roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПУТЬ ДРАКОНА. АЛЛЕЯ ЕДИНОРОГОВ

Укреплению власти Чжу Юаньчжана и его сподвижников в районе Нанкина способствовало то, что с севера их прикрывали «красные войска», с востока и запада – другие очаги сопротивления правительственным силам. Нанкинский лидер непрестанно преумножал подчиненные ему территории, а его интересы постепенно приходили в противоречие с планами других повстанческих вождей. И они, и Чжу Юаньчжан видели друг в друге конкурентов в борьбе за расширение своей власти и влияния.
В первую очередь порядок наводился в организации войск, их снабжении и в основе основ традиционного Китая – регулировании земледелия и налогов. Для этой цели еще в 1356 году было учреждено Управление полями (Интяньсы).

В результате ожесточенных боев с соперниками, которые велись в 1360 – 1367 годах, Чжу Юаньчжан утвердил свое верховенство во всем Центрально‑Южном Китае.

К этому времени «красные войска» на севере были ослаблены и рассеяны. Лю Футун погиб. Хань Линьэр – глава провозглашенного «красными войсками» государства Сун – намеревался встретиться с Чжу Юаньчжаном, но по тайному приказанию последнего был утоплен во время переправы через реку. Юаньский двор, в свою очередь, был изнурен длительной борьбой с повстанцами, а также внутренними распрями.

Поэтому, не дожидаясь окончательного его падения, Чжу Юаньчжан решился на важнейшее дело своей жизни: 23 января 1368 года в Китае была торжественно провозглашена новая династия Мин, основателем которой он стал. Главной столицей страны был объявлен Интянь, отныне называвшийся Наньцзин (Южная столица). Весной того же года 200‐тысячная армия под командованием односельчанина нового императора полководца Сюй Да выступила на север и, отвоевав провинции Хэнань и Шаньдун, 14 сентября овладела столицей империи Юань – Даду (Пекином). Последний юаньский император и его двор бежали в монгольские степи.

Немалую роль в этой победе мог сыграть призыв Чжу Юаньчжана к населению северных районов выдворить иноземцев и поддержать его войска. Отдельные районы, где закрепились прежние власти, пришлось приводить к покорности еще несколько лет (провинция Юньнань была завоевана лишь в 1382 году, а Ляодун – в 1387 году). Но судьба страны была уже решена.

Еще до изгнания юаньских властей из Пекина Чжу Юаньчжан и его советники запретили носить насильственно навязанные китайцам монгольскую одежду и прически. Были восстановлены китайские имена и фамилии (часто менявшиеся государственными служащими на монгольские), традиционные обряды. Это не могло не встретить одобрение народа.

Еще до своего воцарения Чжу Юаньчжан, ища опору в образованных слоях общества, дал понять, что намерен действовать согласно сложившимся веками конфуцианским методам управления страной. Прошлое буддийского монаха не оказало решающего влияния на его мировоззрение. Разумеется, ни буддизм, ни даосизм не запрещались, но официальной государственной идеологией осталось конфуцианство.

Перед новым императором встала уйма различных забот. Монгольские правящие круги не сразу отказались от претензий на китайский престол и пытались вернуть его силой. На севере не исчезала угроза агрессии. Страна, ослабленная войнами, восстаниями и произволом монгольских властей, если и не лежала в разрухе, то пребывала отнюдь не в лучшем экономическом положении. Господство нового владетельного дома еще не окрепло. В этой ситуации началась методичная работа по наведению новых порядков – «заложению основ» империи Мин. Естественно, Чжу Юаньчжану помогали советники и сподвижники, но многое зависело именно от его воли и намерений. Поэтому активную государственную деятельность этого императора можно в какой‐то мере назвать реформаторской.

С 1376 года началось преобразование административной системы. Сперва взялись за местную власть: вместо «отделений» центральной Правительственной Палаты в провинциях, на которые делилась страна, были созданы Провинциальные правления, где важнейшие полномочия распределялись между тремя начальниками, ведавшими соответственно общегражданскими и налоговыми, контрольно‑судебными и военно‑полицейскими делами. Во многие крупные города император направлял своих сыновей удельными князьями (ванами) с самыми широкими, но точно не обозначенными правами.

В этом проявилось его стремление укрепить господство и законность пребывания у власти всего царствующего семейства и одновременно поставить в отдаленных районах верных ему людей. Он был склонен думать, что «в стране нет никого надежнее родных сыновей и внуков». Наконец, в 1380 году было реорганизовано центральное управление: ликвидированы Правительственная палата и посты возглавлявших ее двух канцлеров. Высшими центральными органами стали Шесть ведомств (Любу), обладавших до этого лишь исполнительной властью. Но если раньше они подчинялись Правительственной Палате, то есть канцлерам, то теперь – самому императору.

Суть всех этих мероприятий сводилась к одному – укреплению самодержавного могущества, власти монарха. И начальники местных правлений, и удельные владыки, и Ведомства подчинялись непосредственно императору. Здесь он несколько не рассчитал: в отдельные дни к нему на рассмотрение поступало более тысячи государственных бумаг. Пришлось прибегнуть к помощи специальных секретарей, которые отбирались из членов столичной конфуцианской Академии и со временем (уже после Чжу Юаньчжана) сосредоточили в своих руках фактическое управление страной.

Надо сказать, что административные реформы проводились отнюдь не безболезненно. От отдельных казней тех, кто осмеливался протестовать против введения уделов, перешли к массовым репрессиям. Канцлера Ху Вэйюна обвинили в измене – сговоре с монголами, была «выявлена» его «клика», в результате чего погибли десятки тысяч человек, не считая высланных и разжалованных. Следствие продолжалось более десяти лет и в 1390‐х годах переросло в новое «дело» – «изменника» полководца Лань Юя. Характерно, что в огне этих расправ сгорели почти все бывшие соратники Чжу Юаньчжана, некогда одаренные высокими титулами и богатством. Тысячами гибли и чиновники помельче – одни в результате развернутых кампаний по борьбе со взяточничеством, подлогом документов, другие просто из‐за личной немилости императора.

С годами его параноидальная подозрительность и недоверие возрастали. Идя во дворец на положенные приемы, чиновники на всякий случай прощались с семьями навсегда. Говорили, что о намерениях тирана казнить или миловать судили по тому, затянут ли пояс на его халате или распущен. Для вылавливания «ненадежных» был создан специальный военизированный отряд – Парчовая охрана («Охрана в парчовых одеяниях»), занимавшаяся сыском и пытками. Людей хватали по доносам за неосторожные слова, казнили родичей «виновных».

Все это не мешало Чжу Юаньчжану активно заниматься законотворчеством. При нем появился новый кодекс законов, изданы «Высочайшие распоряжения» и «Заветы царственного предка», также имевшие силу законов. В 1382 году был реформирован издавна существовавший в Китае институт цензоров: теперь они в большей степени, чем прежде, подлежали личному контролю императора. Изменения коснулись и армейского руководства. Вместо одного Военного Совета, как было при монголах, учредили пять независимых друг от друга, но подчиненных непосредственно императору Военных Командований. Структура же военных сил во многом соответствовала прежним образцам: по всей стране располагались военные гарнизоны, делившиеся на тысячи и сотни.

Особенно мощная их система – на северных и северо‑западных рубежах – позволяла не только сдерживать натиск монголов, но и совершать победоносные походы во владения противника. В целом же внешняя политика Чжу Юаньчжана была скорее оборонительной, нежели агрессивной. При нем не наблюдалось попыток восстановить былое китайское господство во Вьетнаме, а борьба с японскими пиратами сопровождалась такой пассивной мерой, как решение закрыть морские границы империи. Завоевательный поход был совершен лишь в Корею, но он не повлек полного подчинения страны. Все это можно объяснить тем, что основное внимание государь уделял внутренним проблемам, которых, как говорилось, было отнюдь не мало.

Аграрная политика основателя династии Мин не всегда отличалась последовательностью, но в ней заметна определенная тенденция. Он и его советники не стремились к глобальному переделу земли, как следовало бы ожидать от бывшего вождя крестьян‑повстанцев. Но он конфисковал ее у аристократов и чиновников, сохранявших верность прежним властям. Во многом благодаря этому государственный земельный фонд несколько вырос. Из него раздавались поля новым аристократам и чиновникам, отводились участки под «военные поселения» – для самообеспечения армии, предоставлялись наделы в пользование крестьянам.

Большие усилия прилагались к упорядочению налоговой системы: по всей стране назначили «старост», ответственных за сбор налогов в своей округе и доставку их к месту хранения. Составили «желтые» реестры с перечнем податного люда и «рыбьечешуйчатые» чертежи (участки земли изображались в виде полукружий, напоминавших рыбью чешую) принадлежавших им полей. Вводились некоторые ограничения на расширение крупного частного землевладения. Но в целом аграрная политика того времени не выходила за рамки многовековых традиционных образцов.

Не отличалось особой оригинальностью и отношение к ремеслу и торговле: эти занятия по‐прежнему считались второстепенными, преимущество здесь отдавалось государственному сектору, а частный явно или скрыто ущемлялся.

Безусловно, Чжу Юаньчжан стремился воплотить в своей деятельности определенный идеал. Он сводился к всемерному укреплению единодержавия, централизации и лишению какой‐либо самостоятельной власти административного аппарата, а также к максимальному усилению государственного регулирования экономики при опоре на мелкокрестьянское хозяйство. Был ли достигнут этот идеал? Разумеется, нет. При столкновении с реальной жизнью он, как водится, претерпел значительные превращения. Раздача уделов обернулась сепаратизмом, централизация административного аппарата – террором, жесткое государственное регулирование – сохранением порядков, сдерживавших нормальное экономическое развитие страны. Своей железной рукой основатель династии Мин еще поддерживал насаждаемый им в империи порядок. Но сразу же после его смерти – 24 июня 1398 года – в Китае вспыхнула жесточайшая междоусобная война, что стало очевидным доказательством его просчетов.

И тем не менее считать Чжу Юаньчжана неудачником в политике никак нельзя. Заложенные им основы оказались сильнее центробежных тенденций. Уже в начале XV века обстановка в стране стабилизировалась, и династия Мин – его потомки – царствовала еще 246 лет.

Недалеко от Нанкина можно и сейчас увидеть обсаженную деревьями аллею с каменными изваяниями чиновников, лошадей, верблюдов, слонов, сказочных единорогов. Она ведет к башне с глубокими, как тоннель, воротами, выходящими к подножию холма. Под ним вечным сном спит человек, проживший столь необычную и бурную жизнь. Вокруг тишина, нарушаемая лишь пением птиц и голосами туристов. В вольере у холма мирно пасутся олени.
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ТАЙНА МЕРТВОГО ИМПЕРАТОРА

    Без единого выстрела этот человек овладел столицей Китая, а затем залил морем крови его центральные и южные провинции, оставив там сожженные города…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ВОПЛОЩЕНИЕ ИЗМЕНЫ

    Когда Восточная армия оказывается в кольце осады, У Саньгуй понимает, что дальнейший торг с маньчжурами для него гибелен. Лучше уступить Доргоню,…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. КОЛЕБАНИЯ ГЕНЕРАЛА У САНЬГУЯ

    Багровый закат освещал Великую Китайскую стену. Вечерняя пора вступала в свои права и в крепости Шаньхайгуань. На верху Барабанной башни пробили…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД СВИНЬИ

    Год Свиньи (1643) принес коренной перелом в крестьянской войне. Минские войска уже не могут остановить Ли Цзычэна. Теперь он – великая сила.…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ АТАМАНОВ

    Ли Цзычэн родился в северо‑западной провинции Шэньси в крестьянской семье среднего достатка. Отец часто ходил на гору Хуашань и молил Небо о…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД ОБЕЗЬЯНЫ

    Весной года Обезьяны (1644) армия Чжан Сяньчжуна, идя вдоль северного берега Янцзы, вступает в Сычуань. В июле после нескольких дней осады штурмом…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД МЫШИ

    В год Мыши (1636) Восьмой Великий Князь навсегда порывает с Чуанским князем и его полководцами. Отныне Желтый Тигр охотится самостоятельно. Ему…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД ЛОШАДИ

    Двум мальчикам, родившимся в 1606 году в Китае – Ли Цзычэну и Чжан Сяньчжуну, – суждено было повести за собой грозные армии. Один из…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. РОЖДЕНИЕ ТИГРА

    Все началось с осла. Серого и ушастого. Он исправно таскает на своей многострадальной спине мешки и корзины с финиками. Возит их по дорогам и…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments