roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПУТЬ ДРАКОНА. КОЛЕБАНИЯ ГЕНЕРАЛА У САНЬГУЯ

Багровый закат освещал Великую Китайскую стену. Вечерняя пора вступала в свои права и в крепости Шаньхайгуань. На верху Барабанной башни пробили начало двенадцатой стражи, или «часа свиньи». Так называлось время от девяти до одиннадцати часов вечера. Откликаясь на рев большого барабана, по всей крепости ударили в перевернутые пустые котлы, из которых прежде солдатам раздали рисовую кашу со свининой.
Заиграли отбой военные рожки, а когда их звуки затихли, командующий Восточной армией Минской империи У Саньгуй в сопровождении четырех телохранителей поднялся по внутренней лестнице на Барабанную башню. Он повернулся на запад. По тянущимся вдаль горам Яньшань причудливо вилась и уходила за горизонт Великая стена со своими укреплениями, заставами и сигнальными вышками. Много ближе, там, где кончаются горы, и далее, вплоть до побережья Ляодунского залива Желтого моря, лежит узкая равнина, перегороженная Великой стеной. К ней и пристроена знаменитая Шаньхайгуань – «Застава между горами и морем». Отсюда, с башни, она видна как на ладони – мощная твердыня с двойным кольцом стен.

У Саньгуй обернулся на восток. С этой стороны Шаньхайгуань прикрывает небольшая крепость Застава Южной реки, или Ворота Восточного потока. Стык Великой стены и залива охраняет крепость Город Спокойного моря со своей высоченной Башней Прозрачного моря. Тем самым промежуток между хребтом Яньшань и Ляодунским заливом превращен в мощный укрепленный район. Отсюда – прямая дорога на Пекин. Здесь везде лагеря, палатки, склады, коновязи. Помимо 40 тысяч отборных бойцов, опытных и хорошо обученных, под началом У Саньгуя от 70 до 80 тысяч военных поселенцев. Все они не раз сражались против «варваров» – маньчжуров. Сверх того Восточная армия располагает конницей и отрядами наемников. Однако сейчас, в конце апреля года Обезьяны (1644), ее положение просто критическое. С севера грозной тучей надвигается 140‐тысячная панцирная конница маньчжурского князя‑регента Доргоня. А с юго‑запада неукротимой лавиной идут полчища восставших крестьян во главе с самозваным императором Ли Цзычэном.

До нынешнего года его военная карьера складывалась отнюдь не блистательно. У Саньгую тридцать два года, а он всего лишь военачальник (цзунбин). Правда, в его руках самая многочисленная и боеспособная армия Минской империи. Но именно поэтому У Саньгуя в любой момент могли отстранить от командования. Даже одержать победу над врагом и то опасно. Сановники, евнухи и особенно временщики тут же строчат доносы на полководца, который якобы замышляет захватить власть в Поднебесной! На такие наветы охотно клевали и слабовольный Юцзяо, и нынешний государь Юцзянь. Подозрительный и истеричный, он загубил многих. Боясь страшной участи, сторону врага принимали те, над кем нависала угроза казни. Так поступил талантливый воитель Хун Чэнчоу. Но измена командующего бросает тень на его подчиненных, и, чтобы сохранить себе жизнь, в лагерь противника вслед за ним перешел дядя У Саньгуя – видный военачальник Цзу Дашоу. После этого подозрения в адрес У Саньгуя усиливаются, его понижают в должности, и он лишь чудом избегает куда более страшной кары. Напуганный и обиженный, честолюбивый полководец затаивается и ждет своего часа.

Ситуация сложная. Ему в любой момент могут поставить в вину «тайные» переговоры с Доргонем. Дело в том, что он действительно их ведет. Причем ведет с полуофициального разрешения тех придворных кругов, которые желают мира с маньчжурами. Положение правящей династии критическое: империя Мин вынуждена вести войну на два фронта – отражать натиск маньчжурского государства на северо‑востоке и одновременно бороться с восставшими крестьянами на западе. Между Доргонем и У Саньгуем развертывается своего рода военно‑дипломатическая «дуэль». В чем‐то они схожи. Ровесники и почти земляки. Оба профессиональные и потомственные военные. Но то, что их разделяет, намного сильнее. Доргонь – ближайшая родня покойного и нынешнего богдохана. Приверженец шаманизма. Кавалерийский командир. Мастер крупных наступательных операций. Глава государства – над ним нет верховной власти. У Саньгуй – военный из «ученых мужей», шэньши. Конфуцианец. Прежде всего начальник пехоты. До сего времени вел лишь ограниченные оборонительные бои. Целиком зависит от императорского двора и интриг вокруг трона. Однако и Доргонь, и У Саньгуй заинтересованы в сотрудничестве. Но ситуация быстро меняется, причем для династии Мин в худшую сторону.

Весной начинается стремительное наступление повстанцев на столицу Минской империи. В страхе перед войском Ли Цзычэна разбегается правительственная армия. У Саньгуй и его Восточная армия – это последняя надежда династии Мин. Поняв наконец, что обиженное семейство надо спешно задобрить, император Юцзянь выдает ему крупный аванс. С отца снимают опалу и демонстративно назначают начальником императорской гвардии. Ни больше ни меньше! Затем сыну ни с того ни с сего присваивают аристократический титул бо – нечто вроде графа. И практически сразу же отдают приказ срочно выступить на помощь столице!

Однако У Саньгуй и не думает спасать бездарного и злого монарха. Его заставляют принять бой с войском Ли Цзычэна?! Но у последнего – почти миллион солдат, а у У Саньгуя – не более 140 тысяч. В худшем случае его ждет полный разгром. В лучшем – от Восточной армии‑победительницы останутся ошметки. Словом, идти к Пекину – значит потерять и армию, и свою голову! У Сяньгуй медлит, а вскоре приходит о падении столицы. Полчища Ли Цзычэна заняли Пекин. Император повесился.

С захватом Северной столицы крестьянская армия приближается не только к войскам У Саньгуя, но и к коннице Доргоня. Столкновение этих трех сил неизбежно! Вопрос лишь в том, с кем пойдет У Саньгуй?

Его отец У Сян не бежит из Пекина и вместе со своими близкими становится заложником повстанцев. Во время казней минских сановников его не трогают. Но требуют склонить сына на сторону новой династии Да Шунь. Наконец в Шаньхайгуань приходит дурная весть. Правая рука самозваного императора, бывший кузнец Лю Цзунминь арестовывает У Сяна и уводит к себе любимую наложницу У Саньгуя. Услышав об этом, У Саньгуй приходит в ярость. Срочно набирает в свою армию семь тысяч новых солдат. Громит передовой отряд повстанцев, подошедший к границе. Из 20 тысяч «разбойников» спасаются всего тридцать два – остальные полегли на поле боя. Тяжело раненному «бандитскому» военачальнику еле удается избежать плена.

Узнав об этом, Ли Цзычэн направляет против У Саньгуя два корпуса солдат во главе с Тан Туном и Бай Гуаньэнем. Но, поостыв, придает этой экспедиции скорее дипломатический характер. Тан Туну велено переманить минского полководца на сторону повстанцев, ради чего У Сяна заставляют написать письмо сыну. Кроме того, У Саньгую передают личное послание Ли Цзычэна.

Прибыв в ставку У Саньгуя, Тан Тун вручает ему письмо отца и уговаривает присягнуть династии Да Шунь. У Саньгуй хитрит, тянет время. Что делать? С севера подходит конница Доргоня, с юга наступают войска Ли Цзычэна. Узнав о приближении главных сил новоиспеченного императора, У Саньгуй спешно набирает новых солдат и обращается к маньчжурам с просьбой о союзе. Доргонь отвечает уклончиво. Оба прекрасно понимают, что порознь им не одолеть Ли Цзычэна. Тогда почему князь‑регент всякий раз ни с чем отсылает назад посланца из Шаньхайгуани? Проницательный Доргонь видит У Саньгуя насквозь и догадывается о его тайных замыслах. Тот надеется при поддержке маньчжуров уничтожить «бандитов» и занять Пекин. Затем посадить наследника минского императора Цилана на престол, сделать из него марионетку и самому править Поднебесной.

Князь‑регент предлагает У Саньгую иной вариант. Минский полководец вместе со своей Восточной армией должен стать подданным династии Цин, другими словами, подвластным ему, Доргоню! А за это получить цинский титул князя первой степени. Доргонь знает, что у У Саньгуя выбора нет – либо перейти под его начало, либо быть разбитым Ли Цзычэном. Следовательно, рано или поздно он смиренно приползет в маньчжурский лагерь.

У Саньгуй колеблется. Не хочет изменять родине. Не хочет жертвовать жизнью отца‑заложника и остальной родни. Китайцу трудно нарушить принцип сыновней почтительности (сяо). И он решает последовать совету отца и согласиться на предложение императора династии Да Шунь. Выступает с войском на запад и оставляет крепость Шаньхайгуань, которую срочно занимает Тан Тун. А к Великой стене спешат еще 20 тысяч бойцов Ли Цзычэна. Тем самым в тылу У Саньгуя образуется военный кулак. У Саньгуй решает, что новоявленный император хочет взять его в клещи, и немедля поворачивает свою армию назад. Громя силы Тан Туна и второй авангард Ли Цзычэна, он берет восемь тысяч пленных, торопится к Шаньхайгуани. Все мысли о переходе на сторону династии Да Шунь отброшены! Теперь у него с Ли Цзычэном война не на жизнь, а на смерть! Остается одно – при содействии «северных варваров» установить свою власть в Китае под прикрытием имени минского наследника.

Но и Доргонь не прочь разыграть ту же карту. Заручившись обещанием Доргоня прислать конницу, У Саньгуй направляет Ли Цзычэну ультиматум: «Я должен получить сына императора, а потом остановлю войска!» Своему отцу он пишет письмо с отказом перейти на сторону династии Да Шунь. И тем самым обрекает У Сяна на гибель, поскольку письмо попадает в руки Ли Цзычэна. Придя в ярость, он казнит всю семью и род У Сяна – более тридцати человек. А когда узнает о разгроме Тан Туна и ультиматуме, с 400‐тысячным войском выступает из Пекина к Шаньхайгуани. У Саньгуй обнародует прокламацию, полную брани в адрес повстанцев и их вождя. С севера к крепости подходит, как и обещано, конница Доргоня. Правда, не слишком близко.

Почему же Доргонь оставляет своего нового союзника незащищенным? Да потому, что У Саньгуй все еще не перешел в подданство Цинской империи! Не дал клятвы верности богдохану Фулиню. А Ли Цзычэн уже подступает к крепости вплотную. И тут нервы У Саньгуя сдают.

Восемь раз ездит его посол из Шаньхайгуани в ставку князя‑регента. Восемь раз возит богатые дары маньчжурским князьям. Те твердят одно – нужна присяга династии Цин!
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ТАЙНА МЕРТВОГО ИМПЕРАТОРА

    Без единого выстрела этот человек овладел столицей Китая, а затем залил морем крови его центральные и южные провинции, оставив там сожженные города…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ВОПЛОЩЕНИЕ ИЗМЕНЫ

    Когда Восточная армия оказывается в кольце осады, У Саньгуй понимает, что дальнейший торг с маньчжурами для него гибелен. Лучше уступить Доргоню,…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД СВИНЬИ

    Год Свиньи (1643) принес коренной перелом в крестьянской войне. Минские войска уже не могут остановить Ли Цзычэна. Теперь он – великая сила.…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ АТАМАНОВ

    Ли Цзычэн родился в северо‑западной провинции Шэньси в крестьянской семье среднего достатка. Отец часто ходил на гору Хуашань и молил Небо о…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД ОБЕЗЬЯНЫ

    Весной года Обезьяны (1644) армия Чжан Сяньчжуна, идя вдоль северного берега Янцзы, вступает в Сычуань. В июле после нескольких дней осады штурмом…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД МЫШИ

    В год Мыши (1636) Восьмой Великий Князь навсегда порывает с Чуанским князем и его полководцами. Отныне Желтый Тигр охотится самостоятельно. Ему…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. ГОД ЛОШАДИ

    Двум мальчикам, родившимся в 1606 году в Китае – Ли Цзычэну и Чжан Сяньчжуну, – суждено было повести за собой грозные армии. Один из…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. РОЖДЕНИЕ ТИГРА

    Все началось с осла. Серого и ушастого. Он исправно таскает на своей многострадальной спине мешки и корзины с финиками. Возит их по дорогам и…

  • ПУТЬ ДРАКОНА. НА РЕЧНЫХ ЗАВОДЯХ ПОДНЕБЕСНОЙ

    Роман «Речные заводи» родился как результат литературно‑художественной обработки устных народных сказаний о повстанческой борьбе в…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments