roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПОВЕЛИТЕЛЬ АФРИКИ. КРЕЩЕНИЕ КРОВЬЮ

Прошло очень немного времени, и полк Изи-ц'ве в очередной раз был приведен в состояние боевой готовности. Самого большого из имевшихся черных быков привели на скотный двор военного крааля. Целый час его гоняли по двору. Затем все воины полка, безоружные, бросились на него. Одни получили ранения, но другим удалось кое-как уцепиться за животное и свалить его наземь. Опираясь о рога, как о рычаги, они свернули ему шею и сломали спинной хребет. Вслед за воинами приступили к делу знахари, которые отрезали от тела быка куски, нужные для приготовления снадобья, — смеси трав с супом, сваренным из мяса убитого животного. Остальное мясо зажарили.
После этого воины но очереди подошли к знахарям и отведали снадобья. Кроме того, кистью из бычьего хвоста их всех еще опрыскали этим снадобьем. Затем каждый воин должен был приблизиться к глубокой яме и, после того как его вырвет, вернуться на скотный двор. Здесь знахари подбрасывали вверх куски жареного мяса, каждому воину надлежало поймать и съесть кусок. После трапезы остатки быка сожгли, а пепел закопали.

В походе Дингпсвайо принял на себя личное командование полком Изи-ц'ве, сведенным в бригаду с другим полком — Енгондлову. Шел 1810 год, значит, Чаке было двадцать три года. На марше только офицерам было известно, куда направлялось войско. Первой остановкой после того, как оно достигло реки Умлатузи, был современный Мелмот. В нуги зулусские воины кормились зерном и мясом — за ними следом шли стада.

Чака не носил сандалий; вместо обычных трех метательных копий у него был один-единственный массивный ассеган, — это привлекало к нему внимание товарищей. Друг Чаки Нг'обока опасался, как бы босоногий вони не опередил свое подразделение и не оказался в окружении врагов. Чака же утверждал, что все его однополчане должны ходить босиком и вооружиться, как он, и тогда они победят остальные племена страны зулусов. И он, Чака, это докажет.

— Дадевету (Клянусь моей сестрой)! — вскричал он однажды. — Сегодня же докажу, что я прав, или пойду на корм стервятникам.

И тут Нг'обока и Мгобози поклялись, что, если надо, они сбросят свои сандалии и последуют за Чакой.

Когда стемнело, полки снова двинулись вперед, по более медленным темпом. Задолго до рассвета они достигли цели — крааля Пунгаше — вождя племени бутелези. Как только забрезжил рассвет, воины Дингисвайо окружили крааль, но оказалось, что птичка улетела.

Однако вскоре разведчики донесли, что бутелези сосредоточиваются милях в пяти от крааля, и армия двинулась в этом направлении со всей скоростью, на какую была способна. Через некоторое время она настигла бутелези. Их было всего около шестисот человек, но они занимали господствующую позицию в узкой долине одного из притоков Уайт Умфолози. За войском находились стада скота, а за стадами — женщины и дети.

Дингисвайо приказал Бузе с полком Изи-ц'ве подойти к противнику на расстояние ста ярдов, а затем отправил к бутелези герольда с предложением сдаться, поскольку он обладал подавляющим превосходством в силах. Он обещал бутелези прощение, если они признают его своим сюзереном.

Герольда встретили насмешками и оскорблениями. Лучший из воинов бутелези, выйдя вперед ярдов на двадцать, закричал: «Отправляйся, пес, к своему беззубому хозяину и скажи, чтоб он послал сюда кого-либо, способного сразиться со мной, а не такого скулящего щенка, как ты!»

В тот же миг юный Чака бросился вперед. Остановившись в пятидесяти ярдах от неприятеля, он закричал громовым голосом: «Эй ты, высохший пузырь старой коровы, надутый воздухом, я заставлю тебя проглотить твои слова, а заодно с ними и мой ассегай. Защищайся!» Затем Чака большими прыжками ринулся на врага. Это было нечто совершенно новое для воина бутелези, да и для всех зрителей, наблюдавших за столкновением. До этого времени поединок или бой велся на дистанции сорока пяти — пятидесяти ярдов. Обе стороны метали друг в друга копья — свои и те, что бросал в них враг. Так продолжалось до тех пор, пока одна из сторон не обращалась в бегство, считая, что сделала все, что могла. Если потом начиналось преследование и отступающие кидали на землю оставшиеся у них копья, победители считали их сдавшимися в плен и сохраняли им жизнь.

Видя, что Чака идет прямо на него, воин бутелези удивился и даже несколько смутился. Когда расстояние между ними сократилось до тридцати пяти ярдов, он метнул свое первое копье, которое отскочило от щита Чаки, не причинив ему вреда. Чака меж тем перешел на бег, слегка отставив щит, чтобы иметь лучший обзор. На расстоянии пятнадцати ярдов он отбил щитом второе копье бутелези, а две секунды спустя схватился с противником. В одно мгновение он зацепил слева своим щитом щит врага и резким рывком, тоже влево, лишил бутелези возможности использовать легкое копье, которое тот держал в правой руке. В то же время левое плечо воина осталось без прикрытия. Чака воспользовался этим, чтобы, размахнувшись ассегаем, нанести ему удар под мышку. Удар был настолько силен, что ассегай не только проткнул сердце и легкие, но и вышел наружу из-под правого плеча. Бутелези свалился мертвым в направлении удара, и Чака воспользовался тяжестью падающего тела, чтобы, воскликнув «Нгадла!», вытащить копье.

Оба войска словно оцепенели. Еще более удивились они, когда Чака преодолел последние двадцать ярдов, отделявшие его от войска противника. Тут Нг'обока и Мгобози, сбросив сандалии, со всех ног кинулись прикрывать своего товарища сзади. Это послужило сигналом для всей «гильдии», то есть группы из пятидесяти воинов, в которой служил Чака. Они последовали за Нг'обокой и Мгобози, а за ними двинулся весь полк Изи-ц'ве.

Вскоре бутелези дрогнули под натиском полка Изи-ц'ве и бросились назад, чтобы как-то спрятаться среди своих стад. Только своевременное прибытие Дингисвайо и его индуны предотвратило резню, которая была бы неизбежной, особенно потому, что в авангарде победителей находился Чака.

Вождь Пунгаше со всем своим племенем покорился, признал сюзеренитет Дингисвайо и заплатил небольшую дань скотом.

В ходе короткой стычки было убито около пятидесяти бутелези. В их числе был Бакуза, сын Сензангаконы и его десятой жены Сондабы, а следовательно, сводный брат Чаки. Потери же войска Дингисвайо составили около двадцати человек, ибо бутслези были вовсе не плохими бойцами.

После того как было заколото голов двадцать скота для угощения победителей и побежденных, Дингисвайо велел Бузе представить ему Чаку. Он уже получил весьма благоприятное донесение о первом бое Чаки, да и все, что он видел своими глазами, произвело на него сильное впечатление.

Дингисвайо посмотрел в глаза рослому молодому воину и, встретив его умный и проницательный взгляд, сразу почувствовал в нем прирожденного вождя. Он задал ему несколько вопросов и был приятно удивлен тем, что толковый воин быстро на них отвечает. Расспросив Чаку, как он дрался без сандалий, имея в руках один-единственный ассегай, Дингисвайо признал, что с военной точки зрения Чака прав. Однако он, Дингисвайо, предпочитал пока вести менее кровопролитные бои и достигать своих целей убеждением, применяя лишь минимум силы. Тем не менее, посовещавшись с Бузой и Нгомааном, он тут же произвел Чаку в командира «сотни», то есть двух «гильдий», а также подарил ему десять голов скота.

Дингисвайо приказал полку Изи-ц'ве, а следом за ним и двум другим полкам продефилировать перед ним. После парада он обратился к полку Изи-ц'ве и поблагодарил его за одержанную победу. Закончив речь, он вызвал из рядов Чаку, Нг'обоку и Мгобози. Первым король поблагодарил Чаку и объявил, что он повышен и награжден. Весь полк громкими криками приветствовал этот знак признания — Чака, не только храбрый боец, но и танцовщик, певец и шутник, был всеобщим любимцем. Молодой воин оправдал почетные прозвища, которые дали ему однополчане. Затем наступил черед Нг'обоки и Мгобози. Они также получили благодарность за отвагу и награду: по три головы скота каждый. А полк в целом Дингисвайо наградил ста головами скота.

Когда Сензангакона — вождь зулусов и отец Чаки — получил горестное известие о гибели любимого сына Бакузы и поражении бутелези, он сразу же подчинился Дингисвайо. До этого времени бутелези с почти монотонной регулярностью наносили Сензангаконе поражение за поражением, и теперь он пришел к логичному заключению, что бесполезно бороться с теми, кто их победил.

Между тем Дингисвайо повернул на север и внезапно напал на клан Зламини. В схватке вождь клана — Ньянья, сын Согиди, был убит и все племя подчинилось Дингисвайо. Схватка произошла на равнине Мац-анц'а, за горой Эси-Хлало. Бой по существу выиграла сотня Чаки, которая совершенно затмила остальной полк. Воины Чаки, испускавшие грозный боевой клич «Сигиди!», были непобедимы. Вскоре были покорены и соседи зламини — мбатени, пождем которых был Кали, сын Шанду.

Далее Дингисвайо двинулся на Веси-Зиба — столицу Донды, вождя клана Кумало. Тот сдался без боя.

Сопротивление эба-тенджини, эма-нгадиии и э-лан-гени было преодолено еще до того, как Чака поступил на действительную военную службу.

Удовлетворенная достигнутыми результатами, военная экспедиция мтетва повернула к дому. Чака стал их признанным героем. Он и служившие под его началом Нг'обока и Мгобози образовали грозное трио, какого еще не знали в тех краях.
Tags: Чака Зулу
Subscribe

Posts from This Journal “Чака Зулу” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments