roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ДЕЛО О СИЦИЛИЙСКОЙ ВЕЧЕРНЕ. ЦЕРКОВЬ В ПОИСКАХ МИРА

История следующих нескольких лет — это история неудачных соглашений о мире. Пленный Карл Салернский был готов на жертвы ради своей свободы, а его тюремщики готовы были отпустить его в обмен на признание их прав на Сицилию и Калабрию. Но папство решительно отказалось дать Карлу разрешение отдать остров, а французский двор боялся любого значительного усиления власти арагонцев. Договор, подписанный в Париже в июле 1286 г., устанавливал перемирие между Францией и Арагоном на четырнадцать месяцев, затем оно должно быть заменено четко определенным мирным договором.
Но в это же время Карл Салернский подписал в своей тюрьме в Каталонии договор со своими тюремщиками, в котором обещал уступить Сицилию и окрестные земли, включая Мальту, Реджо и его окрестности и все права на сбор дани с эмира Туниса. Сам Карл взамен получал свободу; он должен был проследить, чтобы папство отменило анафему против арагонского королевского дома и их подданных; договор следовало закрепить браком короля Сицилии и одной из дочерей Карла, а также браком инфанты Виоланты и одного из сыновей Карла. Это было бы справедливое и разумное соглашение, но его должен был утвердить Папа, а Гонорий отказался. Вместо этого он организовал новую атаку на Сицилию.

Война в Южной Италии продолжалась, продолжались и партизанские налеты на западном побережье. Теперь Папа планировал вторжение на Сицилию, которое началось весной 1287 г. Это была пагубная затея.

Большая армия выступила из Бриндизи и высадилась возле Аугусты, между Катанией и Сиракузами, 1 мая и взяла город в осаду. К концу июня запасы провианта заканчивались, а Аугуста все еще держалась. На поддержку армии в Неаполе был снаряжен флот под предводительством графа Фландрского. 23 июня Руджеро ди Лауриа с флотом вошел в Неаполитанский залив и выманил графа на битву. И снова он одержал полную победу. Он захватил сорок восемь галер вместе с командами, насчитывавшими в общей сложности пять тысяч человек, в числе которых были граф Фландрский, главнокомандующий анжуйскими войсками Жан де Монфор, граф Жуанвиль и многие другие аристократы Прованса и Франции. За битвой с берега наблюдал посол монгольского ильхана Персии, священник-несторианин Раббан Саума, приехавший в Европу в расчете на то, что христианский мир готов объединиться против мусульман Востока. После известия об этой битве огромная армия на Сицилии оставила поле битвы. Но Руджеро не завершил свою победу. Он удовольствовался тем, что отпустил своих пленников за огромный выкуп, который позволил ему заплатить своим матросам сильно задержанное вознаграждение и отложить сколько-то денег на будущее.

Папа Гонорий не увидел результатов своего упрямства. Он умер в Риме 3 апреля 1287 г. Десять месяцев его престол оставался незанятым; антифранцузская оппозиция в коллегии кардиналов была достаточно сильна, чтобы некоторое время препятствовать избранию еще одного Папы, сочувствующего Анжуйской династии. В результате Папой выбрали бывшего генерала ордена францисканцев, Джироламо ди Асколи, который взошел на папский престол под именем Николая IV в феврале 1288 г.379 Во время междувластия Эдуард Английский, обеспокоенный возможной войной в Испании, которая могла затронуть и его владения во Франции, пока он занят проблемами в Уэльсе и Шотландии, еще раз выступил посредником в переговорах между Альфонсом Арагонским и Карлом Салернским. По договору, подписанному в Олороне в графстве Беарн в июле 1287 г., Карл получал свободу в обмен на 50 000 марок серебра; трое его сыновей вместе с шестьюдесятью провансальскими аристократами должны были занять его место в качестве заложников. Карл должен был добиться мирного договора, который удовлетворил бы Альфонса Арагонского и Хайме Сицилийского, с одной стороны, и самого Карла Салернского, короля Франции, его брата Карла Валуа и Святой Престол — с другой. Если такой мирный договор не будет подписан в течение трех лет, Карл должен будет вернуться в плен или отказаться от графства Прованского, на которое у Арагонской династии были наследственные притязания. Представители коллегии кардиналов присутствовали на подписании договора и нехотя дали свое согласие.

Теперь сотрудничать отказался король Франции. Его беспокоил пункт, касающийся Прованса, и он хотел быть уверенным, что его брат, претендующий на титул короля Арагона, получит должную компенсацию. Карл остался в тюрьме. Новый Папа вскоре проявил то же упрямство, что и его предшественники: он требовал полного подчинения от короля Альфонса и его брата Хайме. Папа отказался выслушать арагонских послов, пытавшихся объяснить ему, что восстание на Сицилии было законным протестом против угнетения, а произвол, допущенный в отношении французов, шокировал большинство сицилийцев.381 Но Папа Николай был обеспокоен возрождением гибеллинов в Центральной Италии. Гвидо да Монтефельтро снова «вышел на тропу войны», и даже римские горожане стали проявлять симпатии к гибеллинам. Кроме того, с Востока пришли известия о том, что мамлюки планируют новую кампанию против того, что осталось от Святой Земли.382 Папа убедил Эдуарда Английского снова попробовать себя в роли посредника.

По договору, подписанному в Канфранке в октябре 1288 г., Карл получал свободу на тех же условиях, что и по Олоронскому договору; но сам Эдуард, заинтересованный в подписании этого договора, предложил заложников из своего герцогства Гиень и большую сумму денег королю Альфонсу на тот случай, если окажется невозможным отправить к арагонскому двору старшего сына Карла, Карла Мартела, в качестве заложника вместе с его братьями. Получив гарантии от Эдуарда, Альфонс освободил Карла Салернского и отправил его в Париж — добиваться, чтобы король Филипп одобрил договор. Но Карлу было велено не принимать титул короля Сицилии, поскольку это оскорбило бы брата Альфонса, Хайме.

При французском дворе Карла приняли неприветливо. Филипп IV пока не собирался заключать мир с Арагоном. Он арестовал арагонских послов, сопровождавших Карла; а когда Карл несколько недель спустя отправился в Италию, Филипп навязал ему в сопровождение хорошо вооруженных рыцарей. Когда Карл прибыл в Италию, его не воспринимали как вестника мира. Гвельфы повсюду оказывали ему восторженный прием. Папа приветствовал его как героя. Сам Николай, решив, что в Риме слишком много гибеллинов, чтобы ему там ничего не угрожало, перебрался в Рие-ти, рядом с границей королевства Карла. Там Папа короновал Карла как короля Сицилии на Пятидесятницу 1289 г. и даровал ему право собирать церковную десятину в Италии, чтобы подготовиться к войне против Арагона и Сицилии. Карл, будучи человеком чести, чувствовал себя крайне неловко. Папа приставил к Карлу кардинала-легата, Берарда да Кагли, — следить за тем, чтобы Карл вел себя в соответствии с пожеланиями Святого Отца.

К чести Карла следует отметить, что он продолжал добиваться мира. Возможность подвернулась неожиданно. Альфонс Арагонский, разгневанный из-за обмана, планировал высадиться вместе с Руджеро ди Лауриа на побережье королевства, и его убедили, что город Гаэта восстанет против анжуйцев. Его обманули. Альфонс высадился возле Гаэты, но горожане отказались открыть перед ним ворота. Пока Альфонс осаждал город, подоспела большая анжуйская армия под предводительством Карла Мартелла и графа Артуа и поймала его в ловушку у городских стен. Противостояние продлилось почти два месяца. Затем появился сам Карл. Он беспокоился за своих пленных сыновей. Эдуард Английский прислал к Карлу посольство, умоляя его выполнить свои обязательства. Пришла весть о том, что египтяне взяли Триполи и Сирию, и Эдуард рвался в крестовый поход. Карл предложил Альфонсу заключить перемирие на три года. Папа, узнав об английском посольстве, послал двух кардиналов проследить за тем, чтобы Карл не предпринимал никаких попыток заключить с врагами мир. Карл проигнорировал их. Его рыцари жаловались на то, что в его армии слишком много священников и проповедей по сравнению с весельем, царившим в лагере Альфонса, но благочестие Карла не успокаивало Папу. Один их двух кардиналов, Бенедет-то Каэтани, будущий Папа Бонифаций VIII, так никогда и не простил Карлу его миролюбия.

Несмотря на неодобрение папства, политика Карла Салернского оказалась мудрой. Хотя гаэтанское перемирие не распространялось на Калабрию и Сицилию (где Хайме Сицилийский продолжал воевать), заключив его, король Альфонс начал постепенно отдаляться от своего брата. Король Арагона начал размышлять о том, не смогут ли сицилийцы сами о себе позаботиться и не стоит ли ему отступить, сохранив те достижения, которых он добился, и сосредоточиться на укреплении своей власти в Испании.

Следующим миротворческим шагом Карла Салернского был приезд во Францию с целью успокоить французов и Карла Валуа. Чтобы успокоить свою совесть и оправдаться перед Арагоном, он 1 ноября 1289 г. доехал до арагонской границы и официально предложил арестовать себя. Ни один арагонский чиновник не явился, чтобы взять его под стражу, и Карл поехал в Париж. После нескольких месяцев переговоров 19 мая 1290 г. он подписал пакт в Санлисе. Карл Валуа женился на дочери короля Карла Маргарите и получил за ней в качестве приданого богатые графства Анжу и Мэн. Взамен он обещал отказаться от любых притязаний на Арагон, если Папа не станет возражать. Король Филипп IV согласился заключить мир с Арагоном, как только король Альфонс помирится с Папой; и он предложил папству 200 000 ливров, чтобы отвоевать Сицилию. Следующей зимой мирный конгресс собрался сначала в Перпиньяне, а затем его участники перебрались в Тараскон. Английский посредник был председателем, присутствовали посланцы Папы, короля Карла Салернского, короля Филиппа, Карла Валуа, короля Майорки Хайме и представители королевства Арагон, защищавшие интересы не только короля, но и знати.

Предварительный договор был подписан в Бриньоле 19 февраля 1291 г. Соглашение, достигнутое в Санлисе, подтвердили. Между Францией, Арагоном и королевством Карла Салернского (все еще официально носившим название Сицилийского) был заключен мир. Карл Валуа отказывался от притязаний на арагонский престол, но за ним оставались Анжу и Мэн. В качестве компенсации король Филипп передавал королю Карлу те авиньонские владения, которые были частью Тулузского графства. Король Альфонс должен был как можно скорее отправиться в Рим, чтобы примириться с Церковью, и там будет подписан окончательный договор в присутствии Папы. Произошла небольшая заминка, когда Альфонс отказался вернуть Майорку своему дяде Хайме, потерявшему ее после поражения арагонского крестового похода, но согласился оставить вопрос на рассмотрение Папы. Все были довольны, кроме короля Хайме Сицилийского и сицилийцев, которых оставили сражаться в одиночку.

И снова вмешался рок. 18 июня, когда пора уже было отправляться в Рим, король Альфонс умер от внезапной лихорадки в возрасте двадцати семи лет. Предательство по отношению к сицилийцам запятнало его репутацию. Но нельзя винить его одного. Альфонс зависел от арагонской знати, а она устала воевать за Сицилию. Желание сохранить Сицилию могло стоить Альфонсу короны. Но его матери и брату, остававшимся на Сицилии, было трудно его простить. Брак Альфонса с Алиенорой Английской так и не состоялся, поскольку он долгое время был отлучен от Церкви. Таким образом, наследником Альфонса стал его брат, Хайме Сицилийский. Но Альфонс, выполняя завещание своего отца, повелел, чтобы после того, как Хайме получит корону Арагона, он передал Сицилию их младшему брату — инфанту Федерико. Арагонцы, испугавшись анархии, поспешили отправить корабль за Хайме, который находился в Мессине. После короткой поездки по острову Хайме отплыл из Трапани 23 июля.

Хайме отказался соблюдать договоры или заветы своего брата: он заявил, что является законным наследником Арагона, но не станет отрекаться от сицилийского престола. Он назначил инфанта Федерико своим наместником, но не королем. Хайме прервал свою поездку из Барселоны на Майорку и объявил Балеарские острова неотъемлемой собственностью арагонской короны, что бы по этому поводу ни говорил Папа. Таким образом, Бриньольский договор был расторгнут. Папа Николай снова отлучил Хайме и сицилийцев от Церкви, и все вновь приготовились к войне.388 Но став королем Арагонским, Хайме оказался в том же положении, что и его покойный брат. Его арагонские подданные были сыты по горло Сицилией. Тогда Хайме намекнул, что за соответствующее вознаграждение готов уступить Сицилию анжуйцам. К папскому двору отправился арагонский посол, чтобы предложить Папе верность своего короля. Несколько дней спустя, 4 апреля 1292 г., Папа Николай умер.

Последовавшее после его смерти междувластие длилось два года. Все это время Карл Салернский по-прежнему пытался заключить мир с Арагоном и вернуть себе Сицилию. Потенциальных союзников сицилийцев — например, генуэзцев — подкупом или угрозами склонили к нейтралитету. С королем Хайме начали вести переговоры при посредничестве короля Санчо Кастильского, поскольку Эдуард Английский теперь воевал с Францией.390 Карл Салернский был особенно заинтересован сохранить средиземноморскую колонию, поскольку у него теперь имелись новые идеи, касательно его династии. Король Венгрии Владислав IV умер в 1290 г., не оставив потомства, и его наследницей стала его сестра, жена Карла Мария. Венгры, не желавшие, чтобы ими правила отсутствующая принцесса, передали трон последнему мужчине в древней династии Арпадов, Андрашу III, прозванному Венецианцем из-за матери-венецианки. Королева Мария твердо решила сохранить свое наследство, для себя или для одного из своих многочисленных сыновей, и хотела, чтобы ее муж вмешался, по крайней мере, когда король Андраш, у которого не было сыновей, умрет.

Перемирие между Карлом и Хайме было установлено в Фигерасе в конце 1293 г.; по условиям этого перемирия Хайме соглашался уступить Сицилию в обмен на достойное вознаграждение. Шесть месяцев спустя Карл положил конец вакантности папского престола, навязав раздираемому спорами конклаву святого отшельника, Пьетро дель Мурроне, к чьей несгибаемой одухотворенности питал личную симпатию. Новый Папа, принявший имя Целестин V, был новичком в политике. Он делал все, что скажет Карл, позволяя тому собирать деньги из папских источников дохода в Италии, Франции и Англии на сицилийскую кампанию и поддерживая любой его проект с целью установить мир с Хайме Арагонским. Карл и Филипп Французский стали предлагать взятки инфанту Федерико и его главным советникам Джованни да Прочида и адмиралу Руджеро ди Лауриа. Ни Джованни, ни Руджеро не были сицилийцами.

Руджеро не получал никакой выгоды от служения обедневшей стране, кроме славы и награбленной добычи, которую ему тут же приходилось пускать на то, чтобы расплатиться с командой. Джованни, которому было почти восемьдесят лет, мечтал вернуться в свои итальянские поместья, дарованные ему королем Манфредом. Они отомстили за Манфреда, нанеся поражение Карлу Анжуйскому. Дело можно было теперь считать завершенным. Для инфанта Федерико Филипп IV припас соблазнительное предложение. Филипп де Куртенэ, законный император Константинопольский, умер. Его жена, дочь Карла Анжуйского, Беатриса, родила ему одного ребенка — дочь Катерину, которой к тому времени исполнилось двадцать лет, и она жила при французском дворе. Инфант мог на ней жениться и возместить себе потерю Сицилии, заявив о своих правах на императорский трон Константинополя.
Tags: Дело о Сицилийской вечерне
Subscribe

Posts from This Journal “Дело о Сицилийской вечерне” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments