roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

COSA NOSTRA. ТРАВЛЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Приговор по итогам «максипроцесса» был оглашен 16 декабря 1987 года. Из 478 обвиняемых 114 были оправданы, а тех, кого признали виновными, присудили в общей сложности к 2665 годам тюрьмы. Из приговора с очевидностью следовало, что суд признал правильность «теоремы Бушетты», но демонстративно не стал «раздавать справедливость скопом», как опасались многие либералы. Даже Лучано Леджо оправдали из-за отсутствия улик: обвинению не удалось доказать, что ой руководил действиями корлеонцев из-за решетки.
В последующие дни газеты, которые поддерживали магистрратов, провозгласили смерть мифа о мафии как о неотъемлемой части сицилийской культуры. Реакция, впрочем, были несколько преждевременной, скорее выражением надежды, чем констатацией факта. Прежде чем приобрести «полноценный» статус, приговору предстояло выдержать череду многочисленных апелляций, и существовали вполне обоснованные сомнения относительно того, что все осужденные таковыми и останутся. Леонардо Шаша продолжал отвергать «теорему Бушетты»: «Я всегда полагал, что мафия представляет собой конфедерацию мафий». Через два года писатель сошел в могилу, до последнего вздоха отказываясь признать, что Сицилии когда-либо удастся окончательно покончить с мафией.

Фальконе воспринял приговор как доказательство того, что, «уважая правила демократии, мы можем добиться существенного прогресса в борьбе с организованной преступностью». Он знал, о чем говорит: еще до завершения «максипроцесса» расследование обнаружило новые улики, позволившие группе Капонетто начать подготовку новых судебных процессов. Показания pentito Антонино Кальдероне также позволяли рассчитывать на лучшее; в марте 1988 года были проведены 166 арестов. Магистраты из других сицилийских городов проводили собственные расследования. Общество охватила эйфория, и Фальконе приходилось неустанно повторять, что «Максипроцесс» – только начало долгого пути.

Пожалуй, он был бы еще осторожнее в оценках, доведись ему услышать показания pentiti. «Мы были уверены, что весь этот Максипроцесс окажется пустышкой, а о всяких теоремах Бушетты даже и не вспомнят». В Коза Ностре считали, что процесс окажется очередным политическим спектаклем, который поставят, чтобы успокоить общество, возбужденное кровавыми годами la Mattanza. Разумеется, обойтись без обвинительных приговоров как таковых было невозможно в принципе, но ведь существует апелляционный суд, а адвокаты получают очень неплохие деньги за свои услуги…
Поначалу могло сложиться впечатление, что к этому все и идет. Итальянская юстиция, как говорится, долго запрягала, политики на содержании у мафии добились принятия закона, который запрещал «необоснованно длительное» содержание под стражей до суда. Поскольку же расследование дел мафиози, ввиду их запутанности, продвигалось крайне медленно, адвокаты мафии не преминули воспользоваться этим законом. К началу 1989 года в тюрьме оставались только 60 из 342 человек, приговоренных в декабре 1987 года к тюремному заключению.

В 1990 году апелляционный суд Палермо отменил ряд приговоров и, самое важное, выбил опору из-под «теоремы Бушетты», отказавшись признать членов Комиссии виновными в том, что они, в силу своего положения, несут ответственность за преступления, совершаемые Коза Нострой. Затем материалы «максипроцесса» поступили в кассационный суд, который возглавлял судья Коррадо Карневале, заслуживший обыкновением оправдывать мафиози придирками к мелким юридическим упущениям обвинения прозвище Убийца Вердиктов. (В октябре 2002 года кассационный суд аннулировал решения судьи Карневале по причине его «косвенного соучастия в преступной деятельности мафии». Можно сделать вывод, что Карневале просто-напросто, как он сам всегда утверждал, применял законы с чрезмерной пунктуальностью.)

Фальконе пришлось столкнуться с оппозицией внутри правоохранительной системы. После «максипроцесса» инициатор создания антимафозной команды магистратов Антонино Капонетто решил вернуться во Флоренцию. Фальконе, на прощальном ужине в честь Капонетто не сдержавший слез, был очевидным кандидатом на освободившуюся должность начальника следственного отдела. Но благодаря политическим играм, подковерным интригам и профессиональной зависти, замаскированной нападками на «зарождающийся культ личности», эта должность досталась Антонино Мели, ветерану полиции, дослуживавшему последние годы перед отставкой и никогда не принимавшему участия в расследовании деятельности мафии. Фальконе не просто оскорбился и ощутил себя униженным – он испугался. «Я – труп», – говорил он друзьям, прекрасно понимая, что Коза Ностра наверняка обратит внимание на выказанное ему государством пренебрежение.

Мели (человек, абсолютно неизвестный широкой публике) распределил среди магистратов новые расследования, причем тем, кто раньше работал исключительно с мафиозными преступлениями, достались и преступления обычные. Еще он расширил состав группы, набирая в нее сотрудников по собственному усмотрению, и поручил расследование преступлений мафии в Палермо в том числе и магистратам из других сицилийских городов. Сомнений в честности Мели никогда и ни у кого не возникало, таков уж, как выяснилось, был метод его работы, в корне отличавшийся от метода Капонетто и Фальконе: те были уверены, что, поскольку Коза Ностра представляет собой цельную организацию, расследованием ее деятельности должна заниматься не менее цельная группа.
С тревогой наблюдая за всеми этими событиями из Марсалы, Борселлино в конце концов решил поделиться своими опасениями с публикой. «Ненавижу, когда кто-то пытается повернуть часы вспять», – говаривал он. После интервью Борселлино, опубликованного в газетах, немедленно было созвано совещание высшего состава магистратуры (CSM), на котором постановили внимательно изучить претензии Борселлино. Фальконе представил служебную записку, в которой прямо указал, что с назначением Мели антимафиозное расследование фактически остановилось. Очередное совещание CSM официально считалось закрытым, но то, о чем на нем говорили, быстро стало известно как сторонникам Фальконе, так и его противникам; посыпались новые обвинения в политиканстве и приверженности культу личности, за которыми все как-то быстро забыли, из-за чего разгорелась полемика. Фальконе было подал в отставку, но потом забрал свое заявление. В итоге длительных и деморализовавших магистратуру препирательств CSM распорядилось, чтобы обе стороны уладили возникшие разногласия, то есть еще больше ослабило позиции Фальконе. В эти дни Дворец юстиции Палермо получил прозвище Ядовитый дворец.

История последовавших за «максипроцессом» неприятностей Фальконе, связанных с происками части его коллег-магистратов, есть наглядное подтверждение того, насколько эгоистичны могут быть итальянские органы власти. В глазах многих политиков и их союзников в магистратуре антимафиозная группа была вовсе не чрезвычайно полезным инструментом юридической системы, защищавшим невинных и каравшим виновных. Нет, ее воспринимали как новое «средоточие власти», опираясь на которое возможно влиять на политику государства. Пытаясь обеспечить исполнение законов, Фальконе и Борселлино порой производили впечатление трехмерных людей, которые вынуждены объяснять свое поведение обитателям двумерного мира. Магистраты прилагали максимум усилий, чтобы указать на «третье измерение» законности, однако сам факт существования этого измерения был непостижим для людей, привыкших жить в координатах политических игрищ и бюрократических процедур.

В июне 1989 года опасения Фальконе относительно его уязвимости для мафии подтвердились: на камнях близ летнего домика, который они с женой арендовали, была обнаружена спортивная сумка «Адидас», набитая взрывчаткой. Фальконе выступил с нехарактерным для себя резким заявлением, обвинив в покушении политиков, поддерживающих Коза Ностру. В следующие месяцы CSM пришлось вновь изучать обстановку в Ядовитом дворце, поскольку Фальконе забросали анонимными клеветническими письмами (вероятно, их сочинял один из коллег магистрата). Среди прочих обвинений в этих письмах было и такое – мол, Фальконе подкупил одного из pentiti, дабы тот дал соответствующие показания, которые позволили начать войну с корлеонцами. В январе следующего года Леолука Орландо, мэр Палермо, согласившийся даже объединиться с коммунистами перед лицом мафиозной угрозы, был наконец-то смещен со своего поста стараниями христианских демократов, считавших его политическим раскольником. Перспективы Фальконе и антимафиозного расследования в целом выглядели весьма мрачными.

Но в феврале 1991 года Фальконе из жертвы политического оппортунизма превратился в человека, обласканного судьбой. Наступил момент, когда итальянская политика сменила приоритеты. Падение Берлинской стены в 1988 году заставило Италию пересмотреть привычную картину мира. Коммунистическая партия самоликвидировалась и воскресла в облике социал-демократов; теперь у итальянцев стало гораздо меньше причин «зажимать носы и голосовать за ХД». Сами христианские демократы тоже ощутили грядущие перемены, затронувшие даже их оплот – северо-восточные районы страны: новообразованная Северная лига отбирала голоса у Католической партии, обличая коррупцию в Риме и на Юге. Перемены витали в воздухе. Всплеск преступности и недовольство части публики результатами «максипроцесса» дали амбициозному социалисту, занявшему пост министра внутренних дел, возможность проявить себя защитником закона и порядка (до того он неоднократно критиковал магистратов). Он предложил Фальконе должность директора Уголовного департамента и полномочия вести борьбу с организованной преступностью на общенациональном уровне.

Несмотря на предупреждения друзей и старших коллег, Фальконе принял это предложение. Ему понадобилось меньше года, чтобы, воспользовавшись переменами политического климата, заново организовать противостояние мафии. Он учредил две федеральных организации, которые по сей день остаются столпами итальянской правоохранительной системы, – DIA (Direzione Investigativa Antimafia), объединившей под своим командованием карабинеров, полицию и другие карательные органы, этакое итальянское ФБР, и DNA (Dire-zione Nazionale Antimafia), антимафиозную прокуратуру, координирующую деятельность двадцати шести своих отделений в крупнейших городах страны. Обе организации обязали законом создать, поддерживать и регулярно обновлять компьютерные базы данных по организованной преступности. Подобным образом, находясь в Риме, Фальконе сумел сделать то, что ему не дали сделать в Палермо: создал цельную систему противодействия не только Коза Ностре, но всему итальянскому преступному миру.

Следующими на очереди были результаты «максипроцесса», тем более что Коротышка Тото Риина всячески старался залить кровью дорогу, на которую вступило правосудие. В сентябре 1988 года погибли член апелляционного суда Антонио Саетта и его умственно отсталый сын. В августе 1991 года был убит прокурор кассационного суда Антонио Скопелли; это убийство совершила калабрийская мафия (Ндрангета) по заказу Коза Ностры. Три недели спустя мафиози расправились с Либеро Грасси, бизнесменом из Палермо, который возглавил политическую кампанию против мафиозного «покровительства» (последнее, по оценкам экспертов, приносило мафии доход в 25 миллиардов долларов по всей Италии).

Эти убийства помогли Фальконе заручиться общественной поддержкой своих реформ. В известном смысле они были признаком слабости, признаком того, что презрение корлеонцев к итальянскому государству постепенно сходит на нет. Кроме того, они позволили Фальконе отстранить от председательствования на чрезвычайно важном для антимафиозного движения заседании кассационного суда Убийцы Вердиктов Коррадо Карневале. После продолжавшихся два месяца слушаний 31 января 1992 года кассационный суд отменил постановление апелляционного суда по итогам «максипроцесса» и подтвердил три основных довода обвинения: что Коза Ностра существует и является цельной и единой организацией; что члены Комиссии несут коллективную ответственность за преступления, совершенные от имени организации; что показания перебежчиков мафии заслуживают доверия. «Теорема Бушетты» была наконец доказана, и перед главарями Коза Ностры замаячили пожизненные сроки.

После 130 лет недомолвок и уверток итальянское государство все-таки признало сицилийскую мафию организованным и смертельным вызовом его праву управлять. Более сокрушительного поражения в истории самой знаменитой криминальной ассоциации мира пока не было. Ожидалось, что Фальконе возглавит новую прокуратуру, юрисдикция которой распространялась не только на Сицилию, но и на Италию в целом, и даже на зарубежные страны, так что впереди были новые победы над мафией. У Фальконе имелись все полномочия и возможности для того, чтобы взяться за очищение terra infidelium.
Tags: Аббревиатура
Subscribe

Posts from This Journal “Аббревиатура” Tag

  • COSA NOSTRA. ПОСЛЕДНИЙ КОРЛЕОНЕЦ

    Антонино Ротоло был одним из последних корлеонцев, обладавших полнотой власти в Коза Ностре. Вполне естественно, что он увидел в возвращении клана…

  • COSA NOSTRA. ПОГОНЯ ЗА ТРАКТОРОМ

    Утром 11 апреля 2006 года Италия еще переваривала результаты всеобщих выборов, когда разразилась настоящая сенсация: информационные агентства страны…

  • COSA NOSTRA. ДВЕСТИ ИМЕН ПЕРЕБЕЖЧИКА

    Шестнадцатого апреля 2002 года был арестован Антонио Джуффре, нынешний главарь mandamento Каккамо по прозвищу Manuzza (Маленькая рука). Этим…

  • COSA NOSTRA. РЕФОРМА ОБЩЕСТВА ЧЕСТИ

    При Провенцано был воссоздан фонд оказания помощи заключенным, формировавшийся за счет отчислений части доходов всеми подразделениями Коза Ностры.…

  • COSA NOSTRA. СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ

    Бернардо Провенцано принадлежит настоящий рекорд. Он находится в розыске по обвинению в убийстве с того самого дня (10 сентября 1963 года), когда он…

  • COSA NOSTRA. УТРАЧЕННЫЙ КОНТРОЛЬ: УБИЙСТВО СЕНАТОРА ЛИМЫ

    Драма Андреотти началась 12 марта 1992 года, с убийства Сальво Лимы. Большое значение имеет тот факт, что самой первой жертвой войны, развязанной…

  • COSA NOSTRA. БИТВА БЕЛЫХ ПРОСТЫНЕЙ

    Итальянские политики испытывали непреодолимую моральную потребность доказывать свою непричастность к совершенному в Капачи убийству Джованни…

  • COSA NOSTRA. САМЫЙ ШИКАРНЫЙ КОЛЛЕДЖ

    Корлеонский сельскохозяйственный колледж представляет собой весьма любопытное здание, по внешнему виду которого вряд ли скажешь, что это…

  • COSA NOSTRA. ДОКТОР ФАЛЬКОНЕ

    Джованни Фальконе и Паоло Борселлино сдружились задолго до того времени, когда им поручили готовить материалы обвинения к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments