roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВЛАСТЕЛИН АФРИКИ. РОЖДЕНИЕ АССЕГАЯ

Наиболее искусные кузнецы принадлежали к клану Мбонамби, граничившему с мтетва на юго-востоке, а среди них одним из лучших мастеров считался Нгоньнма («Лев»). К нему-то и отправился Чака. Нгоньяма был одновременно плавильщиком и кузнецом. Подобно всем своим собратьям, он построил себе крааль в дикой и пустынной местности. Соплеменники обходили стороной краали плавильщиков, особенно если те были также и кузнецами. Еще бы: ни для кого не было секретом, что они пользуются человеческим жиром для закалки клинков, и всякий раз, как пропадал взрослый или ребенок, виновными в том считали кузнецов. Тем не менее Чака отважился прийти прямо в логово Нгоиьямы, несмотря на особенно зловещую репутацию этого мастера, которой он был обязан тому, что изготовлял копья отличного качества. Вооружившись щитом и тремя ассегаями разных видов, самыми тяжелыми, какие только ему удалось раздобыть, Чака пришел в крааль Нгоньямы, который стоял в мрачном лесу и рассказал о своем замысле.
Нгоньяма начал с изготовления новых мехов. Следуя стародавнему обычаю, он выбрал из своего многочисленного стада пять лучших баранов и отправил их в мрачное лесное ущелье, где близ прозрачного ручья находились его плавильная печь и кузница. Здесь с помощью подручных кузнец содрал с баранов живьем шкуру, оставив им ее на голове и ниже колен. После этого баранов пустили в огороженный загон, и присутствующие с напряженным интересом стали следить за ними. Страдания несчастных животных ни на кого не производили ни малейшего впечатления. По мере того как бараны издыхали, шкуры их откладывали в сторону, так как для мехов годилась только шкура того животного, которое протянет дольше всех, а следовательно, обладает наибольшей жизненной силой. Страшная сцена продолжалась до тех пор, пока но издох последний баран. Его шкура и пошла в работу, мясом же угостились подмастерья, помогавшие Нгоньяме у плавильной печи и в кузне. Кроме того, из него были приготовлены снадобья для смазки новой печи при ее пуске. Мясо остальных баранов с удовольствием съели обитатели крааля Нгоньямы, а шкуры кузнец роздал своим помощникам, хотя та, что была содрана с барана, издохшего четвертым, могла послужить материалом для запасных мехов. Когда баранов было мало, кузнецам, вероятно, не приходилось проявлять такую разборчивость.

Желая показать Чаке, как он для него старается, Нгопьяма пригласил его присутствовать при обдирании животных, предварительно заставив подкрепиться специальными снадобьями. Сооружение и сушка новой печи, а также обработка шкур для мехов требовали времени. Поэтому Чака вернулся в свой военный крааль в Эма-Нгвени, договорившись с мастером, в какой день он сможет наблюдать за выплавкой железа из руды и всеми прочими стадиями изготовления клинка. Таково было желание заказчика, и мастер в виде особого одолжения согласился исполнить его.
На третий день после полнолуния Чака взял у своего командира отпуск и возвратился в крааль Нгоньямы.

Он с большим интересом принялся рассматривать новую печь. В представлении зулусов плавильная печь подобна самке, остающейся бесплодной до тех пор, пока се не оплодотворит самец. Ибо, как объясняют плавильщики, печь, загруженная железной рудой и древесным углем, не даст ничего, даже если уголь зажечь. Но если оплодотворить печь воздухом, нагнетаемым мехами, то она в положенное время выдаст металл. Поэтому отверстие в основании глиняной печи, через которое поступает воздух и выходит железо, делается в виде женского полового органа, расширенного, как при деторождении. В него вводится глиняное сопло, которому придается форма фаллоса. Задняя часть сопла соединяется с мехами посредством рогов — это позволяет плавильщику держаться на почтительном расстоянии от пышущей жаром печи. Сама печь сооружается из специальной глины и имеет форму цилиндра. Наружный диаметр се около двух футов, высота около трех, причем вверху она на протяжении двенадцати дюймов сужается. Печь загружают смесью измельченной руды и древесного угля, а потом сырье и топливо периодически подсыпают, чтобы плавка не останавливалась. В качестве руды обычно применяют латерит, широко распространенный в Южной Африке. Это красновато-коричневая рассыпная горная порода, по строению напоминающая пчелиные соты. Ее легко разбивать на куски нужного размера.

Трудно сказать, добавлял ли Нгоньяма при плавке известковый флюс. Он, произнося заклинания, все время сыпал через открытый верх печи какой-то беловатый, похожий на песок порошок. Возможно, он состоял из измельченных раковин устриц и мидий с близлежащего побережья. Считалось, что это «снадобье» обладает очень сильным действием и именно от него зависит качество железа.

Чака провел в краале два дня, в течение которых помощники Нгоньямы выплавили и выковали заготовку из чистого металла, используя в качестве молотов куски гранита, а в качестве наковальни — глыбу того же камня. Затем настал черед кузнеца. С помощью железного молота он выковал из заготовки клинок.

Снова и снопа Чака высказывал недовольство и с упорством гения настаивал на точном выполнении всех его требований. Прошла большая часть ночи, прежде чем он одобрил форму и вес клинка, а также его симметричность. Теперь оставались только окончательная отделка с закалкой и, наконец, наиболее важное — применение «самого сильного снадобья». Перед совершением этого обряда воцарилась полная тишине: освящение клинка должно было придать оружию особую твердость и наделить его волшебными свойствами, подобными тем, которыми обладал меч короля Артура «Excalibur».

Достав «это», то есть человеческие сердце, печень и жир или то, что выдавалось за них, Нгоньяма стал произносить заклинания и не замолчал, пока клинок не раскалился в горне почти докрасна. Затем он положил «это» на гранитную наковальню, и кузнец провел клинком по останкам человека. Шипение мяса и особенно жира считалось признаком того, что духи одобрили как самый клинок, так ns его будущего владельца. Разве не походило оно на шипение духов предков, когда они воплощались в неядовитых змей? Объяснения Нгоиьямы показались Чаке вполне убедительными. Ведь, подобно всем своим предкам, он впитал эти верования с молоком матери. Думать иначе было бы ересью. Как только клинок охладился, шипение прекратилось, и Нгоньяма объявил, что духи удовлетворены. Доволен был и Чака. Но впоследствии этот эпизод, как и многие другие, заставил его призадуматься. После долгих размышлений он стал скептиком, а потом еретиком и открыто высмеивал многие суеверия своих соплеменников.

С окончанием колдовского действа Нгоньяма опять превратился в практичного и энергичного человека. Лес снова огласился ударами молота — это кузнец вкладывал вес свое мастерство в отделку клинка. До первых петухов оставалось совсем немного времени, но Нгоньн-ма продолжал трудиться, пока не рассвело. Затем он принялся полировать клинок, в то время как один на подмастерьев вскарабкался на большое дерево, возвышавшееся над ущельем. С этого наблюдательного поста он увидел первые лучи солнца и сообщил об этом мастеру. «Оно (солнце) приближается!» — разнесся его гортанный крик. «Оно вот-вот появится!» — гласило второе сообщение. «Оно колет!» — объявил он наконец.

Так родился клинок, ставший образцом для изготовления оружия. Его обладателям предстояло с победой пройти через половину материка. Чака взял клинок в руку и горящими от восхищения глазами рассматривал его. Теперь надо было его проверить. Молодой вопи испытал оружие на «звучание» и вибрацию, а также на упругость. Поскольку оружкие еще не было отточено, он стал с силой тереть его острие о кусок твердого песчаника. Потребовалось немало времени, чтобы клинок стал острым, как бритва. Сбрив у себя на руке несколько волосков, Чака наконец остался доволен и поблагодарил кузнеца.

После этого бродячий мастер приделал клинок к древку, для которого выбрал дерево твердой породы — то ли Brachylacna discolor, то ли Grewia occidentalis, то ли Hallcria lucida. Длину древка определил сам Чака. Раскаленным инструментом мастер просверлил в древке удлиненное отверстие, в которое влил сок луковичного растения (Scilla rigidifolia), а затем вставил слегка нагретый заостренный черенок клинка; после охлаждения он приклеился соком scilla. Вслед за этим древко обмотали твердой корой, а поверх натянули кожу с хвоста недавно заколотого быка. Высохнув и съежившись, кожа отлично скрепила клинок с древком. К тому же благодаря ей древко но виляло в руке воина.

Каждая разновидность зулусского ассегая имела свое название. Чака окрестил свой клинок не сразу, а лишь после того, как убил им в бою первого врага. Он дал ему имя ик'ва. Никто не знает, что оно означает.

Возможно, это всего лишь подражание звуку, производимому клинком, когда его вытаскивают из глубокой раны. Возникает этот звук оттого, что небольшой желобок в клинке пристает к мышцам, которые пронзил. Ик'ва, произносимое с характерным для языка зулусов щелканьем, напоминает понукания кучера, погоняющего лошадь.
Tags: Чака Зулу
Subscribe

Posts from This Journal “Чака Зулу” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments