roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД ОБЕЗЬЯНЫ

Весной года Обезьяны (1644) армия Чжан Сяньчжуна, идя вдоль северного берега Янцзы, вступает в Сычуань. В июле после нескольких дней осады штурмом берет город Чунцин. Желтый Тигр учиняет жестокую расправу над здешней верхушкой – минской бюрократией, удельным князем, его окружением и всеми, кто оказывал сопротивление. В начале сентября он подступает к Чэнду – столице Сычуани. И уже 9 сентября, на третий день штурма, вступает в город.
Не дожидаясь неминуемой расправы, местный удельный князь с супругой и приближенными кончают самоубийством. Многие бросаются в колодцы. Но здесь Желтый Тигр старается не лить много крови. Его будущая столица должна быть чиста от нее. Горожане и окрестные крестьяне к нему доброжелательны. Он обещает отменить тяжелые минские налоги. Устанавливает каменную стелу с приказом о порядке поведения его бойцов. Смысл сего документа, дошедшего до нас, таков: грабежей и насилий быть не должно!

Вскоре почти вся Сычуань оказывается в руках Чжан Сяньчжуна. Почти, но не вся. На юге окопались минские войска. В горах – на северо‑востоке и востоке – отряды Яо и Хуана. Здесь же действуют отряды повстанцев, подчиняющихся Ли Цзычэну. Пограничные горные районы на западе и юге населены неханьскими народностями. Вожди аборигенов не признают власть пришельцев с востока. Таким образом, Желтый Тигр владеет центральной, равнинной, то есть самой важной, частью Сычуани, именуеморй Красным бассейном. Здесь он создает свое патриархальное, народное, крестьянское государство с крестьянским царем во главе.

Роскошную резиденцию покончившего с собой местного удельного князя Чжан Сяньчжун превращает в свой дворец. Здесь 14 декабря года Обезьяны происходит пышная церемония – восхождение нового монарха на трон Великого Западного государства. Так отныне называется царство Желтого Тигра. Но он не решается провозгласить себя императором (хуанди) и Сыном Неба (тяньцзы). Он становится ваном (царем) Великого Западного государства. Итак, на царский престол восходит простолюдин. Человек из низов. Бывший бродяга и дезертир. Разбойник и атаман. Повстанческий вождь и самозваный князь. Отважный воин и народный мститель. Вокруг него боевые соратники: полководцы, командиры и телохранители. Рядом с ними те, кто рискнул примкнуть к новой власти, – прежние минские чиновники и «ученые мужи». Те, кто надеется сделать из грозного «разбойника» смирного конфуцианского правителя, который будет плясать под их дудку. Девизом своего правления он избирает Великое Послушание (Да Шунь). Чэнду отныне именуется Сицзин (Западная столица). 14 декабря обо всем этом торжественно объявляют войскам и населению.

Но Желтому Тигру нужна надежная опора. В одном из храмов Западной столицы на глазах у командиров своего войска новый государь проводит торжественный обряд усыновления четырех наиболее видных и преданных ему военачальников. Они становятся приемными сыновьями монарха, получают его царственную фамилию Чжан. Это Сунь Кэван, Ай Нэнци, Лю Вэньсю и Ли Динго. Им он присваивает титул знатности цзянцзюнь – полководец. «Сыновья» должны быть мощным противовесом гражданским сановникам. Последних он набирает из бывшей минской администрации и «ученых мужей» Сычуани. Из этой среды назначает двух канцлеров и начальников шести традиционных ведомств.

Кроме того, создает пять «военных управлений». Однако реальной власти эти сановники и бюрократы не имеют. Он им просто не доверяет. Вся власть сосредоточивается в руках пяти человек – самого монарха и его приемных сыновей. По сути, это узкий военный совет повстанческих лидеров. Штатская бюрократия всего лишь декорация. Вся власть в руках царя Великого Западного государства. Фактически все дела он решает единолично. А усыновленные им четверо «полководцев» выполняют волю «отца».

Лихой разбойный атаман пробует стать мирным праведником. Повстанческий полководец пытается быть справедливым, беспристрастным и мудрым государем. Народный мститель старается примириться со своими врагами. Дикий тигр намерен превратиться в домашнего буйвола. Он пытается играть роль обычного конфуцианского правителя. Даже обзаводится политическим советником из числа «ученых мужей». Пытается сотрудничать, во всяком случае, ладить с минскими чиновниками и помещиками, то есть с теми, против кого всю жизнь воевал. Пытается, но плохо получается! Ибо даже на троне он – все еще повстанческий вождь, сохраняющий взгляды и обычаи боевой молодости. По сути, вместо конфуцианского монарха, послушного сановникам и «ученым мужам», на троне самодержавный правитель, который проводит прокрестьянскую политику. Конфискует земли крупных помещиков и распределяет их между крестьянами. Жестоко расправляется с теми чиновниками и «учеными мужами», которые этому сопротивляются. Сычуанская знать в ярости. Для нее он не государь, а враг! Как был разбойником, так разбойником и остался!

Казалось бы, в своем противостоянии с местной верхушкой Желтый Тигр должен был искать поддержку у Ли Цзычэна. Сам бог велел им быть союзниками! Но нет! Его вражда к сопернику неистребима. Он и не думает посылать к нему послов для переговоров. На севере Сычуани продолжаются мелкие стычки его отрядов с атаманами бывшего Чуанского князя. А тот в год Обезьяны (1644) терпит поражение за поражением, теряет Пекин, который успел к тому времени захватить, и отступает на запад. Чжан Сяньчжун видит, что дела Ли Цзычэна становятся все хуже и хуже. Однако монарх Великого Западного государства пальцем не шевелит, чтобы помочь своему брату‑атаману и встать с ним плечом к плечу против общих врагов. Вражда и обида выше разума и общих интересов! Попав в тяжелое положение, преследуемый армией завоевателей‑маньчжуров и их пособников, Ли Цзычэн пытается начать переговоры с Чжан Сяньчжуном и посылает к нему своих послов. По сути, это плохо замаскированная просьба о помощи. А также напоминание – сегодня уничтожат меня, а завтра – тебя! Но новоиспеченный монарх послов прогоняет. Злоба, мстительность и злорадство затмевают его разум.

Тем временем к персоне нового периферийного властителя проявляют повышенный интерес завоеватели‑маньчжуры. Заняв Пекин, они сажают на трон Китая малолетнего богдохана – Фулиня. Дабы не проливать свою кровь при завоевании Сычуани, новая династия Цин предпринимает несколько попыток привлечь Чжан Сяньчжуна на свою сторону. Ему предлагают на почетных условиях перейти в подданство Цинской империи. Желтый Тигр отвечает отказом. Он не намерен служить «северным варварам». И даже то, что к югу от Янцзы сосредоточиваются вооруженные силы сторонников династии Мин, а на территории самого Великого Западного государства то здесь, то там поднимают голову остатки минских войск, не пугает его. Но вскоре Желтый Тигр начинает терять одну позицию за другой, и к весне года Курицы (1645) его столица оказывается в кольце врагов. Под властью Великого Западного государства остается лишь часть центральной равнины. Сюда не только с юга, но и с севера напирают минские войска. А за их спиной к северным границам Сычуани приближается маньчжурская конница князя Хаогэ и китайская пехота перешедшего на службу к маньчжурам У Саньгуя.

В начале года Собаки (1646) Желтому Тигру приходится оставить свою столицу и отойти на север. Он созывает своих командиров на большой совет и представляет план похода на север – в Шэньси, на свою родину. Перед этим на случай смерти объявляет свое завещание: «Перейти на сторону династии Мин!», что не мешает ему вскоре громить минские войска. Затем он двигается навстречу войскам своего соперника, уже покойного Ли Цзычэна. Теперь они на стороне династии Мин, и ими командует Ли Го. Впрочем, не дойдя до них, Желтый Тигр поворачивает обратно! Он мечется. Вдруг происходит что‐то непонятное – он идет в направлении преследующей его маньчжурской армии. Зачем? Чтобы разбить ее? Но тут на сторону завоевателей перебегает один из его ведущих военачальников Ли Цзиньчжун. Изменник наводит легкую маньчжурскую конницу на лагерь Желтого Тигра, расположенный среди красноватых холмов Фэнхуан близ Сичуна. Здесь 12 января 1647 года разворачивается грандиозная битва. Почти полумиллионная армия Чжан Сяньчжуна бьется с превосходящими силами Хаогэ и У Саньгуя.

В то холодное январское утро его разбудил начальник телохранителей: «Вставайте, государь! Варвары напали врасплох! Их конница в нашем лагере! Вставайте, государь!» Схватив меч и плеть, Желтый Тигр кинулся вон из палатки, одним рывком оказался в седле и вылетел на ближайший холм. Увиденное заставило его окаменеть. Боевых порядков не было. До полудня он упорно и яростно пытался навести порядок в хаотичной массе сражающихся и надеялся, что не подойдет пехота врага и удастся продержаться до темноты. Но отряды У Саньгуя все‐таки появились и с марша бросились в сечу. Тогда во главе своих всадников Желтый Тигр ринулся в контратаку.

Но счастье, видимо, окончательно ему изменило. Вместе с несколькими телохранителями он слишком глубоко врубился во вражеские ряды и опомнился, когда его стали осыпать стрелами. С близкого расстояния, прицельно, почти в упор. Стрелы застучали в его панцирь. Одна глубоко вонзилась ему в левый бок, и он упал под копыта коня. Враги поспешили отрубить ему голову – ведь за нее была обещана груда серебра!

Эту несчастную голову водрузили на пику и поставили у входа в палатку князя Хаогэ. Застывшими навек глазами Желтый Тигр смотрел на почти неразличимое в наступавшей ночи поле битвы, где навсегда пресекся его путь воина и полководца и где полегло и было взято в плен более 200 тысяч его воинов. Где‐то вдали приемные сыновья‑полководцы собирали, чтобы увести на юг уцелевших воинов. Впереди их ждали еще многие походы, сражения, осады и отступления. Для него же, Желтого Тигра, все закончилось. И лишь посмертная маска ужаса – его страшный лик – напоминала о том, как он был грозен при жизни.
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ПОВАРЕННАЯ КНИГА БОГДОХАНОВ

    Возвратившись после такой поездки во дворец, богдохан обыкновенно садился за трапезу. Как и что вкушал владыка Поднебесной? В Запретном городе три…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ВОЯЖ НЕБЕСНОЙ КОЛЕСНИЦЫ

    День этот в Пекине мало отличался от других. Столица Цинской империи жила своей обычной жизнью. На ее улицах и рынках слышались всегдашние гомон,…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. СЕКС В КРАСНОМ ТЕРЕМЕ

    Майская ночь 1688 года накрыла собой Пурпурный Запретный город. Затихла жизнь и во дворце Янсиньдянь – личных покоях императора Сюанье. Евнухи…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. СДЕЛАНО В ТАЙВАНЕ

    Осенью года Собаки (1646) по дорогам приморской провинции Фуцзянь из дворца‑крепости Аньпинчжэнь двинулась длинная и внушительная процессия.…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ФИЛОСОФИЯ НЕПОВИНОВЕНИЯ

    Пекинский суд еще до начала этого памятного слушания 1628 года понимал всю щекотливость своего положения. Истец – восемнадцатилетний юноша…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ВОЙНА ЗА ПРИЧЕСКИ

    Слухи о том, что завоеватели‑маньчжуры заставят всех китайцев‑мужчин изменить прическу, ходили давно. Им верили и не верили. Но в то ясное солнечное…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ТАЙНА МЕРТВОГО ИМПЕРАТОРА

    Без единого выстрела этот человек овладел столицей Китая, а затем залил морем крови его центральные и южные провинции, оставив там сожженные города…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ВОПЛОЩЕНИЕ ИЗМЕНЫ

    Когда Восточная армия оказывается в кольце осады, У Саньгуй понимает, что дальнейший торг с маньчжурами для него гибелен. Лучше уступить Доргоню,…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. КОЛЕБАНИЯ ГЕНЕРАЛА У САНЬГУЯ

    Багровый закат освещал Великую Китайскую стену. Вечерняя пора вступала в свои права и в крепости Шаньхайгуань. На верху Барабанной башни пробили…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments