roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. СВЕТЛЕЙШИЙ ВОРИШКА

Как это часто бывает, единство победителей исчезло сразу же после победы. Да это и понятно – слишком разные люди объединились вокруг Екатерины в решающий момент. Не нужно было быть провидцем, чтобы предугадать, что после победы огромную силу получит светлейший князь Александр Данилович Меншиков – главная пружина заговора в пользу императрицы Екатерины, ее самый верный союзник. Так и произошло.
Меншиков в последние годы жизни Петра во многом потерял доверие императора и находился постоянно под следствием – особенно упорно преследовал его князь В.В.Долгорукий, начальник специальной следственной комиссии по делам Меншикова. Теперь, после смерти Петра, светлейший воспрянул духом и стал энергично наверстывать упущенное. Для начала он отправил губернатором в Ригу князя А.И.Репнина, став вместо него президентом Военной коллегии. Освободился он от душивших его следственных комиссий, начетов и штрафов. 19 сентября 1725 года был издан указ, согласно которому Меншикову простили штрафы по 1721 год «для поминовения блаженной и вечнодостойной памяти Его императорского величества и для многолетнего здравия Ея императорского величества».

Вряд ли Петр одобрил бы это повеление своей излишне доброй к «Данилычу» супруги. В декабре 1725 года дело Меншикова, которое было в производстве у князя Долгорукого, было окончательно закрыто. Добрался он наконец и до своего давнего обидчика – полковника и бывшего генерал-фискала Алексея Мякинина, позволившего себе вывести на чистую воду светлейшего с его огромными утайками ревизских душ от переписи. На Мякинина был подан донос, ему дали ход, и вскоре бывший генерал-фискал был приговорен к аркебузированию, то есть к расстрелу, замененному Сибирью, куда, кстати, он отправился – игрой судьбы и российской Фемиды – почти одновременно со своим гонителем – Меншиковым. Хлопотал Александр Данилович и о своих капиталистических интересах. 2 марта 1725 года – еще Петр не похоронен – светлейший уже подал императрице челобитную о предоставлении льгот для его стекольных заводов в Ямбурге. И просимые льготы, естественно, были получены.

Никакой двусмысленности в понимании отношений Екатерины и Меншикова быть не должно – их связывали прочные деловые интересы, и, безусловно, Меншиков был первейшим, влиятельнейшим советником императрицы. Без него она не могла бы править государством и поэтому, подавляемая настырностью светлейшего, подписывала все указы, которые он от нее требовал. Власть Меншикова над Екатериной была велика, но не беспредельна. Годы дружеской близости не могли уничтожить той колоссальной дистанции, которая существовала между императрицей и – пусть влиятельнейшим – ее подданным. И хотя в личном приказе караульному офицеру от 31 января, перечислявшем тех, кого можно пускать к императрице без предварительного доклада, Меншиков был упомянут первым, тем не менее он не мог запросто войти в спальню государыни и был вынужден порой часами сидеть в приемной, дожидаясь, пока Екатерина изволит проснуться после ночи, бурно проведенной с новыми друзьями, которые, как бабочки на свет, слетелись к доброй повелительнице Севера. Среди них выделялся пришедший на смену Виллиму Монсу, несчастному «сердечному другу» императрицы, Рейнгольд Густав Левенвольде – существо легкомысленное и в целом для власти Меншикова не опасное.

Не особенно беспокоили светлейшего и ставшие традиционными с незапамятных времен петушиные наскоки горячего и не всегда трезвого Павла Ягужинского: «Данилычу» было достаточно одной аудиенции у императрицы, чтобы дезавуировать очередной выпад генерал-прокурора, даже если у того в руках был целый ворох бумаг о злоупотреблениях и воровстве светлейшего – тот, конечно, вновь взялся за старое.
Более серьезными соперниками Меншикова оказались еще один сторонник Екатерины – Карл-Фридрих, герцог Голштейн-Готторпский, и его приближенный тайный советник Бассевич. Голштинцы, и прежде всего Бассевич, человек опытный и «пронырливый», за годы жизни в Петербурге сумели обрасти связями при дворе и оказывали определенное влияние на политику, не давая загаснуть тлевшему русско-датскому конфликту по поводу злосчастного Шлезвига.

24 ноября 1724 года Петр Великий и Карл-Фридрих подписали, как мы помним, брачный контракт о супружестве герцога и цесаревны Анны Петровны. А уже после смерти Петра I, не дожидаясь окончания многомесячного траура по усопшему императору, 21 мая 1725 года сыграли роскошную свадьбу герцога и Анны Петровны. Величественна и торжественна была церемония бракосочетания дочери Петра Великого и внучатого племянника Карла XII, проходившая, кстати, с грубейшим нарушением обрядов православия – ведь жених не перешел в православную веру. Но на это, как было принято при Петре, закрыли глаза. Радостна и приподнята была речь Феофана на венчании в Троицком соборе. Она была посвящена, по-современному говоря, укреплению русско-голштинской дружбы: «Сей союз ваш, по оному связуемых стрел подобию, подаст неудобосокрушимую крепость, но не приватным домам, не малым некоим провинциям, но пространным и многолюдным государствам… Сия женитьба миром уже и братским дружеством соплетишиеся народы ваши еще вящее связует собою, еще известнейше творит им согласие и сообщество ко всяким взаимным пользам».

Конечно, самые осведомленные из присутствовавших на свадьбе – те, кто знал о секретных артикулах русско-голштинского брачного соглашения, – понимали, что суть события – не в укреплении дружбы «соплетишихся» народов, а в том, кого произведет на свет дочь Петра Великого. А она, семнадцатилетняя невеста, цвела, как майский цветок. Хор голосов современников удивительно дружен: Анна добра, умна, прекрасна.

БрауншвейгЛюнебургский посланник Х.Ф.Вебер так писал о ней: «Ее благородные чувствования, черты лица и весь стан заставляли самую зависть признаваться, что это была прекрасная душа в прекрасном теле. Император употреблял все возможные старания для ее воспитания и любил ее с величайшей нежностью, ибо она как по наружности, так и в обращении была совершеннейшим его подобием, особенно в отношении характера и ума, каковые дары природы были усовершенствованы еще более исполненным доброты ее сердцем, чем она оставила по себе бессмертную память».


И в этот майский день только Богу было известно, что жизнь Анны в Голштинии будет несчастлива и она умрет, не прожив на свете и двадцати лет.

У этой свадьбы был еще один подтекст, который также прочитывался не всеми присутствовавшими на церемонии. Меншиков прекрасно понимал, что герцог, сделавшись не просто родственником Екатерины, но любимым зятем, станет серьезной политической силой, а значит, и его соперником. Карл-Фридрих давно уже пытался играть самостоятельную роль в политике двора, мирил ссорившихся вельмож, ходатайствовал перед императрицей за провинившегося Ягужинского. Его влияние на Екатерину было очевидно, все видели прямые результаты его усилий – внешняя политика России стала приобретать явные элементы авантюризма. Начав с общих демаршей на дипломатическом уровне по поводу шлезвигских обид герцога (суть их была в том, что в начале Северной войны Дания отхватила у герцогства почти половину – Шлезвиг), русское правительство весной 1725 года всерьез стало бряцать оружием. Воинственная теща, вставшая на защиту любимого зятя, стала серьезно готовиться к войне с Данией.

Все это беспокоило Меншикова – у него были свои собственные амбициозные внешнеполитические планы, которые, как мне кажется, подстегивались еще той несомненной завистью, с какой относился светлейший к юноше-герцогу, получившему неоспоримые преимущества перед ним уже в силу своего происхождения. В упомянутом выше указе от 31 января 1725 года, ограничившем доступ к императрице узким кругом должностных лиц, среди которых были и Меншиков, и герцог, вероятно рукой Екатерины было приписано: «Голштинскому герцуку отдовать честь всем фрунтом и знамя распускать». Меншикову, имевшему огромные заслуги перед государством, но персоне некоронованной, таких почестей, естественно, не оказывали. Поэтому не исключаю, что курляндская авантюра лета 1726 года, предпринятая светлейшим для овладения герцогским престолом Курляндии (подробнее об этом – ниже), могла быть продиктована именно его завистью к пусть и небогатому, но суверенному владетелю, перед которым, как перед французским или испанским королем, обязаны были распускать знамена и бить в барабан.

Меншиков не мог дольше терпеть сильного соперника у подножия трона Екатерины – власть одна, и ее нельзя делить. И потому, формально поддерживая дружеские отношения с герцогом, он стремился, попросту говоря, выжить молодую семью из России. Когда читаешь в дневнике Берхгольца о том, что накануне свадьбы Анны и Карла-Фридриха Меншиков как обер-маршал церемонии был так заботлив, что не только курировал сооружение «Торжественной салы» для свадьбы в Летнем саду, но даже ночевал на стройке, «чтоб иметь неослабный надзор за рабочими и всеми мерами торопить их оканчивать постройку», то невольно думаешь, что усердие спящего среди горбыля и опилок генерал-фельдмаршала, президента Военной коллегии, члена Британского королевского общества и кавалера многих орденов вызвано прежде всего желанием побыстрее сыграть свадьбу и выставить соперника из Петербурга.

Но дело выживания герцога из России оказалось непростым: повторюсь – Меншиков был не всесилен. Вероятно, вопреки его желанию Екатерина в феврале 1726 года включила зятя в новообразованный Верховный тайный совет, а затем сделала, как и Меншикова, подполковником гвардии. Это означало, что герцог не будет впредь ограничиваться ролью влиятельного, но закулисного деятеля. Только после смерти Екатерины, уже в 1727 году, русский корабль навсегда увез из России герцогскую семью и урезанное жадным Меншиковым денежное приданое…
Анисимов Евгений Викторович - Книга: "Россия без Петра: 1725-1740"
Tags: Эпоха переворотов
Subscribe

Posts from This Journal “Эпоха переворотов” Tag

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ПОСЛЕДНИЙ ИЗ РОМАНОВЫХ

    Итак, ночь с 18 на 19 января 1730 года для многих в Москве оказалась бессонной. В императорской резиденции, в Лефортовском дворце (который в конце…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ЦАРСТВЕННЫЙ САТИР

    Здесь мы касаемся той деликатной темы, о которой не решился распространяться, опасаясь перлюстрации, английский резидент К.Рондо. Дело в том, что…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ЦЕСАРЕВНА

    Весь краткий период «тиранства» Меншикова при Петре II (май – сентябрь 1727 года) продемонстрировал, что Тестамент Екатерины I в…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ЦАРСКАЯ ОХОТА

    Свержение Меншикова стало самым крупным событием первых послепетровских лет, своего рода рубежом. В политическое небытие ушел наиболее значительный…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ОПАЛА МЕНЬШИКОВА

    25 мая архиепископ Феофан обручил императора с княжной Марией, ставшей официально «Обрученной Его императорского величества…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. РЕГЕНТСТВО

    Ко дню смерти Екатерины завещание было готово. Впрочем, здесь мы вступаем на не менее зыбкую почву предположений, чем в случае с завещанием Петра…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. ВЕЛИКИЙ НАРЫВ

    Как и в добрые петровские времена, новый, 1727 год Петербург встречал торжественно и пышно: парады, литургии, фейерверки, музыка, «богато…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. СИСТЕМА ОСТЕРМАНА

    Вестфальская система была отчетливо европоцентристской и католическо-протестантской. Русское государство XVII века не фигурировало в новом…

  • ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. КУРЛЯНДСКИЙ ВОПРОС

    Как известно, Курляндское герцогство, располагавшееся на территории современной Латвии, со столицей в Митаве (ныне Елгава), входило на вассальных…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment