roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ. ПОЭТ ПРОТИВ ПРОРОКА

С 1852 года поэт, отставной чиновник и философ Цзэн Гофань формировал в своей родной провинции Хунань, через которую тайпины пронеслись в самом начале восстания, вооруженные отряды из китайцев, готовых воевать со своими радикальными соотечественниками. Поэт оказался хорошим организатором. Периодически он направлял созданные отряды добровольцев на помощь сражающимся «зелёнознамённым» войскам, а сам с чрезвычайной энергией и энтузиазмом строил речной флот, хорошо оснащённый артиллерией и стрелковым оружием.
Именно эти войска Цзэн Гофаня в ходе жестокой и долгой войны превратятся из обычного ополчения и отрядов местной самообороны в самостоятельную регулярную армию – «юн-ин», армия храбрых, армия храбрецов – которая станет третьей частью вооружённых сил Цинской империи, наряду с «восьмизнамёнными» и «зелёнознамёнными» войсками. И во 2-й половине XIX века это будет лучшая, наиболее боеспособная часть цинских войск, откуда выйдут лучшие офицеры и генералы маньчжурского Китая.

Чтобы русскоязычному читателю стала понятней обстановка в Китае тех лет, нарисуем такую смелую метафору. Представьте, что повстанцы Пугачёва сумели захватить Москву, создали там «вольное» государство и даже потревожили своими авангардами окрестности Петербурга. А главным противником пугачёвцев стали добровольческие отряды, сформированные Гавриилом Романовичем Державиным, поэтом и тамбовским губернатором…

Основой для армии Цзэн Гофаня послужили «туаньлянь», частные охранные дружины китайских чиновников и землевладельцев. Солдаты набирались из добровольцев, за которых ручались их односельчане, конфуцианские старейшины и чиновники. Цзэн Гофань сумел добиться строгой дисциплины, а главное — сумел обеспечить для своих бойцов куда более высокое жалованье и довольствие, чем у обычных войск «зелёного знамени». Зона влияния Цзэн Гофаня – провинции Хунань и Хубэй – были житницей Китая, их рис и пшеница в условиях гражданской войны стали своего рода «стратегическим сырьём» в руках делового поэта.

Войска Цзэн Гофаня прозвали Хунаньской армией, а её бойцов «хунаньскими молодцами». Позднее офицеры из «хунаньских молодцов» сформировали целый ряд аналогичных добровольческих армий в других провинциях центрального и южного Китая. Самостоятельные, хорошо организованные китайские войска Цзэн Гофаня и его генералов будут вызывать у маньчжурского императора и пекинского правительства немалое беспокойство, но они уже не смогут ни выступить против «хунаньских добровольцев», ни обойтись без них.

В организационном плане эти войска делились на роты-«шао» по 100 бойцов. Эти сотни сводились либо в пехотный «ин»-батальон, состоящий из пяти «шао», либо в меньшую пехотную единицу «ци»-знамя, куда входило три «шао». Конница Цзэн Гофаня состояла из полусотен кавалерийских «шао», которые по пять сводились в кавалерийский «ин» в 250 сабель. Речные части, составлявшие главную ударную силу «добровольцев» в долине Янцзы, делились на речные «ины» по 388 человек на 8 вооружённых артиллерией лодках-сампанах в каждом. Все эти единицы сводились в более крупные самостоятельные отряды самой разной численности и структуры.

Кроме тщательной военной подготовки, Цзэн Гофань повёл против тайпинов действенную контрпропаганду, опираясь на конфуцианские традиции и умело используя настоящие и мнимые преступления революционеров. В частности, он обнародовал специальный «Приказ о мобилизации для покарания гуандунских бандитов», где писал, что тайпины «совершенно отменили существующие в Китае испокон веков обряды, семейный уклад, канонические книги и писания», сожгли памятники «верным витязям народа» — монастыри и храмы, а к народу относятся «хуже, чем к собакам, свиньям, коровам и лошадям».

5 февраля 1854 года Цзэн Гофань, во главе армии из более чем 17 тысяч «хунаньских молодцов», двинулся против достигших Йочжоу тайпинов. Однако отстоять этот город, расположенный между южным берегом Янцзы и гигантским озером Дунтин (одним из крупнейших в Евразии), «хунаньским молодцам» не удалось. Сильный ураган на Янцзы потрепал флотилию Цзэн Гофаня и по разветвлённым притокам озера Дунтин она отошла к югу, прикрыв от тайпинов город Чанша, центр провинции Хунань. Сам Цзэн Гофань написал послание маньчжурскому императору с просьбой наказать его за потерю Йочжоу.

Через месяц (пока гонцы достигли Пекина) император лишил командира «хунаньских молодцов» чиновного звания и предложил ему искупить вину личными заслугами. Это была распространённая практика в ходе тайпинской войны: маньчжурский монарх, в случае неуспехов, лишал своих чиновников и военачальников почётных званий, столь значимых в сословном и традиционном мире цинского Китая, оставляя при этом провинившихся на занимаемых должностях — и они готовы были умереть, но победить, чтобы вернуть «потерянное лицо».

Цзэн Гофань не умер, но свой город Чанша под натиском тайпинов опять отстоял – действуя совместно пехотой и речными кораблями, нанёс им 26 апреля 1854 года крупное поражение. Правда, уже через два дня, лично возглавив отряд в 40 кораблей, Цзэн Гофань, в свою очередь, потерпел поражение, потеряв треть кораблей утонувшими. С горя он сам дважды пытался утопиться, но был спасён своими офицерами – судя по этим поступкам, экзальтированные вожди тайпинов имели столь же перевозбуждённого противника…

В мае и июне 1854 года шли бои в окрестностях озера Дунтин. 26 июня, после долгой осады, тайпины взяли Учан, а через месяц под ударами отрядов Цзэн Гофаня потеряли Йочжоу. Тайпины четырежды контратаковали противника у Йочжоу, пытаясь отбить город, и четвёртой атакой они таки вернули его. Стороны несли большие потери в солдатах и офицерах. В одном из многочисленных встречных боёв «летающий генерал» тайпинов Цзэн Таньян лично схватился в рукопашной с губернатором Хунани, ударом меча убил под ним коня, но сам был зарублен одним из губернаторских телохранителей.

В конце лета Цзэн Гофань снова отбил Йочжоу и с сентября 1854 года повёл генеральное наступление вниз по Янцзы к стратегическому трёхградью Ухань. Умело используя свой речной флот, его манёвренность и артиллерию, он сжёг сотни кораблей противника, многие неожиданной атакой у причалов, и 14 октября вторично отбил у тайпинов многострадальную Ухань. 9 ноября «хунаньские молодцы» овладели Аньцином, всего в 200 км от столицы тайпинов Нанкина. В боях с 24 ноября по 3 декабря 1854 года Цзэн Гофань сжёг более 3000 джонок тайпинов и уже собирался наступать на Нанкин, как попал под контрудар новых армий «Царства Небесного Величайшего Счастья».

Территория тайпинов опять сократилась до столичного Нанкина и ближайших уездов, но прошедшее время они не теряли даром, а формировали и готовили новые дивизии и корпуса. Эти войска, под командованием Ши Дакая – юноши из богатой семьи, который вступил в секту тайпинов, начитавшись героических книг, – перешли в генеральное наступление. Молодой книгочей, уверовавший в китайского Христа («Мы восстали, чтобы спасти мир», – говорил он) и носивший у тайпинов титул «И-вана», Вспомогательного государя, оказался полководцем не худшим, чем зрелый конфуцианский поэт.

В конце января 1855 года, пока шли упорные встречные бои сухопутных частей, «И-ван» воспользовался тем, что основные силы вражеской флотилии сосредоточились в озере Поянху, быстро выстроил заграждения и береговые батареи в протоках между озером и рекой Янцзы, тем самым разделив силы противника на изолированные части. В ночь на 11 февраля более сотни лёгких джонок, под личным руководством «И-вана», стремительно атаковали стоянку кораблей Цзэн Гофаня на берегу Янцзы. Лагерь «хунаньских молодцов» был уничтожен, большинство кораблей сожжено, тайпины захватили всю документацию противника, много пленных и даже личный корабль Цзэн Гофаня.

Сам Цзэн Гофань бросился в холодную воду и едва не повторил судьбу Чапаева, но всё же выбрался на берег Янцзы и достиг лагеря своих сухопутных войск. Там он впал в депрессию и, решив покончить с собой, написал пространное завещание в тысячу с лишним иероглифов. Но приближённые, для которых Цзэн Гофань оставался последней надеждой и авторитетом, отговорили его, и он согласился ещё немного пожить, чтобы бороться со столь противными его сердцу ниспровергателями Конфуция.

Развивая успех, войска «И-вана» 23 февраля 1855 года прорвали оборону цинской армии по всему фронту и после месячной осады 3 апреля снова заняли Учан. Это было уже третьим по счёту захватом Учана тайпинами.

Цзэн Гофань сумел сохранить свою армию, но был отброшен далеко от Нанкина и блокирован тайпинами в городе Наньчане, увязнув в позиционных боях и надолго потеряв способность к стратегическому наступлению. Тайпины отрезали его от прямых сообщений с маньчжурской столицей, и Цзэн Гофаню пришлось налаживать связь с императорской ставкой при помощи лазутчиков, используя в качестве шифра восковые шарики с мельчайшими иероглифами.

Для души же Цзэн Гофань в те дни писал такие стихи: «Закрыты все пути, напрасно я взываю о помощи; по ночам от мыслей трепещет душа…»

Императорское правительство решило направить к Янцзы маньчжурские и монгольские части. Но в перипетии гражданской войны вмешались силы природы: летом 1855 года в результате многодневных проливных дождей река Хуанхэ, до этого тёкшая на юго-восток, прорвала дамбы и потекла на северо-восток, проложив выход к морю на 400 километров севернее прежнего устья.
Это единственный за многие века случай, когда одна из великих рек мира так резко изменила своё течение (как если бы Волга вдруг потекла не в Каспийское, а в Азовское море). Гигантская катастрофа в итоге погубила 7 миллионов человек, разрушила всю оросительную систему Северного Китая, вызвав ещё больший всплеск крестьянских мятежей и бунтов на контролируемой маньчжурами территории. Казалось «небесный мандат» пекинского императора оспорило само Небо.

Вообще, надо помнить, что в результате первых побед тайпинов вся территория Цинской империи в эти годы была охвачена многочисленными восстаниями, в которых буквально вязли маньчжурские войска. Большинство таких повстанцев и тайных обществ действовали независимо от тайпинов, многие даже были их идейными противниками.

Порой на протяжении нескольких лет в провинциях существовали мятежные «республики» и «государства», некоторые провозглашали восстановление династии Мин, а кто-то умудрялся даже основывать собственные «династии». Восстали и национальные меньшинства Китая, в том числе мусульмане Синьцзяна. Из всех частей империи только глубоко погрязшие в средневековье и малонаселённые Тибет, Монголия и собственно «священная родина» Маньчжурия сохраняли относительное спокойствие. Положение на фронтах тайпино-цинской войны стабилизировалось в неустойчивом равновесии до начала 1856 года.
Tags: Восстание тайпинов
Subscribe

Posts from This Journal “Восстание тайпинов” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment