roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ SH. ЛИЦЕНЗИЯ НА РОЗЫСК

Юридически частный сыск в викторианской Англии не считался профессией, как, например, законник, врач, бухгалтер, дантист и т. д. Решившему заняться им не требовалось ни лицензии, ни каких‑либо специфических знаний. Уже в межвоенный период, осенью 1933 года, Ассоциация британских детективов, основанная еще в 1913 году бывшим детективом из Скотланд‑Ярда Генри Смейлом, вынуждена был сама готовить для внесения в парламент билль, которым бы частный сыск признавался профессиональным занятием, что позволило бы контролировать его.
«Сейчас же для любого человека без детективного опыта возможно и законно открыть контору, пытаясь вести дело частного детективного агентства, – говорилось в статье «Таймс» об инициативе ассоциации, – и обдирать публику без опасения какого‑нибудь наказания или возмездия.» Однако тогда дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Ассоциация направляла в Парламент делегацию в 1952 году, но только в середине 1990‑х годов этот вопрос стали рассматривать серьезно, и в 2001 принят Закон о частной сыскной деятельности, согласно которому частные детективы должны получать лицензию (реальная практика выдачи лицензий началась лишь в 2007 году).

В викторианской прессе можно найти много упоминаний о недобросовестных детективных агентствах. Например, в 1881 году в Центральном уголовном суде Олд‑Бейли разбиралось одно из многочисленных дел о фальшивых бюро найма, обвиняемым по которому был Джон Фарелл. Обвинение утверждало, что Фарелл также занимался частным сыском. Реклама на его карточке предлагала услуги по сопровождению компаний еженощно по лондонским «притонам» курителей опиума, кроме того, если необходимо, в распоряжение клиента могли быть предоставлены женщины‑детективы. Осенью 1888 года, во время серии зверских убийств проституток, Уайтчеплский комитет бдительности совместно с газетой «Ивнинг Ньюс» нанял двух детективов, Чарльза Леграна и Дж. Батчелора, чтобы выследить Джека Потрошителя. Единственным результатом их деятельности стало то, что уже после осмотра полицией одной из сцен убийств, находившейся во дворе Международного образовательного клуба рабочих на Бернер‑стрит, они выудили из мусора рядом с местом, где был найден труп, якобы незамеченную полицейскими виноградную лозу, а также нашли зеленщика Мэттю Пакера, с удовольствием навравшего с три короба о том, как он продал Потрошителю и его жертве фунт черного винограда.

Когда полиция, узнав об этом, решила повторно допросить Пакера, Легран с компаньоном увезли своего «свидетеля» прямо из под носа полицейских детективов на допрос к помощнику комиссара Кармайклу Брюсу в Скотланд‑Ярд. Больше в связи с делом Потрошителя Легран не упоминался, зато меньше чем через год сам предстал перед судом за шантаж. В 1884 году против частного детектива Джорджа Майла было выдвинуто обвинение в том, что он выдавал себя за детектив‑констебля и пытался требовать некоторые письма у солиситора Фарра (я уже упоминал об этом), на судебном процессе выяснилось, что он действительно вступил в полицию в 1872 году, но спустя год был уволен, после чего получил приговор за двоеженство, затем подвизался в Марилебоунском театре как констебль, а потом – в качестве профессионального игрока в шары. В 1893 году перед судом предстали Джордж Бинет и Моуатт Годфри, пытавшиеся под фальшивым предлогом получить деньги. Они выдавали себя за частных детективов, получив с нанимателей при первой встрече плату в 10 шилл. 6 пенсов, на чем все их работа и закончилась.

Еще одной сферой деятельности частных детективов стала политика. Было бы очень соблазнительно предположить, что в условиях, когда официальная государственная полиция была лишена возможности полноценно следить за гражданами, эта задача была поручена частным детективам, не связанным формальностями, однако такое предположение будет верно лишь отчасти. Наиболее частыми политическими заказами у частных детективов были расследования, проводившиеся вскоре после выборов, когда соперничавшие партии стремились найти свидетельства того, что их конкуренты действовали нечестно и давали взятки потенциальным избирателям. В похожем расследовании, заказанном м‑ром Эветтсом в ноябре 1880 года в отношении либералов в Оксфорде, участвовал герой «Детективного скандала» 1877 года бывший старший инспектор Натаниэл Драскович после выхода из тюрьмы. Политики нанимали также частных детективов для личной охраны во время парламентских выборов, как это делал Артур Белфур во время предвыборных турне в 1888 году, хотя такое случалось редко.
Достоверно известно, что в первой половине 1880‑х «главный шпионмейстер» Эдуард Дженкинсон, работавший при министерстве внутренних дел, для слежки за ирландскими террористами прибегал к услугам нанятых им частных агентов (частью из людей, отобранных из Ирландской королевской полиции, частью из околоуголовной среды – во время одного из скандалов, вызванного конкуренцией между Скотланд‑Ярдом и Дженкинсоном, выяснилось, что среди его агентов была содержательница публичного дома и двоеженец).

Частные детективы работали на английскую полицию и на территории других стран. В конце 1884 года стараниями газеты «Кри дю Пёпл» было разоблачено парижское детективное агентство мсье Бордье (Bourdier) и мадам Монгрюэ, которым выплачивалось 80 фунтов ежемесячно. В штате агентства было три помощника, двое на жаловании 8 фунтов в месяц и один за 6 фунтов, плюс многочисленные филеры, которым платили за разовые задания по слежке за ирландцами. За 40–50 франков в месяц полицейские чиновники, инспектировавшие гостиничные книги, сообщали в агентство о прибытии в Париж любых ирландцев. Когда какой‑нибудь известный ирландец направлялся в Лондон, агентству выплачивалось 20, а иногда и 40 фунтов дополнительно, и агент г‑на Бордье сопровождал этого ирландца через Ла‑Манш и сдавал в Лондоне на руки британской полиции.

Публикация в 1887 году в «Таймс» серии статей «Парнеллизм и преступление», обвинивших Ирландскую национальную партию в связях с террористами, и последовавшая за этим в 1888 году Парнелловская комиссия, разбиравшая иск Чарльза Парнелла к «Таймс» о клевете, вызвала небывалый всплеск активности частных детективов в связанных с политикой вопросах. Обе стороны использовали частных детективов для подтверждения своей правоты. На стороне Парнелла в качестве детектива выступал известный ирландский радикал и бывший политзаключенный Майкл Дьюитт, оставивший об этом периоде рукописные «Записки сыщика‑любителя». «Таймс» наняла для подтверждения своих обвинений множество частных детективов: ведь на кону стояла, кроме политической и деловой репутации, огромная сумма: проигрыш процесса в итоге стоил газете 230 тысяч фунтов. Среди работавших на «Таймс» частных детективов можно назвать бывшего инспектора особого ирландского отдела Мориса Моузера, бывшего суперинтенданта Е‑дивизиона Джеймса Томпсона и его жену, ездивших в Америку, и даже Чарльза Леграна, шантажиста и вымогателя, участвовавшего в деле Потрошителя.

В дальнейшем упоминания об участии в политическом сыске частных детективов практически исчезли, что, вероятно, было связано с организацией в 1887 году Особого отдела под руководством Джорджа Литтлчайлда. Косвенно это подтверждается формулировкой меморандума МВД о создании этого отдела: отдел должен был стать «заменой частным антифенианским агентам, нанятым мистером Дженкинсоном». Сыскным агентствам были оставлены только наблюдение за выборами, охрана и сбор компромата.

До сих пор мы говорили о детективах‑мужчинах. Между тем женщины‑детективы в частном сыске часто добивались значительно больших результатов, нежели их коллеги‑мужчины, хотя бы потому, что женщины редко воспринимались теми, за кем они следили, как несущие угрозу, и поэтому могли гораздо ближе подобраться к цели. Не случайно уже во времена Шерлока Холмса сыщицы составляли значительную долю в штате частных сыскных агентств. Пионером в этой области была, видимо, американка Катрин Уэйт, первая женщина, нанятая «Национальным детективным агентством Пинкертона» в 1850 году. Англия здесь отставала от Америки на полтора десятилетия, сперва опробовав новую профессию в литературе. В 1860‑х стали публиковаться анонимные мемуары с названиями вроде «Записок леди‑детектива», «Случай из практики леди‑детектива» и т. п. В «Разоблачениях леди‑детектива», автор которых скрылся под псевдонимом “Anonyma”, миссис Пашаль, попытавшись представиться женщиной‑детективом, приводит своего собеседника в состояние полного изумления: «Пожалуй, я скорее подумал бы, что вижу летающую рыбу или морского змея с кольцом в носу», – говорит тот.

В 1870‑х мы встречаемся уже и с реальными женщинами‑детективами. Так, в 1875 году частная детективная фирма «Артур Кливленд Монтагью и Ко.» с Каунти‑Чамберс (Корнхилл) извещала в рекламе о наличии у нее большого штата агентов, как мужчин, так и женщин, в том же году частное агентство Лесли и Грехама с Грей‑Инн‑Чамберс (Холборн) хвасталось не только помощниками с двадцатилетним опытом работы в столичной детективной полиции, но и наличием женщин‑детективов. Тогда же журнал «Тит‑Бит» опубликовал интервью (возможно, вымышленное) с некой неназванной леди‑детективом, утверждавшей, что за каждое свое дело она получает в среднем полторы тысячи фунтов. В 1880‑х и особенно в 1890‑х годах свидетельства частных женщин‑детективов на суде становятся обыденным явлением, особенно в бракоразводных делах. В основном эти женщины‑детективы выполняли роль филеров, поскольку их пол позволял проникать туда, куда мужчинам вход был закрыт. Но изредка встречались и дамы, ведущие собственное дело. Так, в 1897 году давала на суде показания частный детектив миссис Оксли, а в 1910 году в почтовом справочнике Келли можно найти запись о «староучрежденном» заведении мисс Мод Уэст, опытного леди‑детектива. Иногда встречалась даже семейственность: так, в 1892 году свидетелями на бракоразводном процессе выступали помощница частного детектива и ее сын‑подросток.

Вот так, вкратце, обстояло дело с частными детективами в Лондоне во времена Шерлока Холмса. Отличался ли разительно детектив‑консультант от своих коллег? И да, и нет. Он часто брался за расследование убийств, чего, как мы теперь знаем, частные детективы предпочитали не делать. К тому же отставные полицейские, составлявшие костяк викторианских частных детективов, не могли предложить ничего существенно нового по сравнению с бывшими коллегами. Шерлок Холмс в своих расследованиях демонстрировал совершенно иной подход к следствию, чем полиция; систематичность в осмотре мест преступления, скурпулезное внимание к деталям и умение логически мыслить позволяли ему раскрывать убийства даже в таких случаях, где полиция оказывалась бессильна (в Египте в начале 20‑го века чтение произведений Конан Дойла даже входило в обязательный «курс молодого бойца» для полицейских). Гонорара за эту помощь Скотланд‑Ярд Холмсу не платил, а тот, в свою очередь, не утруждал себя сбором доказательств, которые могли бы фигурировать в суде, оставляя это неблагодарное дело полицейским коллегам. Но убийства были не единственными делами, за которые брался Холмс. Скажем, загадочные пропажи людей («Исчезновение леди Карфакс») или уничтожение компрометирующих материалов («Скандал в Богемии» и «Дело Чарльза Огастуса Мильвертона») – дела типичные для частных сыскных агентств, в которых Холмс не отличался особенно от своих коллег‑сыщиков, и на доходы от которых, надо понимать, он в основном и жил.
Tags: Вселенная SH
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная SH” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments