roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ТАЙНЫ ПИРАТСКИХ КЛАДОВ. ФОРТ СВЯТОГО ЛАВРЕНТИЯ

Находясь на Санта‑Каталине, Морган отобрал 470 добровольцев и отправил их на борту четырех кораблей и одной барки на захват форта Сан‑Лоренсо‑де‑Чагрес. Это укрепление прикрывало вход в устье реки Чагрес, откуда флибустьеры планировали начать свой поход через перешеек. Морган не стал привлекать к штурму Сан‑Лоренсо все свои силы, чтобы испанцы раньше времени не догадались о его подлинных намерениях. Передовой отряд возглавил вице‑адмирал флотилии Джозеф Брэдли, поднявшийся на борт 14‑пушечного фрегата «Мейфлауэр»; его помощниками были капитан Ричард Норман, командовавший 10‑пушечным фрегатом «Лилли», и голландец Ян Эрасмус Рейнинг, шедший на 12‑пушечном «Сивилиэне». Д. Марли называет капитаном «Сивилиэна» Йохана Йеллеса де Леката, но последний, скорее всего, был заместителем Яна Эрасмуса.
Направив к Сан‑Лоренсо меньшую часть своих сил, Морган не знал, что президент Панамы дон Хуан Перес де Гусман значительно усилил гарнизон этой крепости. Из письма президента Панамы дона Хуана королеве‑регенту от 19 февраля 1671 года видно, что о планах флибустьеров атаковать Картахену, Пуэрто‑Бельо или Панаму он узнал еще в декабре 1670 года. Это известие доставил ему посланец от губернатора Картахены. Испанцы ошибочно полагали, что в объединенном войске английских и французских пиратов насчитывается 3 тысячи человек. Чтобы не дать разбойникам возможности проникнуть на реку Чагрес, по которой проще всего было добраться до Панамы, дон Хуан выслал в крепость Сан‑Лоренсо‑де‑Чагрес подкрепления – 50 солдат панамского гарнизона во главе с адъютантом Луисом Гонсалесом и 50 вооруженных самбос (потомков от смешанных браков между индейцами и неграми) во главе с капитаном Хуаном де Легисано. Они прибыли в Сан‑Лоренсо за две недели до прихода флибустьеров и поступили в распоряжение коменданта крепости дона Педро де Лисальдо‑и‑Урсуа. С приходом подкреплений общая численность гарнизона Сан‑Лоренсо превысила 350 человек (Эксквемелин определил его численность в 314 человек, Фогг – в 370 человек).

«Примерно за пять месяцев до этого я консультировался с доном Хуаном де Арасом, капелланом аудиенсии, и другими разумными персонами, – писал губернатор Панамы. – И они убеждали меня, что форты на реке, как и крепость, неприступны. В ответных письмах, которые я получил от дона Педро де Лисальдо, он заверил меня в том же относительно укреплений Чагре, дабы я не беспокоился о них, поскольку если бы даже и шесть тысяч человек подступились к ним, он с теми фортификациями и людьми, коими располагал, смог бы защититься и разбить их».

Каким же образом флибустьеры смогли взять столь мощный форпост? Описания этой операции содержатся в сочинении Эксквемелина, отчете Фогга, письмах президента Панамы и воспоминаниях Яна Эрасмуса Рейнинга.

«Покинув остров Санта‑Каталина, – сообщает Эксквемелин, – три дня спустя  пираты подошли к крепости Чагре, которая стояла на высокой горе в устье одноименной реки. Крепость со всех сторон была защищена палисадами с земляными насыпями, а гору пересекал глубокий ров глубиной футов в тридцать (Фогг определил его глубину в двенадцать футов. – Авт.). По дороге в крепость через него был перекинут узкий мост, по которому мог пройти только один человек; со стороны суши у крепости было четыре бастиона, а с моря – один. С юга гора была очень крута и взобраться на нее было совершенно невозможно, с северной же стороны протекала река. У самой воды на скале стояла башня, и на ней было установлено восемь пушек, которые уничтожили бы каждого, кто появился со стороны реки; немного дальше было еще две батареи по шесть пушек, державших под обстрелом берег. На горе было несколько складов с боевым снаряжением и провиантом… В гору вела лестница, по которой поднимались в крепость. К западу от крепости имелась гавань…»

Появившись возле устья реки Чагрес, флибустьеры два дня потратили на рекогносцировку. Брэдли с сожалением констатировал, что войти в реку, не взяв крепость, невозможно. Он также понял, что его люди не смогут подняться на скалу ни со стороны моря, ни со стороны реки. Оставалось высадиться на берег в четырех милях к северу от Сан‑Лоренсо и атаковать крепость со стороны суши.

27 декабря 1670 года (6 января 1671 года по григорианскому календарю, которым пользовались испанцы) часовой, дежуривший на дозорной башне крепости, увидел, как флотилия пиратов стала на якорь в гавани Эль‑Портете‑де‑Наранхос и шесть каноэ начали доставлять на пляж вооруженных людей. С утра до полудня они совершили пятнадцать ходок, высадив от 300 до 400 человек. К часу дня флибустьеры скрылись в лесах и оврагах, лежавших между пляжем и крепостью.

Кроме часового, за маневрами неприятеля внимательно следили разведчики – 25 лучников и копейщиков чернокожего капитана Хосе де Прадо. Они сообщили коменданту о численности, диспозиции и вооружении корсаров, после чего дон Педро велел людям Прадо устроить засаду в узком проходе на подступах к Сан‑Лоренсо.

В письме, адресованном президенту Панамы, дон Педро писал:
«Сеньор, уведомляю вас, что сегодня, в праздник Богоявления, враг высадил своих людей с флагами и трубами в Портете‑де‑Наранхос, менее чем в лиге от этой крепости… Я ожидаю их в два‑три часа ночи или на рассвете. Донесения указывают на то, что там примерно три сотни людей, но даже если там будет намного больше, они будут хорошо проучены. Да хранит вас Господь многие годы. Здесь имеется плеть для этих неверных!»

И дон Педро, и капитан Прадо ошиблись в своих расчетах. Флибустьеры не стали углубляться в лес, а за два часа прошли вдоль пляжа от места высадки до подножия скалы. Наиболее трудным оказался последний участок пути, когда им пришлось карабкаться вверх, пробивая себе путь через заросли с помощью мачете. К двум часам пополудни люди Брэдли находились уже под крепостью. Перед ними лежал открытый участок местности, легко простреливаемый испанцами. За этим участком тянулся глубокий овраг – Ла‑Кебрада‑де‑лас‑Лахас («Овраг с помоями»), а за ним ввысь уходили стены и бастионы Сан‑Лоренсо.

У флибустьеров не было ни пушек, ни осадной техники. Большинство из них были вооружены мушкетами, пистолетами, саблями или мачете. Кроме того, гренадеры имели при себе ручные бомбы, или гранаты.

Поскольку Брэдли был невысокого мнения о храбрости испанцев, он решил атаковать крепость без промедления. Однако первый штурм оказался неудачным. Эксквемелин рассказывает:
«Когда пираты подошли к крепости, испанцы встретили их залпом из тяжелых пушек и нанесли пиратам большой урон… Место, по которому должен был пройти отряд, чтобы захватить крепость, было совсем плоское и голое. Испанцы их видели, сами же оставались невидимыми. Отряд попал в тяжелое положение, пираты не знали, как лучше захватить крепость, которая застряла у них, словно кость в горле. Вернуться назад они тоже не могли, дабы не опозориться перед своими товарищами. Поэтому они решили взять крепость штурмом, пусть бы даже она не стоила этого. Они храбро пошли в атаку с ружьями и гранатами, но испанцы были надежно прикрыты и не несли почти никаких потерь. Они стреляли сверху из пушек и мушкетов и кричали: «Vengan demas, perros ingleses enemigos de Dios у del Rey; Vosotros no habeis de ir a Panama!» Это означало: «Приведите и остальных, английские собаки, враги Бога и короля, вам все равно не пройти в Панаму!»
В конце концов пираты были вынуждены отступить».

Неудача под стенами Сан‑Лоренсо ставила под угрозу срыва всю задуманную акцию по захвату Панамы. Брэдли, посовещавшись со своими людьми, решил в тот же вечер предпринять еще одну отчаянную попытку штурма. То вскакивая на ноги, то припадая к земле, флибустьеры быстро миновали открытое пространство и залегли в овраге под стенами крепости. Здесь они разделили свои силы. Основной отряд во главе с Брэдли должен был штурмовать стену между бастионами Сан‑Франсиско и Сан‑Хосе, тогда как второму отряду было поручено атаковать бастион Сан‑Антонио, находившийся возле выступа скалы, обращенного к морю.

Солнце садилось, и силуэты защитников крепости были четко видны на фоне солнечных лучей. Первыми в атаку пошли гренадеры. Под прикрытием огня из мушкетов они забросили зажигательные бомбы на навес из тростника и пальмовых листьев, защищавший от дождей двойной частокол деревянных стен. Тростник и листья загорелись, осветив солдат гарнизона; одна секция навеса обвалилась за парапет, на склад оружия и пороха; другие секции, объятые пламенем, рухнули на деревянные стены.

Одержать победу над испанцами штурмующим помог случай, ярко описанный Эксквемелином: «Одному из пиратов пробили стрелой плечо (Ян Эрасмус Рейнинг утверждает, что это был Рок Бразилец). Кляня все на свете, он вытащил ее, схватил кусочек ситца, который был у него в кармане, обмотал стрелу и сунул ее в огонь. Стрела вспыхнула, он забил ее в ружье и выстрелил в один из крепостных домиков, покрытый пальмовыми листьями. Его товарищи поступили так же. Вскоре они изловчились и подожгли два или три дома. Испанцы были так увлечены обороной, что даже не заметили, как занялась у них над головой крыша; от пожара взорвалась часть порохового запаса, и много испанцев погибло. Пираты, завидя взрыв, стали наступать еще яростнее, но пожар не поколебал испанцев, они стали гасить огонь. Однако воды им не хватало, чтобы остановить пламя… Как только пираты заметили, что огонь усилился и перешел на другие дома внутри крепости, они догадались, как зажечь ее и снаружи.

Сначала они пытались поджечь палисады. Однако дело это оказалось тяжелым, и пираты понесли большие потери. В ров, куда спустились пираты, испанцы бросали горшки с порохом, вставляя в эти бомбы горящие фитили. Много пиратов погибло. Но остальные шли на штурм, несмотря на сопротивление испанцев. К ночи палисады охватил огонь, и пираты ползком пробирались через завесу пламени… К утру все палисады сгорели дотла. Земля начала оседать в ров, а вместе с ней стали отваливаться и пушки. Испанцы остались без защиты, но продолжали мужественно отстреливаться. Губернатор крепости отдал жестокий приказ: несмотря ни на что ни один человек не должен был покидать свой пост. Он велел подкатить к бреши, образовавшейся от пожара, новые пушки и продолжать стрельбу. Однако, когда укрытий не стало, испанцы пали духом. Пираты, ослепленные яростью, уже не могли приметить ни одного защитника крепости – то ли они где‑то прятались, то ли уже бежали.


Между тем огонь разрастался. Как только была прорублена большая брешь, пираты сами стали тушить пламя, засыпая его землей. Часть пиратов принялась тушить пожар, часть пустилась преследовать врага… Около полудня пираты прорвались через брешь, и хотя огонь все еще пылал, губернатор с оставшимися двадцатью пятью солдатами сопротивлялся, причем те, кто уже не мог стрелять из ружей, дрались пиками или кидали в пиратов камни. Однако, несмотря на отчаянное сопротивление, пиратам удалось проникнуть в крепость и овладеть ею. Оставшихся в живых добили без пощады… Губернатор отступил к арсеналу, там стояли еще две пушки. Он решил защищаться до конца и не сдавался, поэтому пиратам пришлось убить его».
Ян Эрасмус, временно возглавивший отряд после серьезного ранения Джозефа Брэдли, водрузил над крепостью свой флаг.

Согласно данным П. Эрла, перелом в ходе сражения случился после того, как в семь часов вечера взорвалась бронзовая пушка, разворотившая часть крепостной стены. Флибустьеры устремились в образовавшуюся брешь, швырнув гранаты на крыши дома коменданта и порохового склада. Пожар и гибель многих людей деморализовали защитников Сан‑Лоренсо. Около полуночи примерно 150 солдат покинули крепость, бросившись к реке – там были ошвартованы каноэ, на которых они могли уйти вверх по течению. Оставшиеся полторы сотни солдат во главе с доном Педро де Лисальдо еще пытались удерживать свои позиции возле бреши и на бастионе Сан‑Антонио. Они дважды отбивали атаки флибустьеров, ведя огонь из пушек, заряженных картечью. Но во время третьего штурма бастион пал. Дон Педро с лейтенантом, капелланом и горсткой солдат укрылся внутри фортификации, отказавшись сложить оружие и просить пощады. Все они погибли смертью героев. Позже испанская корона выплатила 1000 дукатов родителям дона Педро, поблагодарив их за то, что они воспитали такого храброго сына.

Каковы же были потери обеих сторон? Эксквемелин и Ян Эрасмус сообщают, что при захвате Сан‑Лоренсо флибустьеры потеряли больше 100 человек, около 60 человек было ранено. Фогг уточняет, что в бою пали капитан Брэдли, его заместитель Пауэлл и еще 150 человек. В «Правдивом отчете…» утверждалось, что испанцы потеряли 360 человек, тогда как «с нашей стороны были убиты лишь тридцать человек, один капитан и один лейтенант, и семьдесят шесть ранены, в том числе храбрец Брэдли и два лейтенанта, которые умерли от ран спустя десять дней к великому огорчению адмирала и всего флота».

Немногим уцелевшим пленникам флибустьеры приказали перетащить трупы убитых испанских солдат с горы в долину и там похоронить. Раненых испанцев отнесли в церковь, в которой укрывались женщины. Командование крепостью взял на себя Ричард Норман.

Тем временем Морган, остававшийся на Санта‑Каталине, приказал грузить на суда провиант и сниматься с якоря. Выйдя в открытое море, флот взял курс на крепость Сан‑Лоренсо. 2 января он подошел к устью реки Чагрес. «Как только Морган увидел над крепостью английский флаг, – сообщает Эксквемелин, – он тут же вошел в реку. Но его корабль [ «Сэтисфекшн»] и еще три судна наскочили на утес в самом устье реки… У пиратов не было времени, чтобы перенести грузы на берег, устранить последствия аварии: внезапно налетел северный ветер, разбил суда в щепки и выбросил их на берег».

Согласно информации Фогга, «при проходе через отмель адмиральский корабль, который был остановлен встречными ветрами, и еще шесть малых судов потерпели крушение, и десять человек утонуло». Среди погибших была и ведьма‑предсказательница. Сам Морган писал, что пострадало пять судов, включая флагман.

Разместив своих людей в поселке Чагрес и в частично восстановленной из руин крепости, Морган стал готовиться к походу через Панамский перешеек. Флибустьеры снарядили несколько обнаруженных близ устья реки плоскодонок и установили на каждую из них по несколько пушек, а также спустили на воду все каноэ, которые имелись на борту кораблей.

Эксквемелин утверждал: в крепости были оставлены 400 человек и еще 150 – на судах, стоявших в устье. Морган в своем отчете отмечал, что для охраны Сан‑Лоренсо и кораблей он оставил 300 человек под командованием Ричарда Нормана. Все остальные флибустьеры (по разным оценкам – от 1200 до 1400 человек) должны были участвовать в экспедиции к Тихоокеанскому побережью. При этом отряд не взял с собой никаких припасов, надеясь пополнить их в тех местах, где выше по течению испанцы и индейцы соорудили засады.
«Виктор Губарев Загадки истории. Пираты»: Фолио; Харьков; 2016
ISBN 978‑966‑03‑5147‑9, 978‑966‑03‑7458‑4
Tags: Вселенная флибустьеров
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная флибустьеров” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments