roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА КРАСНОГО БЫКА. КАШТАНОВАЯ ВЕЧЕРИНКА

5 сентября в Ватикан прибывают два посланника Феррары — Герардо Сарачени и Этторе Беллингери, опытные юристы и дипломаты — приветствовать свою будущую герцогиню: для герцога Геркулеса они должны подготовить о ней отчет. Дочь папы показалась им уставшей. На аудиенциях ее часто заменяет Франческо Борджиа, кардинал Козенца. Причина проста: радуясь своему предстоящему браку, ночи напролет она танцует вместе со своим братом Чезаре, новым герцогом Романьи. Эти развлечения иногда принимают скабрезный характер эротических сказок Боккаччо. 31 октября 1500 года Чезаре приглашает папу и Лукрецию в свои апартаменты в Ватикане. Он пригласил 50 самых знаменитых куртизанок Рима.
«После ужина женщины легкого поведения, — пишет Буркард, — танцевали со слугами и другими приглашенными. Сначала они были в платьях. Потом они оказались совершенно голыми. Так как ужин был окончен, подсвечники с зажженными свечами поставили на пол. Гости принялись разбрасывать каштаны, а куртизанки собирали их, ползая между подсвечниками. Наконец, на всеобщее обозрение были выставлены шелковые накидки, обувь, головные уборы — их пообещали тем, кто лучше всех продемонстрирует куртизанкам свою мужскую силу. Совокупления происходили тут же при всех в зале. Присутствующие, выступившие арбитрами, раздавали призы тем, кто был признан победителем».

Буркард доставил себе удовольствие, охотно рассказывая об этом особенном вечере, но он его не придумал: приглашение куртизанок и похотливые танцы имели место, это признают историки папства. Сомнение может только вызывать присутствие Лукреции и папы до конца оргии. Лукреции было невыгодно, чтобы при феррарском дворе, где были прекрасно осведомлены обо всех ее действиях, узнали о ее присутствии на этом скандальном вечере, хотя обычно представители герцога Геркулеса в Ватикане расхваливали своему повелителю сдержанность, набожность и благочестие дочери папы. Папа простудился на безумном вечере и на следующий день, в праздник Всех Святых, не смог явиться в собор Святого Петра, чтобы служить торжественную мессу и там провозгласить обычные папские индульгенции живым и мертвым. Он передает свои полномочия кардиналу Святой Пракседы, объявляющему «семь лет и столько же сроков полного отпущения» всем верующим, присутствовавшим на службе в соборе Святого Петра.

На следующий день, 2 ноября, в день Поминовения усопших, папа все еще болен. Службу ведет кардинал Агридженте. Но через 10 дней Александр уже на ногах. 11 ноября он устраивает милое развлечение для Лукреции. Послушаем Буркарда: «В четверг, 11 ноября, в город через Ворота Сада вошел крестьянин, ведя двух кобыл, груженных дровами. На площади Святого Петра к ним подбежали слуги папы, разрезали упряжь, сбросили дрова и завели кобыл внутрь папского дворца. Тогда отпустили четырех расседланных жеребцов дворца. Они подбежали к кобылам, сначала кусались и лягались с громким ржанием, затем взгромоздились на кобыл и покрыли, истоптав и серьезно ранив. Папа наблюдал из окна своей опочивальни, расположенной над входом во дворец, и возле него была мадам Лукреция. Оба, хохоча, созерцали этот спектакль: они были счастливы».

Как видим, папа использует все средства, даже самые грубые, чтобы Лукреция была веселой и беззаботной накануне свадьбы. Он также хочет освободить ее от всех проблем, связанных с ее двумя малолетними детьми. Незаконнорожденный Джанни, так называемый «римский инфант», весьма вероятно, родившийся от связи Лукреции с Перотто Кальдесом, был легитимирован буллой Illegitime genitos от 1 сентября 1501 года и признан незаконнорожденным сыном Чезаре и женщины, «свободной от брака», — именно таково было на тот момент положение Лукреции. Вторая булла Spes futurae, помеченная тем же днем и не предназначенная для оглашения, признает, что папа сам является отцом ребенка. Этот акт, который многие полемисты считают признанием в инцесте, был составлен для того, чтобы обеспечить наследство внуку папы.

23 ноября Александр передает своим внукам имущество, конфискованное у римских баронов. Джанни получает инвеституру герцогства Непи, Родриго — законнорожденный сын Лукреции и Альфонса де Бисельи — герцогство Сермонета. Для того, чтобы невозможно было отменить передачу этой собственности, папа выставил на продажу имущество Каэтани, конфискованное в связи с совершенным ими преступлением оскорбления величества, а Лукреция фиктивно его выкупила за 80 000 ливров, деньги при этом были внесены в Апостольскую палату папским казначеем. После чего папа вместе с Чезаре, кардиналом Ористано — Хайме Серра и двумя кардиналами Борджиа направляется посетить земли, предназначенные его внукам — Непи 25 сентября и вотчины Колонна 10 октября. Последним актом мудрой предусмотрительности папы становится назначение кардиналов Александрийского и Козенцы и еще четырех других прелатов опекунами его внуков.
Остается только подготовить отъезд будущей герцогини Феррарской. Выбор ее спутников стал предметом долгих дискуссий между Александром VI и посланниками Геркулеса д’Эсте.

Герцог хотел бы, чтобы во главе кортежа был кардинал, но Александр VI считает, что излишне требовать этого от Священной Коллегии. Он предлагает, чтобы кардинал Салернский, легат в Ла Марке, встретил Лукрецию, когда она будет ехать по территории Романьи, и отслужил бы свадебную мессу. Но для того, чтобы эта церемония состоялась, он хочет иметь согласие Чезаре. Хотя герцог и находится в Риме, получить его согласие невозможно. Считая брак делом решенным, он занят какими-то другими таинственными делами, и день и ночь сидит, запершись в своих апартаментах. Такое отношение не устраивает папу, вынужденного все решать самому. Он доверительно сообщает феррарским послам, что, в отличие от своего брата, Лукреция просто обворожительна. Она необычайно тактична. Она всегда готова давать аудиенции и быть приятной, если это необходимо.

Все это она доказала, когда правила герцогством Сполето. И папа уверен, что если бы ему пришлось обсуждать с ней какую-нибудь сделку, он проиграл бы по всем статьям. Все эти комплименты предназначаются для Геркулеса и его сына Альфонсо, чтобы еще больше расположить их к будущей невестке и жене. Но Геркулес нетерпелив. Он сообщает, что не пришлет за Лукрецией никакого эскорта, пока не увидит буллы, освобождающей Феррару от ежегодного ценза в 4000 дукатов, выплачиваемых в папскую казну. 17 сентября в тайной консистории папа предложил, чтобы в течение трех поколений эта дань была бы сведена к символической ежегодной выплате в 100 дукатов. Но папский акт, регистрирующий эту уступку, пока не составлен, возможно, из-за сопротивления некоторых членов Священной коллегии. Больше всего не нравится Геркулесу задержка в выплате обещанного приданого в 100 000 дукатов. Ему очень хочется пересчитать наличные, а пока он поручает своим послам проверить стоимость гардероба невесты. Он потребовал, чтобы он стоил столько же, сколько и приданое, выдаваемое деньгами.

Среди носильных вещей Лукреции феррарцев восхищает платье, оцененное более чем в 15 000 дукатов, и 200 сорочек, сшитых по испанской моде: каждая из них стоит 100 дукатов, и их рукава отделаны золотой бахромой и драгоценной вышивкой. Кроме роскошных одежд за Лукрецией дают великолепные драгоценности, золотую и серебряную посуду и дорогую мебель. Дипломаты удовлетворены своей инспекцией, и теперь они приказывают записать все папские обещания: передача Ферраре городов Ченто и Пьеве ди Ченто, отделенных от Болонской епархии, многочисленные церковные бенефиции для дона Джулио, незаконнорожденного красавца сына Геркулеса, и обещание кардинальской шапки личному советнику герцога, тосканцу Джанлука Кастеллини де Понтремоли, который активно участвовал в переговорах о браке. Алчность Геркулеса, которого папа называет «феррарский лавочник», не знает границ. Но брак должен быть заключен.

Рождественские праздники проходят по-семейному. Князья д’Эсте присутствуют на ночной мессе, которую торжественно служит папа. На следующий день Лукреция дает прием в своем дворце, где присутствуют около 50 благородных дам, причесанных на римский манер, с прямоугольником из гладкой ткани на голове. Невеста танцует с доном Ферранте д’ Эсте. Снова отмечают ее блистающую красоту, а также красоту одной из ее кузин, Анджелы Борджиа. Ей в то время было 15 лет, но она была уже помолвлена с Франческо Мария делла Ровере, племянником кардинала Джулиано, сыном бывшего префекта Рима.

По решению папы народ тоже допущен к празднеству. С 26 по 30 декабря между дворцом вице-канцлера и площадью Святого Петра проходят скачки, где состязаются молодые люди 25 лет, 12-летние мальчики, евреи, старики, организуются скачки на незапряженных буйволах, в соревнованиях можно видеть даже куртизанок. 30 декабря происходит освящение брака в станце Паулино в Ватикане в присутствии папы, герцога де Валентинуа и 13 кардиналов. Дон Ферранте от имени своего брата вручает Лукреции золотое кольцо, украшенное драгоценными камнями. Затем кардинал Ипполит передает молодой женщине семейные драгоценности. Все это он сопровождает маленькой речью, составленной Поцци, советником герцога Геркулеса, в которой содержится тонкий намек, что в случае неверности Лукреции ее муж сможет забрать драгоценности. Среди прочего здесь есть четыре кольца с оправленными бриллиантом, рубином, изумрудом и бирюзой, специально изготовленные для невесты. Остальные драгоценности взяты из герцогской казны. Восхищенный Буркард описывает, как кардинал вытаскивает из футляра головное украшение с 16 бриллиантами, 16 рубинами и примерно 50 жемчужинами и еще 4 ожерелья, все оценивается в 8000 дукатов. Кардинал объявляет, что герцог вручит другие подарки, когда новобрачная приедет в Феррару.

Во второй половине дня на площади Святого Петра Чезаре устраивает штурм деревянного замка, а затем в апартаментах папы начинается бал. Лукреция и Чезаре вместе танцуют в зале Попугая в присутствии своего отца, сидящего на троне. Сначала показывают античную комедию, затем, после исполнения эклоги, на семейном обеде собираются Эсте и Борджиа. Всем этот день оставит воспоминания о королевской щедрости — и знатному сеньору, и простому гражданину.

Вечером гости папы собираются в его апартаментах на театральный спектакль. Дают Менехмы Плавта. Перед пьесой разыгрывают аллегорическую пантомиму, в которой Чезаре и Геркулес получают от богини Юноны обещание счастливого брака, затем Рим и Феррара спорят из-за Лукреции, пока Меркурий — Бог денег — их не помирил. В это время в дальней комнате Ватикана представители Феррары и понтифика продолжают пересчитывать приданое. 2 января они пересчитали только 25 тысяч. Они отбросили много стершихся монет и потребовали их заменить. 4 января они все еще считают, и, наконец, 5-го дон Ферранте забирает последнюю кучку дукатов, собираясь проверить все позже в Ферраре.
Tags: Охота на Красного Быка
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Красного Быка” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments