roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ТАЙНЫ ПИРАТСКИХ КЛАДОВ. КАПИТАН МОРГАН

Ю. Н. Иванов в книге «Клады и кладоискатели» писал: «Как свидетельствует летопись морских грабежей, первый крупный клад зарыл на острове Кокос во второй половине XVII века один из самых знаменитых пиратов англичанин Генри Морган. В 1668 году он овладел панамской гаванью Портобело».
В последующие три года пират успешно разграбил венесуэльский город Маракайбо, а затем ему удалось захватить столицу Панамы… Все эти набеги сопровождались соответствующими «финансовыми операциями», и богатство Моргана росло как на дрожжах…

Раздосадованное потерей огромного количества золота правительство Испании обратилось к английскому королю Карлу II с требованием наказать его дерзкого подданного, однако глава государства, с которым Морган успел поделиться награбленными драгоценностями, счел нужным поступить иначе: он возвел полезного пирата в рыцарский сан и назначил командующим морскими силами Ямайки, а вскоре и вице‑губернатором острова. Но спустя некоторое время кто‑то донес Карлу II, будто бы Морган утаил немалую часть золота, «добытого» в Панаме, и припрятал его на острове Кокос.

Возмущенный английский король под каким‑то благовидным предлогом заманил короля пиратов в Лондон, где попытался выведать тайну клада. Но Морган не признался ни в каких грехах против своего августейшего хозяина, и тому ничего не оставалось, как расстаться с мыслями о «кокосовом» золоте. Однако и Моргану не суждено было пополнить этими богатствами свое и без того немалое состояние. Жить ему оставалось уже недолго, и когда в 1688 году бывший пират… умер, вместе с ним ушла в могилу тайна его клада на острове Кокос».

Так зарывал Генри Морган панамские сокровища на острове Кокос, расположенном в Тихом океане и принадлежащем ныне Коста‑Рике, или вся эта история – откровенная выдумка?

Удивительно, но факт – жизнеописания большинства знаменитых морских разбойников испещрены лакунами, заполнить которые пока не удалось ни одному исследователю. Не является исключением и биография Генри Моргана, который в 1668–1671 годах был общепризнанным «королем» флибустьеров Карибского моря.

В Испании и в странах Латинской Америки о Моргане, как и о Дрейке, вспоминают лишь как о «жестоком и страшном пирате». В Великобритании о нем предпочитают говорить совершенно в ином ключе: как о благородном корсаре, отважном адмирале, опытном колониальном администраторе и успешном плантаторе. Л. Уильямс утверждал: «Среди валлийцев, сыгравших заметную роль в волнующей драме строительства Британской империи, никто не приобрел такой известности, как флибустьер сэр Генри Морган. Его имя вошло в обиход; его подвиги на Испанском Мейне соперничают в песнях и рассказах с героическими приключениями Дрейка, Фробишера и Хокинса. Он фигурирует в качестве полубога в мифах, которые дороги сердцу школьников, а его имя… стало почти синонимом безрассудной, отчаянной храбрости».

Отечественный читатель, интересующийся историей колониальной экспансии, морских войн и пиратства, знает о Моргане в основном из книг И.‑В. фон Архенгольца, Я. Маховского, Х. Нойкирхена и Ж. Блона. Однако эти и другие авторы, писавшие о флибустьерах Карибского моря, использовали практически лишь один первоисточник – сочинение А. О. Эксквемелина «Пираты Америки», впервые опубликованное в 1678 году. Хотя Я. М. Свет в предисловии к первому советскому изданию «Пиратов…» (1968) утверждал, что «она достоверна от первой до последней строки», новейшие исследования опровергают столь категоричный вывод. Наряду с правдивой информацией, книга Эксквемелина содержит немало вымышленных эпизодов, из‑за чего приводимые им сведения нуждаются в перепроверке. Достаточно сказать, что, посвятив деяниям «генерала пиратов Ямайки» добрую половину своего сочинения, Эксквемелин не удосужился даже выяснить настоящее имя Моргана – вместо Генри он именует его Джоном.

Точные место и дата рождения, а также детство и отрочество Моргана до сих пор остаются тайной за семью печатями. А. О. Эксквемелин утверждал: «Джон Морган родился в Англии, в провинции Уэльс, называемой также Валлийской Англией; его отец был земледельцем и, вероятно, довольно зажиточным. Джон Морган не проявил склонности к полеводству, он отправился к морю, попал в гавань, где стояли корабли, шедшие на Барбадос, и нанялся на одно судно».

В книге «Экспедиции и приключения капитана Бартоломью Шарпа и других в Южном море», изданной в Лондоне в 1684 году, анонимный автор предисловия опроверг это утверждение Эксквемелина и заявил: «…определенно известно, что Морган происходил из почтенной семьи в Монмутшире и впервые отплыл из Англии с армией генерала Венейблса, целью которой был захват Эспаньолы и Ямайки».

Дж. Т. Кларк, написавший солидный труд «Limbus Patrum Morganiae et Glamorganiae» («Генеалогии старых родов из маноров Морган и Гламорган»; 1867), доказывал, что Генри Морган был старшим сыном Роберта Моргана, который в свою очередь являлся третьим сыном Уильяма Моргана из Лланримни (округ Ньюпорта, Уэльс). Л. Уильямс категорически отверг приведенные выше утверждения Кларка, сочтя их выдумкой. Во‑первых, он обратил внимание на то, что Роберт Морган был выходцем из Лондона, а не из Лланримни. Во‑вторых, в завещании Генри Моргана (июнь 1688 года) упоминается его кузен «мистер Томас Морган из Тредегара». В августе 1672 года Уильям Морган, владелец Тредегар‑Хауса, в письме секретарю Тайного Совета сэру Джозефу Уильямсону назвал Генри Моргана «родственником и в прошлом близким соседом», из чего можно заключить, что он родился и жил где‑то возле Тредегара, в округе Ньюпорта. В‑третьих, Кларк утверждал, что вторым сыном Роберта Моргана был Томас Морган из Ллангатока, умерший в 1670 году в возрасте семидесяти трех лет. Если учесть, что Томас родился в 1597 году, то Генри должен был родиться еще раньше – примерно в 1595 году. В таком случае он попал бы в Вест‑Индию не молодым человеком, а почти семидесятилетним старцем, что совершенно абсурдно. В‑четвертых, Уильямс указал на еще одно странное утверждение Кларка, согласно которому вторым сыном Роберта Моргана – а значит, и младшим братом Генри – был сэр Томас Морган, генерал‑майор армии Кромвеля. На самом деле отцом сэра Томаса Моргана, родившегося в 1604 году, был Льюис Морган из Ллангатока.

Фантастические изыски Кларка были приняты на веру и использованы профессором Дж. Н. Лофтоном при написании статьи о Генри Моргане для «Национального биографического словаря», после чего они долгое время считались хрестоматийными.

Дополнительную путаницу в родословную Генри Моргана внес Б. Бёрк, автор изданного в 1884 году исследования «Всеобщий гербовник Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса». В отличие от Кларка, он предположил, что знаменитый флибустьер мог быть одним из сыновей не Роберта, а Льюиса Моргана из Ллангатока. Но такое предположение вновь превращало Генри Моргана в родного брата генерал‑майора сэра Томаса Моргана и было решительно отвергнуто всеми здравомыслящими историками.

Исследуя родословную сэра Генри, Л. Уильямс предпринял попытку выяснить, где и в какой семье мог родиться сэр Генри. Он обратился к завещанию последнего, в котором упомянуты два его земельных владения на Ямайке – Лланримни и Пенкарн. Название Лланримни, очевидно, объяснялось тем, что жена сэра Генри, Мария Елизавета Морган, была второй дочерью его предполагаемого дяди – генерал‑лейтенанта сэра Эдварда Моргана, сына Томаса Моргана из манора Лланримни. По завещанию, написанному в марте 1665 года, сэр Эдвард оставил дом в Лондоне и «притязания на Лланримни» своей дочери Марии Елизавете, которая вскоре вышла замуж за Генри Моргана.

«Но почему Генри Морган назвал свое второе ямайское поместье Пенкарном?» – задается вопросом Уильямс. И отвечает так: Пенкарн был старым особняком, принадлежавшим Морганам из Тредегара, который находился в приходе Басаллег, недалеко от «исторического дома» Морганов. В 1595 году в Пенкарне проживала какая‑то ветвь Морганов. «Я… рискну предположить, – писал Уильямс, – что сэр Генри Морган мог быть сыном младшего сына Томаса Моргана из Мэкена и Тредегара, завещание которого было составлено в 1603 году; и что ветвь Морганов, из которой происходил Генри Морган, могла поселиться в Пенкарне в начале семнадцатого столетия. Таким образом, Генри Морган мог быть «близким соседом» [Уильяма] Моргана из Тредегара».


Версия доктора Уильямса представляется достаточно логичной, хотя и она не дает точного ответа на вопрос: кем же были родители сэра Генри и в каком именно валлийском селении он мог появиться на свет.

Точные даты рождения и крещения Генри Моргана неизвестны. 2 декабря 1671 года он заявил под присягой, что ему «тридцать шесть лет или около того» (в протоколе Совета Ямайки, датированном 21 декабря 1671 года, его возраст указан более определенно – 36 лет). Таким образом, Морган должен был родиться около 1635 года. Однако основатель Британского музея доктор Ганс Слоан, встречавшийся с сэром Генри незадолго до его смерти в 1688 году, определил на глазок, что тот выглядел «примерно на сорок пять лет». Если довериться информации Слоана, то Морган мог родиться около 1643 года. Все же из двух приведенных выше дат рождения Генри Моргана его биографы отдают предпочтение той, которую он сам назвал под присягой.

Как протекали детские и отроческие годы будущего героя вест‑индских легенд, мы не знаем. Сам он старательно замалчивал этот период своей жизни. Лишь в одном из писем, написанном в феврале 1680 года в Министерство торговли и плантаций, Морган кратко обронил: «Я оставил школу слишком рано, чтобы слыть знатоком тех или иных законов, и гораздо больше упражнялся с пикой, чем с книгой».
Нерешенной остается проблема появления Генри Моргана на островах Вест‑Индии. Когда он впервые попал на Антиллы и, главное, в качестве кого?

Первым на этот вопрос попытался ответить автор «Пиратов Америки» Эксквемелин. В голландском издании его книги утверждалось, что, нанявшись в одной из гаваней на корабль, Морган прибыл на остров Барбадос, где его «продали в рабство. Отслужив свой срок, он перебрался на остров Ямайку, где стояли уже снаряженные пиратские корабли, готовые к выходу в море. Он пристал к пиратам…»
Итак, если верить Эксквемелину, Морган попал на остров Барбадос в качестве «белого раба». Английские источники именуют эту категорию колонистов сервентами, то есть слугами по контракту, которые должны были работать у своих хозяев в течение определенного срока времени – от трех до семи лет.

В бристольских архивах обнаружена запись, датированная 9 февраля 1655 года, которая, казалось бы, подтверждает факт найма Моргана для работы на Барбадосе: «Генри Морган из Абергавенни, что в графстве Монмут, работник, отправлен к Тимоти Таунсенду, ножовщику из Бристоля, на три года, чтобы служить на Барбадосе, как условлено».

В данном документе упоминается некий Генри Морган из Абергавенни, однако у историков нет твердой уверенности в том, что это – будущий адмирал ямайских флибустьеров. Но если все же предположить, что в обоих случаях речь идет об одном и том же человеке, то, прибыв на Барбадос в 1656 году, Морган должен был получить свободу и перебраться на Ямайку в 1659 году.

Хирург Ричард Браун, хорошо знавший флибустьерского адмирала, в октябре 1670 года писал лорду Арлингтону: «В дополнение хотелось бы сообщить вашей чести, что адмирал Морган, находясь в Индиях 11 или 12 лет, благодаря своей храбрости возвысился от обычного джентльмена до того, кем он является теперь…»

В этом свидетельстве содержится указание на два весьма важных обстоятельства: с одной стороны, время появления Моргана в Вест‑Индии датируется примерно 1658–1659 годом (а не 1656 годом, в котором на Барбадос должен был прибыть слуга «Генри Морган из Абергавенни»); с другой – Браун утверждает, что Морган появился на Антиллах в качестве джентльмена, а не сервента.

Странно, но доктор Л. Уильямс не сомневался в том, что Генри Морган впервые появился на Барбадосе в качестве кабального слуги. Упомянув о свидетельстве Брауна, он заявил, что последний дал лишь приблизительную оценку времени прибытия Моргана в Вест‑Индию, и, следовательно, мы не должны всецело доверять этой информации. Сам Уильямс предположил, что Морган должен был появиться на Ямайке около 1660 года. Отсчитав от этой предполагаемой даты семь лет – обычное время службы сервентов в английских колониях, – он нашел, что «Генри Морган оставил свою страну в поисках приключений, судьбы и фортуны в 1653 году или около того, когда ему было семнадцать или восемнадцать лет от роду».

Морган, однако, категорически отрицал, что был когда‑либо кабальным слугой. Когда в 1684 году Уильям Крук издал в Лондоне английский перевод книги Эксквемелина, в котором повторялась голландская версия о продаже Моргана в рабство, адвокат сэра Генри подал на Крука в суд и потребовал от него сатисфакции за клевету. Издатель, естественно, извинился и позже публично объявил, что Морган был «сыном джентльмена хорошего происхождения из графства Монмут и никогда в своей жизни не был ничьим слугой, кроме Его Величества, покойного короля Англии».

В книге «Экспедиции и приключения капитана Бартоломью Шарпа и других в Южном море» (1684) также опровергалось утверждение о том, будто Морган происходил из семьи фермеров и продал себя в рабство на остров Барбадос. В этом издании сэр Генри назван выходцем из почтенной семьи, который впервые попал на острова Вест‑Индии в 1655 году в составе экспедиции, возглавляемой генералом Робертом Венейблсом и адмиралом Уильямом Пенном. Их целью было завоевание испанских колоний в Америке, в том числе крупных островов Гаити и Ямайка.

Хотя доказательств участия Генри Моргана в экспедиции генерала Венейблса и адмирала Пенна нет и оно плохо согласуется со свидетельством Ричарда Брауна, во многих жизнеописаниях валлийского флибустьера данный «факт» не подвергается сомнению. Например, Т. Бревертон, солидаризуясь с Д. Поупом, в новейшей биографии Моргана написал, что последний «почти наверняка был младшим офицером в экспедиции, отправленной в Вест‑Индию Оливером Кромвелем под командованием генерала Венейблса. – И далее: – Морган прибыл на Барбадос 29 января 1655 года в возрасте около 20 лет как прапорщик кромвелевских сил вторжения».

Бревертон не уточнил, в каком документе он нашел упоминание о «прапорщике» Моргане. Подобные уточнения отсутствуют также в книгах Э. А. Крейксханка, Д. Поупа и П. Эрла, не сомневавшихся, однако, что Морган принимал участие в вест‑индской экспедиции 1655 года.

Итак, обстоятельство и время появления Моргана на островах Антильского архипелага остаются предметом дискуссии и нуждаются в дальнейших изысканиях. Не менее туманны наши представления о том, когда Морган впервые прибыл на Ямайку и примкнул там к флибустьерскому братству.
«Виктор Губарев Загадки истории. Пираты»: Фолио; Харьков; 2016
ISBN 978‑966‑03‑5147‑9, 978‑966‑03‑7458‑4
Tags: Вселенная флибустьеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная флибустьеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments