахивавший белым шарфом и свитком. Он во все горло кричал:
 
— Мир! Мир! Прекратить огонь!


Это был Мазарини, доставивший маршалу де Ла Форсу согласие генерала Гонсало де Кордова снять осаду крепости без всяких условий. Так Джулио Мазарини содействовал тому, что французы и испанцы перестали убивать друг друга, и всю последующую жизнь его называли рыцарем за этот отчаянный поступок.

Когда стрельба стихла, Мазарини сообщил маршалу де Ла Форсу о подписании мирного договора в Регенсбурге, и тот на свой страх и риск согласился принять предложение испанского генерала. Уведомленный о принятом решении кардинал де Ришелье одобрил его.

Война завершилась, и вновь за дело взялись дипломаты. В результате вслед за уточненным Регенсбургским договором был подписан ряд соглашений, которые принесли Франции очевидный внешнеполитический успех: за герцогом де Невером признавались права на Мантую и Монферратский маркизат, а Франция оставляла за собой Пиньероль и ведущую к нему военную дорогу — важный для Франции плацдарм на пути в Италию.

Как видим, Джулио Мазарини сыграл важную роль в мирном исходе этого конфликта в Северной Италии. С этого времени кардинал де Ришелье стал пристально наблюдать за честолюбивым итальянцем, проникаясь к нему все большей симпатией.

Заметим, что одним из первых внимание кардинала на Мазарини обратил французский дипломат маркиз де Сабле, который писал кардиналу, что «этот Мазарини — самый достойный и самый умелый министр из всех, когда-либо служивших у Его Святейшества».

Папа Урбан VIII остался очень доволен дипломатическими успехами Мазарини. Позже в своих «Мемуарах» он написал: «Мой инстинкт подсказал мне, что передо мной гений».
В 1633 году «гений» был назначен на должность папского вице-легата в Авиньоне. А в 1634 году Урбан VIII послал Мазарини нунцием (то есть высшим дипломатическим представителем) в Париж, чтобы предотвратить очередное столкновение между Францией и Испанией.

Молодой дипломат был очарован Францией, кардиналом де Ришелье и королевским двором, однако он не забывал и о своей прямой обязанности — установить мир между Францией и Испанией. Но противостоять всесильному кардиналу было бессмысленно, поэтому Мазарини не удалось удержать Францию от войны, в которую она вступила в 1635 году. Эта война вошла в историю как Тридцатилетняя (она длилась с 1618 по 1648 год).

На этот раз миссия Мазарини не увенчалась успехом, римский папа остался недоволен результатами работы своего сотрудника и отозвал его в Рим, зато папский нунций сумел приобрести благоволение сразу и французского короля Людовика XIII, и его великого первого министра, и отца Жозефа. Зимой 1636 года Джулио Мазарини возвратился в Рим. Но он не прервал контактов с кардиналом де Ришелье, переписываясь с его доверенным лицом, отцом Жозефом. После же смерти «серого кардинала» Мазарини уже был самым близким человеком фактического властелина Франции. Некоторые историки даже утверждают, что в Риме Мазарини, уже решивший связать свою судьбу с Францией, действовал в качестве тайного агента де Ришелье.

Суровый кардинал очень ценил молодого итальянца, умевшего правильно понимать абсолютно все, даже то, о чем не говорилось вслух, и вскоре официально пригласил его к себе на службу. В результате в 1639 году Мазарини принял французское подданство и в один из первых дней 1640 года прибыл в Париж.

Во французской столице Мазарини сделал себе головокружительную карьеру. Он стал доверенным лицом кардинала де Ришелье, его ближайшим сотрудником. Будучи всегда в хорошем расположении духа, дипломатичный и обходительный, умевший вести беседы на любые темы и выполнить любое поручение, итальянец произвел приятное впечатление на королевскую чету.

Через два года (16 декабря 1641 года) Джулио Мазарини с подачи де Ришелье был утвержден кардиналом Франции. Для Ватикана это было неслыханно: кардиналом стал неродовитый итальянец, даже не являвшийся священником, однако папа Урбан VIII не высказал никаких возражений против этого назначения.

Второго декабря 1642 года тяжелобольной де Ришелье во время встречи с Людовиком XIII фактически назвал Мазарини своим преемником. Он сказал королю: — У вашего величества есть кардинал Мазарини, я верю в его способности.

Через два дня кардинал де Ришелье умер, а уже на следующий день Людовик XIII ввел Мазарини в Королевский совет.

Прошло всего пять месяцев, и 14 мая 1643 года умер Людовик XIII, оставив власть до совершеннолетия сына, которому не было еще и пяти лет, Регентскому совету, в состав которого вошел и Мазарини. Однако Анна Австрийская при поддержке Парижского парламента нарушила волю покойного супруга и стала единоличной регентшей.

Все знали о долголетней вражде между королевой и кардиналом де Ришелье, и двор был уверен в падении ставленника последнего. Однако умевший быть обаятельным и говоривший по-испански красавец итальянец легко покорил сердце гордой королевы, и она назначила Мазарини первым министром Франции.
Tags: Вселенная мушкетеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная мушкетеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments