roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ РЕНЕССАНСА. ФАЭНЦА: ПОСОЛ ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ

4 декабря 1495 г.  проведитором в Фаэнцу был назначен Доменико Тревизано, многократно исполнявший опасные и ответственные поручения венецианского правительства в качестве посланника. Он имел репутацию человека опасного и осторожного.  12 февраля 1496 г. он оставил Венецию, 14 – въехал в Равенну , а на следующий день, в воскресенье, - в Фаэнцу. Ему навстречу выехал синьор города, все улицы были застланы тканями, народ выражал радость и кричал: «Марко! Марко!»

Многие из горожан заказали изображения святого Марка над входом в дома. Тревизано поднялся во дворец, где были приготовлены для него помещения, а затем с синьором отправился почтить кастеллана городского замка Николо Кастаньино, который в эти годы стал настоящим правителем города. 11-летний Асторджо выражал неподдельную радость и ждал подарков. Его желание не было обмануто: он получил 8000 дукатов на годовые расходы.

Уже весной 1496 г. отношения проведитора с городскими властями Фаэнцы, а особенно с кастелланом, заметно испортились. Кастаньино последовательно выживал всех, кто мешал ему стать единоличным правителем города. Говорили, что по его проискам 28 мая Фаэнцу покинул брат синьора,  Франческо Манфреди, который в сопровож-дении легковооружённых конников направился якобы во Францию.


Разобраться в сути конфликта между Тревизано и представителями власти в Фаэнце очень трудно из-за противоречивости источников. Судя по всему, в городе в это время противостояли друг другу три партии. Главой одной был кастеллан Николо Кастаньино, человек грубый и самоуверенный, не считающийся ни с кем. Он был родом из Валь ди Ламоне и поддерживал связь с её вождями.  Венецианский сенатор Марино Санудо (1466 – 1536),  автор интереснейших дневни-ков, относящихся к этому периоду, пишет, что «кастеллан – господин синьора, которому 12 лет, и всего города». Для нас Санудо является важным свидетелем, ибо,  имея доступ к наиболее важным документам венецианского правительства, он изо дня в день записывал, дословно или в кратком пересказе, донесения должностных лиц, приходящие из разных уголков владений Венецианской республики, а также принятые по ним решения.

Вторая партия состояла из представителей городского совета, которые были настороженно настроены по отношению к кастеллану, но в то же время периодически оказывались на его стороне против проведитора. Представители этой партии были озабочены тем, что Кастаньино пытается получить преимущественное влияние на мальчика-синьора.. Третью партию интересов представлял проведитор Тревизано, который полагал, что политика города должна быть полностью согласованной с органами власти Венеции, и ни одно решение не имеет права вступить в законную силу без позволения республики святого Марка.


В открытую стадию обострения конфликт вошёл в начале 1497 г. Как сообщает Марино Санудо, 28, 29 и 30 января Тревизано находился в Венеции, прося уволить его от службы в Фаэнце. Поводом стало самовольное назначение кастелланом чиновников на городские должности без ведома проведитора.

Венецианский сенатор Доменико Малипьеро (1428 – 1515) в своих «Венецианских анналах», охватывающих период с 1457 по 1500 г., указывает, что конфликт начался с желания кастеллана расширить свои права в области суда. Отцы города подали на Кастаньино жалобу Тревизану, но тот ответил, что «не имеет такой свободы действий Синьория». В ответ горожане попросили венецианского управляюще-го принять с их единодушного согласия полную власть, как граждан-скую, так и уголовную, но, видимо, с тем же успехом.  4 января 1497г.  Тревизано , по словам Малипьеро, получил письмо с требованием вернуться домой от венецианских властей, «потому как тот синьор (т.е. Тревизано – авт.) мало заботился об обязанностях своих, по настоянию того кастеллана, который всегда имел злую душу против Синьории. И когда узнали о том приказе – вся Земля  и весь народ, а главным образом – Синьор, (мальчик – авт.) умолял его, чтобы он остался, и упрашивал его со слезами на глазах, тот же поступил так, как было ему приказано, и отправился домой».


Пьетро Бембо (1470 – 1547)  в «Венецианской истории» раскрывает причины недовольства части городской верхушки кастелланом, утверждая, что тот «под себя подбирал чиновников, воровал общест-венные деньги и делал всё, что ему вздумается, а не то, что полагалось вверенной ему властью». И с приспешниками своими стал он пытаться новым способом уменьшить власть проведитора, сделавшись другом юного синьора, приваживая его лаской и исполнением любых желаний. Отцы города, видя это, потребовали от проведитора, чтобы он в присутствии уважаемых горожан сделал синьору Асторджо внушение. Одновременно они отправили жалобу в Сенат Венеции, но та по причине амбиций  не послала своего чиновника в Фаэнцу. Отсутствие активных действий со стороны Тревизано Бембо объясняет его стремлением сохранить мир и покой в городе.


Андреа Наваджеро (1483 – 1529)  в «Истории венецианской рес-публики» указывает, что начало конфликта было вызвано стремлением проведитора упорядочить управление городом. Городская правящая верхушка и население на все его действия отвечали, что он не синьор и не может им приказывать. В ответ на запрет Тревизано свободно носить оружие, горожане силой отбили у стражи нарушителя. Городская верхушка в обход проведитора и без согласования с ним провела назначение на городские должности. Больше того, был создан совет кастеллана из 12 анциани (старейшин) для управления городом. При этом синьор Асторджо находился под контролем кастеллана в замке, и, наученный окружением, написал на проведитора жалобу в Венецию.

С враждебных позиций описывает конфликт кастеллана и прове-дитора  в своих письмах к герцогу Миланскому Катерина Сфорца, тёща юного синьора Фаэнцы. Она обвиняет проведитора в настолько высокомерном поведении, будто «нет уже другого синьора, кроме не-го». С её слов, Тревизано потребовал от городского совета изменения порядка управления городом. В частности, он захотел перевести место собрания городского правительства и место постоянного проживания  мальчика-синьора из замка во дворец, где находился он сам. При этом  якобы синьор Асторджо не захотел подчиниться. Вопреки этому, утверждает Катерина, есть решение о его захвате, а также план воздействия на кастеллана через его жену-венецианку, с целью убедить передать замок венецианскому ставленнику. В ответ на действия Тревизано юным синьором в Венецию была послана жалоба. Венеци-анцы якобы ответили, что мальчик может остаться в замке, но остав-ление кастеллана в должности – дело временное. Городской совет, однако, постановил, что до совершеннолетия синьора снять кастеллана невозможно. Сам же Кастаньино заперся в замке и ответил, что не выйдет оттуда, если только его не извлекут силой.


Анонимная «Хроника города Фаэнцы»   умалчивает о роли кас-теллана в описываемых событиях. Она начинает  описывать конфликт с момента, когда представители городской верхушки  убедили синьора Асторджо по старому, заведённому в Фаэнце обычаю, совместно с ними распределить городские должности, не сказав ни слова Тревизано, для которого «сделалось обычным, что он мало считался с ним (синьором Асторджо  – авт.) и синьорией». Узнав об этом, про-ведитор запретил им приходить на совет в замок, но те не послуша-лись. 1 января 1497 г. от имени синьора был обнародован лист с должностями. Тревизано издал приказ, чтобы никто под страхом обвинения в мятеже с конфискацией имущества не смел принимать их, пока не придёт подтверждение из Венеции. Затем проведитор послал сказать синьору, чтобы мальчик пришёл из замка во дворец, где жил проведитор, для передачи или обсуждения неких важных дел. Ас-торджо ответил, что пришёл бы в церковь Сан Доменико, где можно было бы встретиться. Проведитор прибыл туда и показал письмо от венецианской синьории, которая отказывала городу в защите и при-казывала ему вернуться на родину. Анонимный автор хроники Фаэнцы указывает, что передаёт события со слов некоего знатного горожанина Доменико Визано. Визано  считал, что если бы мальчик пошёл во дворец, его бы задержали и отправили в Венецию. Такой приказ якобы имел проведитор.

Андреа Наваджеро передает содержание письма, полученного Тревизано, и приложенные к нему инструкции.  В письме говорилось, что венецианская синьория оказывает синьору Асторджо покрови-тельство «не для пользы собственной, но чтобы дать репутацию этому Синьору, принявшему её протекцию, и послала ему губернатора». В случае, если бы после прочтения письма не последовало встречных уступок со стороны правящей верхушки Фаэнцы, проведитор должен был покинуть город.

Автор фаэнтинской хроники скупо сообщает, что после чтения Тревизано отправился домой, и что Асторджо и многие горожане проводили его.   Бембо, как и Малипьеро, указывает, что, услышав чтение письма мальчик - синьор начал «просить проведитора, плача и умоляя, чтобы он не уезжал: и многие первые горожане понапрасну умоляли о том же».  Как патриот родной Венеции, Бембо пишет, что от его Синьории юный Асторджо получил охрану,  денежное довольствие, соответствующие его достоинству почести – «и всё это он получил от Сената без всякого лихоимства, как получает сын от отца, и целый год пользовался он этими дарами и свободами, предоставлен-ными ему Республикой».  Наваджеро также упоминает смятение, ох-ватившее синьора Асторджо и некоторых его приближённых, которые просили Тревизано не уезжать и дождаться возвращения послов, отправленных  из Фаэнцы в Венецию.

Отмечая, как тянули в разные стороны синьора Асторджо городские политические группировки, за-ставляя его разрываться между своими согражданами  и проведитором, Наваджеро пишет, что  «разорвали на куски мальчика (оставше-гося после отъезда Тревизано – авт.) одного  послы, отправленные кастелланом к Синьории». В отличие от «многих первых горожан» Асторджо вряд ли мог в полной мере оценить утрату политических выгод от разлада с Венецией в результате конфликта. Вероятно, он оплакивал некие личные отношения привязанности к Тревизано и раскаивался, что частично в отзыве проведитора есть и его вина. Не-даром он вспомнит о Тревизано в тяжелейшую минуту своей жизни, но не получит от него ответа.

Порча отношений с Венецией сказалась довольно быстро: в Валь ди Ламоне подняли голову  все враждебные политические силы, а в самой Фаэнце началось глухое брожение. Республика святого Марка поддерживала впечатление, что ей нет дела до мятежного города.  При  этом она не оказала покровительства его врагам в лице братьев Нальди. 


Представители городских властей Фаэнцы вскоре почувствовали, как им не хватает венецианских денег, ибо Тревизано, уехав, «не захотел дать более».  В Венецию был послан Габриэль Кальдерон, чтобы просить о продолжении выплаты жалованья синьору Асторджо. Поскольку он являлся приближённым лицом кастеллана Кастаньино, его просьба не была удовлетворена.  Чиновники республики святого Марка «не послали экспедицию с деньгами, потому что синьор не заслуживал».

В том же 1497 г. мать синьора Асторджо, Франческа Бентивольо, второй раз вышла замуж за графа Гуидо Торелло.  Дочь Ипполита (1499 – 1520), родившаяся в этом браке, станет впоследствии женой видного гуманиста Бальдассаре Кастильоне.

Очерк содержится в монографии:
Блейзизен С., Ковалева М.В., Киселева Е.П. Очерки по истории Италии эпохи  Возрождения.
Орел: ФГБОУ ВПО "Госуниверситет - УНПК", 2011.

Ковалева М.В. ФАЭНЦА В ПЕРИОД СИНЬОРИИ МАНФРЕДИ И ДО КОНЦА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
Tags: Вселенная Ренессанса
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная Ренессанса” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments