roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ТАЙНЫ ПИРАТСКИХ КЛАДОВ. НА КАПЕРСКОЙ СЛУЖБЕ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

29 июня 1670 года в Спаниш‑Тауне состоялось экстренное заседание Совета Ямайки, проходившее под председательством сэра Томаса Модифорда. В решении Совета записано: "Поелику этому собранию благодаря копии каперской грамоты, присланой губернатором Кюрасао, стало известно, что королева‑регент Испании своей цедулой, датированной в Мадриде 20 апреля 1669 года, приказала своим губернаторам в Индиях вести открытую войну против подданных нашего суверенного государя короля в этих краях мы покорно уведомляем и просим ваше превосходительство для своевременного предотвращения надвигающегося несчастья пожаловать каперское поручение адмиралу Генри Моргану, чтобы быть ему адмиралом и главнокомандующим всех военных кораблей, приписанных к этой гавани, и всех офицеров, солдат и моряков, приписанных к ним".Через несколько дней, 2 июля, Моргану вручили каперское поручение, содержание которого отчасти дублировало процитированный выше документ. К каперскому поручению прилагались соответствующие инструкции.
Понимая, что его антииспанская политика может вызвать недовольство правительства в Лондоне, Модифорд 6 июля отправил лорду Арлингтону письмо, к которому приложил не только вышеупомянутое решение Совета Ямайки, но и копию испанской каперской грамоты, выданной губернатором Сантьяго‑де‑Кубы 26 января 1670 года. Кроме того, в тот же день он продиктовал своему секретарю пространное письмо для канцлера казначейства лорда Эшли. В письме Модифорд сообщал, что его сын Чарлз должен передать лорду‑канцлеру документы, содержащие не только анализ политической ситуации в Вест‑Индии, но и аргументы в поддержку антииспанских действий флибустьеров Ямайки. В конце письма губернатор просил лорда Эшли связаться с Карлом II, чтобы добиться от него одобрения предпринятых ямайской администрацией мер.

22 июля адмирал Морган получил от губернатора дополнительные инструкции. В них указывалось, что, поскольку ничто не может быть столь противно интересам Его Величества, как «старый беззаконный обычай капитанов приватиров покидать флот, когда им заблагорассудится», Морган, обнаружив подобное намерение, решением военного трибунала должен был отобрать у таких ненадежных лиц каперские грамоты и передать их тем, в ком он не сомневается. Если же кто‑то из капитанов все же покинет флот без разрешения адмирала, а затем будет пойман, его надлежало заковать в цепи и отправить начальнику полиции Ямайки. Никто из «частных солдат или моряков» не имел права покинуть флот или «бегать с одного корабля на другой» без письменного разрешения адмирала.

12 августа 1670 года Морган снялся с якоря и под грохот артиллерийского салюта вывел свою флотилию из гавани Порт‑Ройяла. Буквально на следующий день Модифорд получил письмо с новыми распоряжениями короля относительно приватиров. Его Величество настаивал, чтобы губернатор Ямайки удерживал флот флибустьеров от активных антииспанских действий.

20 августа Модифорд писал лорду Арлингтону, что, получив королевские инструкции 13 августа, он тут же отправил сообщение о них Моргану, «который отплыл из этой гавани днем ранее». При этом Модифорд просил адмирала, чтобы, «отправляясь на эту войну, он вел себя со всей возможной умеренностью». Морган ответил, что готов придерживаться этих указов, «насколько это возможно, но нужда может заставить его или высадиться на сушу в стране испанцев ради дров, воды и провизии, или покинуть эту службу». 14 августа флибустьерская флотилия продолжила движение вдоль южного побережья острова.

Согласно «Правдивому отчету об экспедиции адмирала Генри Моргана против испанцев в Вест‑Индии в год 1670», написанному на основании реляции самого адмирала, его флот состоял в то время из 11 кораблей с 600 людьми на борту. Он обогнул западную оконечность Ямайки, прошел к побережью Кубы, а оттуда повернул на восток, в сторону Гаити. 2 сентября корабли прибыли к острову Ваш, назначенному местом сбора для всех флибустьеров Карибского моря. Вице‑адмиралом флота избрали Эдварда Коллира, недавно вернувшегося на Ямайку из экспедиции на фрегате «Сэтисфекшн». Врач Ричард Браун, находившийся на борту корабля Коллира, был назначен главным хирургом флота.

В начале сентября Морган отправил Коллира к побережью Новой Гранады с флотилией из 6 судов, на борту которых разместилось 400 человек (Эксквемелин пишет, что в этой флотилии было четыре судна и одна барка). Коллир и его люди должны были добыть у испанцев продовольствие и информацию «о готовившемся испанском вторжении на Ямайку», а также, если повезет, ограбить ранчерию – местную жемчужную ферму.

В письме лорду Арлингтону, датированном 20 сентября, губернатор Ямайки упомянул о том, что 12‑го числа капитан Хиз доставил ему пакет с новостями от Моргана. Адмирал сообщал, что после выхода в море благополучно обогнул Ямайку и поднялся на широту Кубы, где оставил один из кораблей для разведки и добычи «языка». Затем на флотилию обрушился шторм, в результате которого три судна отбились от оставшихся семи. Спустя несколько дней, пишет далее Модифорд, в Порт‑Ройял прибыли «три добрых судна и кеч», которые были тут же отправлены к Моргану. В письме также содержится упоминание о капитане Джозефе Брэдли, вернувшемся из похода в Мексиканский залив. Брэдли и его компаньоны – голландцы Геррит Герритсзоон и Йохан Йеллес – вскоре тоже присоединились к флоту Моргана.

Пока часть корсаров и буканьеров занималась охотой и снаряжением судов у острова Ваш, флотилия Эдварда Коллира ушла к берегам Южной Америки. На траверзе Рио‑де‑ла‑Ачи она появилась лишь спустя пять недель – 14 октября. Эксквемелин описал этот поход весьма схематично и неточно. Биограф Моргана П. Эрл, опираясь на обнаруженные им данные из испанских архивов, нарисовал более достоверную картину происшедшего.

Население городка в то время не превышало ста человек и состояло из испанцев, негров, мулатов и метисов. Хотя гавань защищал форт с четырьмя пушками, флибустьеры полагали, что им не будет оказано серьезное сопротивление. Суда Коллира были замечены береговой стражей на рассвете. В семь часов утра флибустьеры осуществили высадку примерно в двух милях от городка и стройной колонной двинулись к нему по пляжу. Часть жителей Рио‑де‑ла‑Ачи тут же бежала в лес со всеми ценными вещами; другие «при первом появлении врага застыли от страха и не хотели сражаться». Описывая их поведение, очевидец свидетельствовал, что некоторые из них умоляли пиратов пощадить их, а некоторые «спрятались под тюфяками и корзинами».

Без труда овладев городком, Коллир оставил пленных под охраной небольшого отряда, а сам с основными силами двинулся к форту. На переговоры с гарнизоном был выслан трубач – солдатам предлагали сдаться на почетных условиях. Однако к тому времени гарнизон форта был усилен сорока моряками с корсарского судна «Гальярдина», еще недавно проводившего операции против англичан совместно с Риверо Пардалом, а теперь стоявшего на якоре в гавани. Эти моряки убедили солдат принять бой. Ответ коменданта, доставленный парламентером Коллиру, гласил: «Нет, мы не можем сдаться просто так, ибо это – крепость, принадлежащая королю. Мы можем сдаться лишь в силу принуждения оружием».

Началось сражение, длившееся до вечера. Когда с обеих сторон было убито несколько человек, бой затих, и испанцы запросили пощады. Заняв форт, флибустьеры допросили пленных. Двоих из них Коллир велел казнить за то, что «по их вине он потерял так много времени».

После захвата форта, заперев в нем 44 пленника, флибустьеры отправились грабить покинутое жителями селение. Увы, добыча их разочаровала. Пришлось выслать в погоню за беглецами летучий отряд. Он настиг одну из групп беженцев. «На следующий день, – рассказывает Эксквемелин, – пленников стали пытать обычным образом, чтобы узнать, где спрятаны добро и деньги, причем некоторые пленники это знали, а другим ничего не было на этот счет известно. Пираты разделились на группы и сумели захватить довольно много всякого добра и рабов».

Поскольку захват сокровищ не являлся главной задачей этой вылазки, флибустьеры через четыре дня Переключились на поиски провианта. Пленным сообщили, что если в течение 24 дней они не доставят в Рио‑де‑ла‑Ачу 1000 арроб мяса и 2000 арроб маиса, их обезглавят. Специальные уполномоченные были посланы во все уголки провинции с заданием организовать сбор мяса и маиса. Один из них сообщил об этом в письме, адресованном Симону Барранко, губернатору Санта‑Марты. Последний вызвал своего секретаря и продиктовал ему письмо для губернатора Картахены дона Педро де Ульоа. Новости были неутешительными. Флибустьеры проболтались о том, что собирают на Ямайке и у острова Ваш большой флот для вторжения на Испанский Мейн. Нападению могли подвергнуться либо Картахена, либо Панама.

Вскоре после того, как требование корсаров было выполнено, и провиант погрузили на их суда, Коллир отдал приказ возвращаться на остров Ваш. Помимо мяса и маиса, налетчики забрали с собой 38 пленных, «Гальярдину» и еще одну барку, находившуюся в гавани Рио‑де‑ла‑Ачи в день захвата городка.

Пока отряд Эдварда Коллира бесчинствовал на берегах Новой Гранады, остальные флибустьеры тоже не сидели без дела: они охотились на острове Ваш и южном побережье Эспаньолы, заготавливали мясо, смолили борта кораблей и выполняли другие ремонтные работы.

В «Правдивом отчете и реляции об этой моей последней экспедиции против испанцев» Морган отмечал, что 30 сентября к его флотилии присоединился фрегат «Долфин» капитана Джона Морриса, отправленный к нему губернатором Ямайки. Моррис привел с собой фрегат Риверо Пардала «Сан‑Педро‑и‑ла‑Фама», захваченный им близ восточного побережья Кубы. Приз был переименован в «Лэмб» и передан под командование капитана Ричарда Пауэлла.

7 октября, в разгар сезона ураганов, на флотилию Моргана обрушился шторм, который выбросил на берег все суда, кроме адмиральского. Когда погода наладилась, команды приступили к починке кораблей. Почти все они вскоре вновь были на плаву.

В октябре на рандеву к острову Ваш пришли еще 3 французских судна с Тортуги, а в ноябре – 7 судов с Ямайки. Исходя из данных, присланных ему Морганом, губернатор Ямайки 31 октября писал лорду Арлингтону, что во флоте флибустьеров насчитывается 1100 англичан и 200 французов; кроме того, велись переговоры с еще 400 французами, восставшими на Тортуге и Сен‑Доменге против губернатора Бертрана д’Ожерона – представителя ненавистной им монопольной Французской Вест‑Индской компании. Модифорд добавил, что из Порт‑Ройяла к Моргану собираются также отплыть корабли капитанов Лоренса Принса, Томаса Харрисона и Ричарда Ладбери, недавно вернувшиеся из Никарагуа, а также 5 других судов.

Коллир вернулся к острову Ваш 28 ноября. Французы узнали в трофейной «Гальярдине» флибустьерский корабль с Тортуги, захваченный капитаной из Картахены пятью годами ранее. Адмирал согласился передать этот приз одному из своих французских союзников – капитану Жану Гасконцу.

В самом конце ноября Морган и его капитаны допросили двух испанских пленных, доставленных Коллиром. От них хотели получить сведения, подтверждающие намерение испанцев захватить Ямайку. О том, как это делалось, позже рассказал хирург Ричард Браун: «Первым делом, когда мы оказывались в чужих краях, был захват пленного, от которого мы требовали сказать, подписать собственноручно и заверить печатью, что в Картахене, Порто‑Белло или других морских городах они [испанцы] собирают войска и снаряжают флот для выхода в море, дабы вторгнуться на Ямайку. Некоторые под пытками соглашались сделать то, что нам было нужно. Другие, более благородные и сильные, не желали говорить или подписывать то, о чем они не знали, каковых тогда рубили на части, расстреливали или вешали».

Среди тех, кто отказался подписать то, что требовали от него флибустьеры, был капитан «Гальярдины». Однако другие испанцы оказались не столь стойкими. 29 ноября секретарь Моргана Джон Пик записал показания шкипера «Гальярдины» Марко де Лубы и моряка с Майорки Лукаса Переса. Упоминание в показаниях пленников президента Панамы могло указывать на то, что именно Панама должна была стать главной мишенью корсаров.

В сочинении Эксквемелина и в «Правдивом отчете…» утверждается, что флот Моргана насчитывал 37 судов. Однако по данным ямайского губернатора Модифорда, объединенный флот насчитывал 36 судов, в том числе 28 английских и 8 французских. В любом случае это было самое крупное соединение корсарских кораблей за всю историю Америки.

«После генерального осмотра, – сообщает Эксквемелин, – выяснилось, что на них насчитывается две тысячи один человек; все хорошо вооружены ружьями, пистолетами, саблями, у всех были порох и пули, а также все прочее необходимое боевое снаряжение… Когда Морган все осмотрел, он разделил свои силы, иначе говоря, составил две эскадры под двумя различными флагами – королевским флагом Англии и белым флагом; потом он назначил вице‑адмирала и контр‑адмирала. Всем кораблям, которым не было дано особых поручений, он отдал приказ: овладевать испанскими поселениями, захватывать все корабли, которые встретятся в море или в гавани, а также разрешил репрессии, исходя из того, что испанцы – это открытые враги английской короны».

Согласно показаниям пленного индейца Хуана де Лао, среди пиратов находилась одна женщина: «Это была маленькая старая англичанка, и все знали, что она была ведьмой, которую англичане брали с собой для того, чтобы она делала им предсказания и с помощью своего дьявольского искусства сообщала, что им следует предпринять».
2 декабря Морган собрал своих капитанов на борту флагманского фрегата «Сэтисфекшн». Во время военного совета он выдал каперские свидетельства тем капитанам, которые их не имели. Покончив с этим вопросом, перешли к обсуждению возможных объектов для нападения. Первым объектом был назван город Сантьяго‑де‑Куба, упоминавшийся в инструкциях ямайского губернатора. Поскольку этот город после пиратского набега 1662 года был сильно укреплен и обещал мало добычи, большинство капитанов отвергло его в качестве цели похода. Вторым возможным объектом назывался мексиканский порт Веракрус. Капитаны знали, что он наполнялся сокровищами только с приходом в его гавань кораблей «серебряного флота», а в остальное время представлял собой довольно сонное и небогатое поселение. Поэтому идея похода на Веракрус тоже была отброшена.

Обсуждались еще две цели – Картахена и Панама. После бурных дебатов капитаны остановили свой выбор на Панаме, о чем они письменно уведомили адмирала:
«Достопочтенный сэр,
После серьезного обсуждения того, какой город может быть наиболее выгодным для сохранения англичан, особливо для безопасности Его Величества острова Ямайка, а также для предотвращения вторжения испанцев, учитывая, что все прочие командиры флота полностью доверили нам, чьи имена указаны ниже, принять решение о нападении на такой город, какой мы сочтем наиболее подходящим для захвата ради благополучия Ямайки и чести нашей нации, мы все твердо решили, что для блага Ямайки и сохранения нас всех необходимо захватить Панаму, президент которой пожаловал несколько каперских поручений против англичан к большому убытку Ямайки и наших купцов, о чем показания под присягой двух испанских пленников весьма красноречиво свидетельствуют. Таково мнение и решение подполковника и вице‑адмирала Джозефа Брэдли, Ричарда Нормана, Томаса Харрисона, Роберта Деландера, Джона Хармонсона [Яна Харменсзоона], Джона Галуна [Жана Гасконца], Джона Пайна, Диего Молины [Мулата], контр‑адмирала [Эдварда] Коллира, Лоренса Принса, Джона Морриса, Томаса Роджерса, Чарлза Свана, Генри Уилса, Ричарда Ладбери, Клемента Симмонса.
Генри Моргану, эсквайру, адмиралу и главнокомандующему Его Величества флота, принадлежащего Ямайке, для этой экспедиции».

Текст данного решения вместе с показаниями испанских пленников был отправлен Модифорду 6 декабря. Губернатор получил его тогда, когда о мире с Испанией ему было уже доподлинно известно. Тем не менее, согласно показаниям Джона Пика, губернатор не отменил задуманную экспедицию.

Суда флотилии начали сниматься с якорей 6 декабря, о чем Морган сообщил Модифорду в письме, датированном указанным числом. Эту дату подтверждает также Уильям Фогг в своей «Реляции» от 4 апреля 1671 года. В то же время в «Правдивом отчете…» от 20 апреля 1671 года секретарь Моргана записал, что они вышли в море 8 декабря.
Готовя себе алиби, Модифорд все же отправил адмиралу флибустьеров сообщение о Мадридском мире, «полученное им от частного лица», но шлюп с этим сообщением прибыл на Эспаньолу через несколько дней после ухода оттуда пиратских кораблей. 18 декабря губернатор написал лорду Арлингтону, что вновь отправил шлюп с сообщением о Мадридском мире на поиски адмирала – на сей раз в сторону материка, и выразил надежду, что известие об англо‑испанском договоре не позволит приватирам совершить нападение на подданных испанской короны. Позже Джон Пик показал под присягой, что шлюп с письмом губернатора прибыл в расположение пиратской флотилии за три дня до того, как Морган повел своих людей на Панаму, но в указанном письме не было прямых указаний об отмене экспедиции.

По пути к Панамскому перешейку флибустьеры захватили остров Санта‑Каталина (ныне Провиденсия). Это случилось 14 декабря. Здесь нашли людей, знавших дорогу через перешеек к Панаме.
«Виктор Губарев Загадки истории. Пираты»: Фолио; Харьков; 2016
ISBN 978‑966‑03‑5147‑9, 978‑966‑03‑7458‑4
Tags: Вселенная флибустьеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная флибустьеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments