roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД СВИНЬИ

Год Свиньи (1643) принес коренной перелом в крестьянской войне. Минские войска уже не могут остановить Ли Цзычэна. Теперь он – великая сила. За его спиной огромная, почти миллионная армия. Основную ее массу составляет конница. «Пересекая высокие горные хребты и крутые косогоры, скакали напрямик. Из рек опасались только Хуанхэ. Что касается таких рек, как Хуай, Се, Цзин и Вэй, то воины… вставали на спины лошадей или же, хватаясь за их гривы и хвосты, быстрее ветра переплывали на другую сторону. Копыта перегораживали реку и останавливали течение» – это явное преувеличение должно, по мысли пишущего, показать численность и мощь конной лавины. Ли Цзычэн вводит в своей армии строгую дисциплину и порядок. Принимает титул Великого Полководца, Следующего Велениям Heба и Возрождающего Справедливость. Создает себе в помощь особый орган – собрание военачальников.
Однако не все атаманы согласны подчиниться единому главнокомандующему. Они не желают расставаться с нравами разбойной вольницы. Хотят «свободно разгуливать по Поднебесной!». Первый из недовольных – все тот же знаменитый Цао Цао – Ло Жуцай. Его отряд и особенно личный обоз – настоящий склад сокровищ и предметов роскоши, место частых увеселений. Кроме многочисленных наложниц атамана, певичек, танцовщиц и музыкантов, там толчется множество «веселых женщин». Беспрестанные пиры, танцы, гульбище. Все это разлагающе действует на солдат. Ли Цзычэн уговаривает Цао Цао остепениться. Все впустую! Цао Цао, Кожаный Глаз, Князь Левого Золота, Крошка Юань и другие сколачивают свою группировку. Не слушают Ли Цзычэна и военный совет. Цао Цао отказывается выполнить боевой приказ. Тогда Ли прибегает к силе. По решению военного совета убиты предводители непокорных. Принцип единоначалия в армии побеждает.

В бою у Жучжоу в провинции Шэньси Ли Цзычэн наносит сокрушительное поражение огромной правительственной армии. Легко овладевает мощной крепостью Тунгуань и после трехдневной осады входит в Сиань – главный город Шэньси. Здесь повстанцы создают свою государственность. 8 февраля года Обезьяны (1644) Чуанского князя торжественно провозглашают императором. Теперь он Сын Неба и Отец Народа.

Новая династия получает наименование Да Шунь (Великое Послушание). Девизом своего правления он избирает Юнчан (Вечное Изобилие). 1644 год объявляется первым годом эры Юнчан. Повелитель учреждает «новые» аристократические титулы – хоу, бо, цзы, нань и награждает ими без малого 170 своих соратников. Формируются шесть традиционных для Китая ведомств – чинов, налогов, обрядов, военных дел, наказаний и работ. Укрепляется военный совет из 25 первейших полководцев. Сиань переименовывается в Западную столицу (Сицзин). Появляются должности канцлеров‑секретарей Государственного совета. Отливается новая монета. Вводятся экзамены на соискание ученых степеней.

Весной года Обезьяны Ли Цзычэн начинает поход на Пекин. С ним идет 400 тысяч человек пехоты и 600 тысяч конницы. Города и крепости либо сдаются сразу, либо капитулируют, не выдерживая штурмов. Впереди войск нового императора летит добрая молва. Его солдаты не причиняют вреда простым людям, раздают бедноте деньги и зерно богачей, освобождают от налогов. Мальчишки распевают повстанческие песни:
Живей ворота открой и дверь!
Чуанского князя встречай у порога!
С приходом князя – поверь –
Не надо будет платить налога!

А раз это поют дети, значит, такова воля Неба! Торжественно шествует армия Ли Цзычэна. Все удельные князья и императорская родня истребляются. На милость победителя сдаются командующие войсками и губернаторы. Минские солдаты, офицеры, чиновники и «ученые мужи» переходят на сторону наступающих. В страхе перед ними разбегается войско, спешно собранное правительством.

Путь на столицу открыт!


23 апреля года Обезьяны крестьянские колонны уже у стен Пекина. На следующее утро начинается штурм. Но солдаты на стенах не желают сражаться. Уже к вечеру одни за другими открываются трое ворот в башнях Внешнего города. И повстанцы, не встречая сопротивления, входят во Внутренний город.

Невероятная паника охватила чиновников, богачей и купцов. Еще большее смятение в Пурпурном Запретном городе – дворцовом комплексе. Прячут наследника престола. Всем женщинам приказано покончить с собой. Императрица вешается. Наложницы государя бросаются в пруды и колодцы. Монарх пытается зарубить мечом свою дочь. Утром 25 апреля на зов императора Юцзяня не является ни один сановник, и к концу дня император в отчаянии удавился на шелковом поясе. Рядом повесился единственный оставшийся ему верным евнух. Власть династии Мин в Северном Китае пала! В полдень 25 апреля Ли Цзычэн верхом подъезжает к городским воротам.

Здесь он останавливается и приказывает объявить войскам: «Кто из солдат посмеет причинить вред хоть одному человеку, будет убит без пощады!» После этого вступает в столицу. За ним следуют его соратники. Кавалькада в молчании движется по улицам. У открытых дверей домов, у ворот, вдоль стен стоят горожане. В руках – зажженные свечи. С приближением процессии падают ниц. На лица наклеены бумажные кружки с двумя знаками: «Покорный народ». Крупные надписи на воротах – «Первый год эры Юнчан». Кое‑где иероглифами выведено: «Десять тысяч лет жизни Шуньтяньскому князю!» – такой титул дал ему простой люд. Сотни минских чиновников выражают новому монарху свои верноподданнические чувства. Ли Цзычэн торжественно следует в Пурпурный Запретный город. Входит в тронный зал, поднимается на возвышение и садится на «драконовый трон». Теперь он настоящий Сын Неба. Сбылось предсказание: императором стал одноглазый.


Его ближайшие сподвижники празднуют победу. Пьют вино. Поют. Смеются. Делят меж собой императорских наложниц, фрейлин и служанок, развлекаются с ними. Ли Цзычэн понимает, что подобные действия могут деморализовать войска и озлобить горожан, и вне дворца принимает жесткие меры. Двух бойцов, разграбивших лавку шелков, по его распоряжению тут же казнят. Других виновных в грабежах рубят на куски. В войсках вводится строжайшая дисциплина, в Пекине воцаряются мир и тишина. Новый государь собирает во дворце старейшин кварталов, расспрашивает о нуждах жителей столицы. Ему необходима поддержка простолюдинов, и он ее всячески добивается.

Но как быть с остатками минских властей? Трех пленных сыновей повесившегося императора он окружает заботой – на них нет вины. Но вот кровопийцы‑сановники и стяжатели‑чиновники?! Как быть с ними? 28 апреля всем им велено явиться во дворец. Из 1300 пришедших 500 сразу казнены. Остальные подвергаются оскорблениям и избиениям. Большинство арестовывают, требуют с них награбленное золото и серебро. Пытают и калечат несчастных, а все их богатства конфискуют. Начинаются облавы и охота на тех, кто прячется. Настоящий террор против чиновничества, знати и минской императорской гвардии. Арестовывают 500 личных телохранителей Юцзяня, выводят за городские ворота и рубят всем головы.

После нескольких дней полного порядка в столице разражается вакханалия бесчинств, вымогательств, убийств. Не только богатые, но и среднего достатка дворы идут на разграбление. У торговцев отнимают сначала золото и серебро, потом – шелк и атлас, вслед за тем – все, что приглянулось. Тех, кто пытается протестовать, вешают. Мздоимство и грабеж идут рука об руку с массовым насилием над женщинами. Проститутками или дамами из уважаемых семей – все равно. Армия разлагается, возвращается к нравам разбойной вольницы. Праведного императора из бывшего атамана не получилось.

А за Великой стеной уже ждет грозная конница маньчжурского князя‑регента Доргоня. От Китая ее отделяет крепость Шаньхайгуань – база мощной минской армии во главе с опытным полководцем У Саньгуем. Как только не пытается Ли Цзычэн склонить его на свою сторону, но все напрасно. Недалеко от Шаньхайгуани У Саньгуй наголову громит двадцатитысячное войско повстанцев. Тогда крестьянский император с частью своих сил – до 400 тысяч бойцов – выступает на север и идет к Шаньхайгуани. Поняв, что дело его плохо, У Саньгуй мчится в лагерь маньчжуров, приносит им позорную клятву верности и переходит на службу к врагам Китая. Но основатель династии Да Шунь не знает об этом даже в день генерального сражения. Не знает, что за спиной солдат У Саньгуя стоит и ждет своего часа мощная панцирная кавалерия Доргоня. Почти 140 тысяч отборных, закаленных в боях и походах всадников.

Решающий бой начинается утром 27 мая у Шаньхайгуани. Доргонь приказывает У Саньгую бросить в сечу все его силы, дабы измотать крестьянскую армию. Ли Цзычэн со своим штабом наблюдает с холма за ходом битвы и отдает распоряжения. Первые часы схватки сулят ему успех. Противник несет большие потери и постепенно отходит. Смятые ряды бывших минских войск колеблются. Но в самый разгар сражения, огибая правый фланг армии У Саньгуя, появляется маньчжурская конница и наносит жесточайший удар по левому флангу и в тыл войскам Ли Цзычэна. Измотанные бойцы после короткого сопротивления отступают, а вскоре обращаются в бегство, устилая поле множеством убитых и раненых. Преследуемый У Саньгуем, Ли Цзычэн с остатками войска спешит к Пекину. Он не решается оборонять этот огромный город, где население настроено враждебно и запасов продовольствия нет.

Впрочем, он успевает 3 июня торжественно взойти на трон, а утром следующего дня крестьянская армия покидает Пекин.
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments