roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ТАЙНЫ ПИРАТСКИХ КЛАДОВ. ФЛИБУСТЬЕР ИЗ НИОТКУДА

Рассказывая о начале флибустьерской карьеры Генри Моргана, автор «Пиратов Америки» демонстрирует весьма смутное представление об этом периоде его жизни. «Он пристал к пиратам, – сообщает Эксквемелин, – и за короткое время познал их образ жизни, сколотив вместе с товарищами за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег они выиграли в кости, часть получили из пиратской выручки. На эти деньги друзья сообща купили корабль. Морган стал его капитаном и отправился к берегам материка, желая кое‑чем поживиться у берегов Кампече. Там он захватил много судов».
Из процитированного текста явствует, что до избрания его капитаном Морган успел совершить «три или четыре похода» в качестве рядового джентльмена удачи. Если учесть, что впервые в качестве капитана он «засветился» в конце 1663 года (отправившись с несколькими другими пиратскими вожаками в длительную экспедицию, завершившуюся в августе 1665 года), то вышеупомянутые «три или четыре похода» должны были произойти ранее конца 1663 года. Попытаемся восстановить их хронологию.

Анализ деятельности различных флибустьерских капитанов, базировавшихся на Ямайке и Тортуге в 50–60‑е годы XVII века, показывает, что в среднем они совершали не более одной экспедиции в год. В таком случае Морган мог начать свою карьеру флибустьера примерно около 1659 года. Эксквемелин ничего не сообщает о том, с кем и куда Морган ходил за добычей между 1659‑м и 1663 годом, поэтому историкам не остается ничего другого, как строить на этот счет предположения.

По мнению Бревертона, Морган в 1659 году был одним из четырех капитанов, которые, получив каперское свидетельство от губернатора Тортуги Элиаса Уоттса, совершили набег на испанский город Сантьяго‑де‑лос‑Кабальерос. «Генри Морган был одним из капитанов, который затем командовал французским фрегатом из Нанта», – уточняет Бревертон.

Так ли это? Упомянутый поход на Сантьяго‑де‑лос‑Кабальерос подробно описан французским миссионером Ж.‑Б. дю Тертром. Согласно его данным, в экспедиции участвовали в основном французы. Сформировав отряд из 400 человек во главе с неким капитаном Делилем, они разделились на четыре роты, причем первую возглавил сам Делиль, вторую – пират по имени Адам, третью – Лормель, а четвертую – Ан Леру. Затем флибустьеры отыскали в порту капитана Лекубля, прибывшего на Тортугу из Нанта, и предложили ему отдать им свой фрегат «в аренду». По словам дю Тертра, «ему сказали откровенно, что он больше не хозяин его и что если он не отдаст его добром и по‑дружески, они заберут его силой».

О Моргане во всей этой истории не говорится ни слова. Поэтому попытку Бревертона сделать молодого валлийца одним из вожаков французского похода 1659 года на Сантьяго‑де‑лос‑Кабальерос следует признать неудачной. Столь же бездоказательным является утверждение известного французского популяризатора флибустьерской эпопеи Ж. Блона, писавшего: «В 1658 году в возрасте двадцати трех лет Морган перебрался с Барбадоса на Тортугу, где прожил пять лет. Об этом периоде он никогда не вспоминал и ничего не рассказывал (выделено мною. – Авт.), поскольку был там рядовым разбойником, а это тоже негоже для будущего флотоводца».

Более вероятным выглядит участие Моргана в двух самых известных набегах ямайских флибустьеров начала 60‑х годов XVII века – экспедициях на испанские города Сантьяго‑де‑Куба (1662) и Кампече (1663), хотя документов, подтверждающих данную гипотезу, не обнаружено.

Когда же появились первые достоверные известия о Моргане? В письме заместителю лорда‑адмирала Англии герцогу Альбемарлю, датированном августом 1665 года, губернатор Ямайки сэр Томас Модифорд упомянул о возвращении в Порт‑Ройял отряда пиратов численностью до 150 человек, во главе которого стояли капитаны Давид Маартен, Якоб Факман, Генри Морган, Джон Моррис и Томас Фримен. Отчет об их экспедиции был составлен 20 сентября того же года на основании показаний под присягой трех капитанов – Факмана, Моргана и Морриса.

Это был первый документ, в котором содержится описание похождений Генри Моргана в качестве одного из пиратских вожаков. В ходе указанной экспедиции флибустьеры разорили город Вилья‑Эрмоса в Мексике, захватили несколько испанских судов у берегов Юкатана и Гондураса, а также ограбили город Гранаду в Никарагуа.

Примечательно, что ямайский губернатор не стал наказывать Моргана и его компаньонов за несанкционированные действия против испанцев в Мексике и Центральной Америке. С одной стороны, Модифорду наверняка перепала часть добычи, доставленной флибустьерами в Порт‑Ройял; с другой – губернатор здраво рассудил, что в ближайшее время их «таланты» могут пригодиться для служения королю и отечеству.

Дальнейшей карьере Моргана способствовали три немаловажных обстоятельства: во‑первых, богатство, которое он привез в Порт‑Ройял из пиратской экспедиции 1665 года; во‑вторых, женитьба на Марии Елизавете, второй дочери и наследнице вице‑губернатора Ямайки сэра Эдварда Моргана; в‑третьих, сближение с валлийцем Робертом Биндлоссом – богатым купцом, плантатором, судьей, майором гарнизона Порт‑Ройяла и членом генеральной ассамблеи Ямайки. В конце 1665 года Биндлосс женился на старшей дочери сэра Эдварда Моргана, Анне Петронелле Морган. Таким образом, Генри Морган стал его свояком – мужем сестры жены.

Первые громкие деяния Моргана в бассейне Карибского моря датируются 1668 годом, когда он организовал и осуществил два успешных похода против испанских городов: сначала против Пуэрто‑Принсипе (ныне город Камагуэй на Кубе), а затем против Пуэрто‑Бельо. При этом наш герой действовал не на свой страх и риск, как обычный пират, а с разрешения властей Ямайки.

Поскольку нападения на Пуэрто‑Принсипе и Пуэрто‑Бельо оказались весьма прибыльными, колониальная администрация Ямайки закрыла глаза на то, что ее каперское поручение Моргану разрешало последнему действовать лишь против испанского судоходства, и позволила флибустьерскому вожаку действовать в прежнем духе.

В 1669 году Морган предпринял еще одну удачную экспедицию на Испанский Мейн, в ходе которой ограбил города Маракайбо и Сан‑Антонио‑де‑Гибралтар в Венесуэле, а также разгромил испанскую сторожевую флотилию – армаду де Барловенто, которая пыталась заблокировать его корабли в озере Маракайбо. Последнее событие легло в основу глав XVI («Западня») и XVII («Одураченные») приключенческого романа Р. Сабатини «Одиссея капитана Блада».

Однако самым знаменитым деянием Генри Моргана стал его грандиозный поход на Панаму в 1670–1671 годах, едва не сорвавший Мадридский мирный договор 1670 года. Этот поход не только вписал Моргана в анналы всемирной истории, но и породил множество легенд о кладах, якобы зарытых им на Панамском перешейке и на тихоокеанском острове Кокос.

После нападений головорезов Моргана на Пуэрто‑Принсипе и Пуэрто‑Бельо испанские власти предприняли ряд мер, чтобы отомстить англичанам за их бесчинства. 20 апреля 1669 года королева‑регент Испании официально разрешила своим губернаторам в Вест‑Индии вести военные действия против подданных английской короны. 24 декабря 1669 года (3 января 1670 года по новому стилю) капитан Мануэл Риверо Пардал получил от губернатора Картахены дона Педро де Ульоа репрессальную грамоту для нападений на английские суда и поселения в Карибском регионе и через три дня вышел на 14‑пушечном фрегате «Сан‑Педро‑и‑ла‑Фама» в море. Похожую репрессальную грамоту губернатор Сантьяго‑де‑Кубы выдал 26 января капитану Франсиско Галесино. Грамота позволяла ему «предпринимать любые враждебные действия, разрешенные во время войны, овладевая кораблями, островами, городами и портами, какие англичане имеют в Индиях».

Риверо Пардал первоначально планировал высадиться в Порт‑Моранте на юго‑восточном побережье Ямайки, однако противные ветры не позволили ему осуществить этот замысел, и он совершил набег на Кайманы. Там Риверо сжег хижины рыбаков и ловцов черепах, захватил кеч и каноэ, а также четырех детей, которых отвез на Кубу.

В конце февраля того же года, крейсируя между Кубой и Ямайкой, Риверо наткнулся на корабль «Мэри энд Джейн» флибустьера Бернарда Клаэсзоона по прозвищу Спейрдик. Губернатор Ямайки еще в конце января поручил ему отвезти кубинским властям письма с уведомлением о мире между Англией и Испанией, подписание которого готовилось в Мадриде. Спейрдик доставил упомянутые письма и несколько испанских пленников в гавань Мансанилья, откуда послал сообщение губернатору города Баямо. Губернатор прислал в Мансанильо одного из своих офицеров, который принял пленных и позволил англичанам сбыть контрабандные товары местным жителям.

27 февраля, покинув Мансанильо, Спейрдик заметил в море паруса вооруженного судна с английским флагом на корме. Это был фрегат Риверо. От борта «Мэри энд Джейн» отвалила шлюпка с двумя моряками, которым поручено было выяснить принадлежность встреченного судна. Моряки были задержаны Риверо. Узнав от пленных, что их судно приписано к Ямайке, корсар тут же спустил английский флаг и произвел по «Мэри энд Джейн» бортовой залп.

Хотя у Спейрдика было меньше людей, он принял вызов, и два судна сошлись в артиллерийской дуэли, продолжавшейся около трех часов. Бой прервался с наступлением темноты. На рассвете «Мэри энд Джейн» и «Сан‑Педро» снова вступили в сражение, продолжавшееся около четырех часов. Риверо потерял половину своих людей. Однако численное превосходство команды «Сан‑Педро» все же дало себя знать. К тому моменту, когда флибустьеры сдались, их корабль был охвачен огнем, а несколько человек убито, включая Спейрдика. В плен угодили 13 уцелевших моряков. Четырех пленных Риверо решил забрать с собой в Картахену, а остальных отправил на баркасе к Модифорду.

18 марта Модифорд описал этот инцидент в письме лорду Арлингтону: «Несмотря на отмену мной каперских свидетельств и пр., испанский военный корабль, снаряженный губернатором Сантьяго‑де‑Кубы, напал на наше торговое судно под командованием капитана Бернарда, старого корсара, который был допущен к торговле испанцами в Баямо; он имел лишь 18 людей, а тот, другой, – 80. Наш корабль оказал весьма храброе сопротивление, убив 36 человек, и к тому моменту, когда сдался, был охвачен огнем от носа до кормы. Мы потеряли доброго старого капитана и четырех людей…»

Обеспокоенные активностью испанских корсаров, власти Ямайки в течение весны и лета продолжали собирать сведения о враждебных действиях испанцев против подданных британской короны. 30 марта были взяты показания у капитана Джона Коксона и его компаньона Питера Бёрсета. Свидетели сообщили, что «десять недель тому назад» они поднимались на борт каперского судна капитана Томаса Роджерса, находившегося в заливе Кампече. Роджерс рассказал им, что шестнадцатью днями ранее он «был атакован испанским военным кораблем из Картахены и, защищаясь, взял его на абордаж и захватил». На борту приза флибустьеры обнаружили англичанина Эдварда Брауна; последний заявил под присягой, что когда он жил в Картахене, там «была объявлена война Ямайке посредством битья в барабаны».

На следующий день губернатор Ямайки взял показания у Николаса Хикса. Тот заявил, что, посетив в ноябре 1669 года остров Кюрасао, встретил там «некоего Принса, англичанина, который был тогда кормчим или шкипером испанского корабля из Пуэрто‑Бельо». Принс сообщил Хиксу, что испанцы в Пуэрто‑Бельо поклялись «не давать пощады ни одному англичанину, торговому или военному кораблю, и он был уверен, что они никогда не имели мира с англичанами».

Тем временем Риверо Пардал снова вышел из Картахены на промысел. Его фрегат сопровождало судно «Гальярдина» – бывший французский капер, захваченный испанцами двумя годами ранее. 1 июня, подняв на мачтах фальшивые английские флаги, Риверо и его компаньон появились у северного побережья Ямайки, где в течение полутора часов преследовали шлюп Уильяма Харриса. Последний выбросил свое судно на пляж и, отстреливаясь, укрылся в зарослях на берегу. Корсары ухитрились стащить шлюп Харриса на воду и, прихватив с собой обнаруженное поблизости каноэ, увели призы на Кубу.

Через неделю Риверо Пардал снова появился у северных берегов Ямайки. Десант из 30 налетчиков сжег несколько домов в Монтего‑Бей. Затем, погрузив добычу на свои суда, испанцы вернулись на Кубу.

23 июня Риверо Пардал в третий раз появился у побережья Ямайки; кроме «Сан‑Педро» и «Гальярдины», в его флотилии находился ранее захваченный шлюп, который он переоснастил в порту Сантьяго‑де‑Кубы. Около 40 ополченцев из ямайской милиции заметили подозрительные суда за час до того, как они стали на якорь в подветренной стороне. На следующий день корсары высадились на берег и сожгли два дома.

В одном из писем с Ямайки, датированном 28 июня, сообщалось, что испанцы, предав огню много домов и взяв пленных, «появились затем близ Уэлзи‑Вуда, но, обнаружив на берегу вооруженных людей, ушли назад в море». Налетчиков определили по куску парусины, прибитому к дереву возле места высадки, на котором было написано собственноручное послание Риверо Пардала Генри Моргану с вызовом его на бой:

«Я, капитан Мануэл Риверо Пардал, командиру эскадры приватиров на Ямайке. Я тот, кто за этот год совершил следующее. Я пришел на побережье Кайманов, сжег 20 домов, сразился с капитаном Эйри и захватил у него кеч, нагруженный провизией, и каноэ. И я тот, кто захватил капитана Бейнса и отвел приз в Картахену, а теперь я пришел на это побережье и жгу его. И я прибыл, чтобы встретиться с генералом Морганом, с 2 кораблями, несущими 20 пушек. Я требую, дабы он, прочитав сие, отправился на это побережье и встретился со мной, чтобы он мог увидеть храбрость испанцев. Лишь за неимением времени я не пришел ко входу в Порт‑Ройял, чтобы передать сие на словах от имени моего короля, да хранит его Господь. Датировано 5 июля 1670 года».

В конце сентября Мануэл Риверо зашел в одну из бухт на востоке Кубы, где голландский флибустьер Йохан Йеллес как раз кренговал свое судно, и высадил на берег 80 мушкетеров. Однако людям Йеллеса посчастливилось бежать. В это время ветер с моря занес в бухту 9‑пушечный фрегат «Долфин» капитана Джона Морриса. Хотя корабль Риверо был сильнее, имея на борту «восемь добрых пушек, шесть вертлюжных пушек и добрый запас амуниции с гранатами и горшками с горючей смесью», корсары Морриса смело атаковали его. После первого же залпа «Долфина» испанцы оставили свои пушки и бросились врассыпную. Риверо попытался остановить бегущих, но был убит наповал выстрелом в горло. Когда люди Риверо стали в панике прыгать за борт, флибустьеры хладнокровно расстреливали их прямо в воде. В живых осталось лишь четверо или пятеро испанцев, спрятавшихся в трюме. Их нашли, когда «Сан‑Педро‑и‑ла‑Фама» был взят на абордаж.

Объявив испанский фрегат законным призом, Моррис нашел среди бумаг Риверо репрессальные грамоты, которые были доставлены в Порт‑Ройял вместе с призом и испанскими пленными. 31 октября Модифорд приложил эти документы к очередному письму, адресованному госсекретарю лорду Арлингтону.

Арлингтон отнесся к сообщениям Модифорда о нападениях испанских корсаров на англичан в Вест‑Индии достаточно спокойно, понимая, кто спровоцировал испанцев на подобные действия. 12 июня 1670 года он писал губернатору Ямайки: «Нападения испанских военных кораблей на капитана Бернарда и прочих, имевшие место в заливе Кампече, вовсе не удивительны после тех враждебных акций, которые ваши люди совершили на их территориях, и, поскольку этот способ войны не делает чести и не приносит прибыли Его Величеству, он намерен положить ему конец».

В то же время Арлингтон дал понять Модифорду, что пока новый англо‑испанский договор не подписан, король готов терпеть присутствие флибустьеров на Ямайке – правда, при условии, что они не будут вести военные действия против испанских подданных на суше.
«Виктор Губарев Загадки истории. Пираты»: Фолио; Харьков; 2016
ISBN 978‑966‑03‑5147‑9, 978‑966‑03‑7458‑4
Tags: Вселенная флибустьеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная флибустьеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments