roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ВСЕЛЕННАЯ SH. РАЗЫСКИВАЕТСЯ: КОРОЛЬ БОГЕМИИ

Если личность Ирен Адлер еще можно установить, то как насчет августейшего клиента Холмса? ем бы он ни был, это, безусловно, не король Богемии. Эта страна перестала быть отдельным королевством в 1626 году, когда после смерти ее монарха королю Фердинанду Австрийскому удалось занять престол.
В 1889 году Богемией правил император из династии Габсбургов, Франц Иосиф, и она входила в Австро‑Венгерскую империю. Поэтому можно не принимать в расчет рассказ Уотсона о том, как Холмс установил связь своего клиента с Богемией по водяным знакам на его письме. Холмс действительно мог таким образом исследовать письмо, но с совершенно иными результатами.

Не следует также особенно доверять описанию короля, данному Уотсоном: по его словам, это броско одетый гигант шести футов шести дюймов ростом, с грудью и мускулатурой Геркулеса. Уотсон явно изменил внешность этого человека, чтобы его было нелегко узнать. Так называемый король Богемии не дал бы разрешения опубликовать этот рассказ, если бы его настоящее имя и статус были слишком явными. Поэтому все эти детали призваны сбить читателя со следа – как и намек, что у короля Богемии есть связи с австрийской ветвью династии Габсбургов. И тем не менее Уотсон дает несколько подсказок, указывающих на личность короля.

Он немец, холостяк тридцати лет; надеется жениться на принцессе; в его жилах течет королевская кровь, и он обладает наследственным королевским титулом. В то время, когда он обращается к Холмсу, он каким‑то образом связан со скандинавским монархом, и эти отношения может погубить скандал, что сильно его беспокоит. Кроме того, хотя король явился к Холмсу в маске, тот узнал его по голосу. Когда же маска была снята, лицо клиента оказалось знакомо Холмсу. Помимо этого, Холмс открыто проявляет к нему неприязнь во время их беседы. И наконец, король находится в Лондоне в марте 1889 года.

Несмотря на явные сложности с его опознанием, предлагались разные кандидаты, включая сына императора Франца Иосифа, кронпринца Рудольфа, и даже Эдуарда, принца Уэльского, который позже стал Эдуардом VI. Оба были известными донжуанами.

Но ни одна из этих двух кандидатур не подходит. В марте 1889 года кронпринца Рудольфа уже не было в живых. Двумя месяцами раньше, 30 января, его тело нашли в охотничьем домике в Майерлинге, вместе с телом его семнадцатилетней любовницы, баронессы Марии Вечеры. По‑видимому, принц Рудольф сначала застрелил баронессу, а потом покончил с собой.

Что касается Берти, принца Уэльского, то его кандидатура столь же маловероятна. Хотя он был женат на датской принцессе Александре (что согласуется с помолвкой короля Богемии с дочерью скандинавского короля), свадьба состоялась за двадцать шесть лет до описываемых событий, в 1863 году. В 1889 году принцу было сорок девять лет, и он был таким тучным, что за глаза его называли Толстобрюшкой. Кроме того, как бы отрицательно ни относился Холмс к гедонизму Берти, он бы не стал так открыто выказывать наследнику британского престола свое презрение.
Подходящего кандидата нет и среди многочисленных наследных принцев, великих герцогов, герцогов и графов, разбросанных по всей Европе в конце 1880‑х.

Однако есть один человек, личность которого отвечает всем подсказкам, данным Уотсоном. Это немецкий граф, который, хотя и не имел королевского происхождения, был сыном принца. Кроме того, он мог считаться наследником если не королевского трона, то поста столь могущественного и престижного, что это перевешивало любые притязания на какое‑нибудь незначительное королевство. К тому же он был холостяком, влюбленным, по слухам, в принцессу, на которой надеялся жениться, правда не скандинавскую, а немецкую, и принадлежала она к другой великой европейской королевской династии – Гогенцоллернов, с которой у этого графа были очень тесные связи. Однако существовали и скандинавские связи, но не матримониального, а политического свойства. И наконец, присущие ему личные качества (если мы не ошиблись), объясняют холодное и пренебрежительное отношение Холмса к этому человеку.

В придачу была и оперная певица – но не Ирен Адлер, что следует подчеркнуть. Ее тайный любовный роман с одним принцем и бывшим претендентом на руку той самой принцессы из династии Гогенцоллернов, на которой собирался жениться граф, привел к тому, что этот принц впал в немилость. Вследствие этого ему пришлось уйти со сцены общественной жизни незадолго до событий марта 1889 года. Унижение принца явилось грозным предостережением графу – оно продемонстрировало, что может случиться, если откроется его собственная связь с оперной певицей.
И вот последнее и решающее доказательство: этот самый граф был в марте 1889 года в Лондоне с деликатной дипломатической миссией. В этой ситуации нельзя было допустить даже малейшего скандала. Вполне возможно, что Майкрофт Холмс, имевший важные контакты с правительством, пригласил своего брата на прием в честь графа. Вот почему Холмс узнал своего клиента по голосу еще до того, как тот снял маску.

Это был граф Герберт фон Бисмарк, немецкий министр иностранных дел. Он был сыном Отто фон Бисмарка, всесильного канцлера при Вильгельме II, молодом германском императоре. Канцлер был награжден титулом принца за заслуги перед императорским домом Гогенцоллернов. Как сын Бисмарка, граф Герберт вполне мог надеяться унаследовать от отца пост канцлера Второго рейха. В марте 1889 года ему было сорок лет и он еще был холостяком. Хотя это на десять лет превышает возраст короля Богемии, описанного Уотсоном, быть может, доктор снова старается сбить нас с толку. Принцесса, о которой сказано, что она влюбилась в принца и надеялась выйти за него замуж, – Виктория (в семье ее звали Моретта). Она была дочерью покойного императора, кайзера Фридриха III, и бывшей императрицы Виктории (Вики), старшей дочери еще одной императрицы Виктории, английской королевы. Следовательно, Моретта приходилась королеве Виктории внучкой, а принцу Уэльскому племянницей. Она также была сестрой молодого кайзера Вильгельма II, который унаследовал престол менее года назад, в июне 1888 года, когда не стало его отца, Фридриха III.
Миссия графа Герберта в Лондоне в марте 1889 года заключалась в том, чтобы начать дружеские переговоры с Великобританией с целью ускорить создание англо‑германского союза. Это была сложная задача, поскольку отношения между двумя этими странами отнюдь не были сердечными. Существовали давние личные и политические проблемы.

Берти, принц Уэльский, не делал секрета из своей неприязни и недоверия к аристократическому канцлеру и его сыну, которых он называл «эти зловредные Бисмарки». Дело еще усугублялось тем, что Вики, бывшую императрицу, не любили за ее слишком уж либеральные английские взгляды, а также за то, что королева Виктория продолжала оказывать влияние на свою старшую дочь. В этой непопулярности английское королевское семейство главным образом винило Бисмарков, которые вели личную вендетту против бывшей принцессы‑цесаревны.

Недобрые чувства питало не только английское королевское семейство. Молодой кайзер Вильгельм II был оскорблен тем, что его дядя Берти обращается с ним просто как с племянником, что, по мнению Вильгельма, не вязалось с достоинством его императорского статуса.

Имелись и другие давнишние разногласия между Великобританией и Германией, одним из которых был вопрос о Шлезвиг‑Гольштейне. В деталях этой чрезвычайно запутанной ситуации, по словам лорда Палмерстона, хорошо разбирались только три человека: принц‑консорт, которого уже не было в живых, немецкий профессор, сошедший с ума, да еще он сам. Впрочем, он уже успел позабыть, в чем там дело. Положение Шлезвиг‑Гольштейна было одной из причин прохладных отношений между двумя странами, которые граф Герберт фон Бисмарк надеялся наладить за время своего визита в Лондон. Именно в этой дипломатической сфере просматриваются скандинавские связи: хотя герцогства Шлезвиг и Гольштейн не являлись частью датской территории, король Дании правил ими до 1863 года, когда Австрия и Пруссия соединенными усилиями принудили датского короля отказаться от права на них.

Британия всецело поддерживала датчан, и дискуссия приняла более личный характер, когда принц Уэльский в марте того же года женился на датской принцессе Александре. Принцесса Александра до такой степени ненавидела немцев, что одиннадцать лет отказывалась от визитов в Берлин. Она не хотела ехать в Германию даже на похороны своего зятя, кайзера Фридриха III. Только благодаря особой просьбе королевы Виктории Александра в конце концов согласилась присутствовать на похоронах.

В довершение всего, в январе 1889 года, за два месяца до прибытия графа Герберта в Лондон, в «Колонь газетт» снова начали ворошить старый скандал, касавшийся сэра Роберта Морье, британского посланника в Санкт‑Петербурге. Подозревали, что это было сделано по подстрекательству отца и сына Бисмарков. Скандал разгорелся из‑за голословного утверждения, будто в 1870 году, во время франко‑прусской войны, сэр Роберт передавал французскому маршалу Базеру информацию о передвижениях войск германской армии. Сэр Роберт яростно возражал против этого обвинения. В попытке вернуть себе честное имя он лично обратился к графу Герберту с просьбой опубликовать официальное опровержение этой клеветы. Граф отказал ему в этой просьбе в «резкой и некорректной форме».

С точки зрения дипломатии момент для возобновления атаки на сэра Роберта был выбран крайне неудачно, так как это не улучшало ни англо‑германские отношения, ни репутацию графа Герберта в Англии. В своей передовице «Таймс» за 4 января 1889 года заняла жесткую позицию, обвиняя Бисмарков в разжигании антибританских настроений в Германии и предупреждая, что «их солдафонские манеры» не ведут к хорошему взаимопониманию между двумя странами. «Мы должны попросить германского канцлера, – говорилось в статье, – и тех, кто поет с его голоса, обращаться с английскими общественными деятелями как с английскими джентльменами».

Дело осложнялось и тем, что британское правительство, придерживаясь политики изоляционизма, с подозрением относилось к попыткам Германии создать союзы с другими европейскими государствами, особенно с традиционными противниками Британии – Францией и Россией. Такая ситуация усугубляла проблемы графа Герберта. В данном случае лорд Солсбери, премьер‑министр, отказался подписать соглашение об англо‑германском союзе, и граф вернулся домой с пустыми руками.

Обращаясь со своим клиентом столь неучтиво, Холмс, возможно, выражал это официальное недоверие. Впрочем, его холодность могла быть следствием личной антипатии. Граф Герберт был самодовольным, властным человеком. Он много пил и в пьяном виде становился агрессивным. Он имел привычку отдавать приказы своим иностранным коллегам, вместо того чтобы сесть за стол переговоров и дипломатично обсудить проблемы, – не лучшее качество для министра иностранных дел. Возможно, в отношении к нему Холмса отразилось личное мнение Майкрофта и его коллег из британского министерства иностранных дел, которые вполне могли испытать на себе высокомерие графа во время переговоров об англо‑германском союзе.

Поскольку так много зависело от удачной миссии в Лондоне, вполне понятно, что граф Герберт опасался, как бы не выплыл наружу скандал, касающийся его и оперной певицы Ирен Адлер, – тем более что аналогичная связь между неким принцем и другой профессиональной певицей незадолго до того вызвала столько сплетен.

Но кто же были этот принц и его оперная певица, чьи отношения так напоминали связь графа Герберта и Ирен Адлер?

Это был красавец принц Александр (Сандро) Баттенбергский, второй сын принца Александра Гессенского. Отец Сандро вступил в морганатический брак с особой некоролевской крови, бывшей фрейлиной его сестры, русской императрицы, и вынужден был отказаться от права передать гессенский титул трем своим сыновьям.

Способный и умный, а также необычайно красивый, Сандро был посажен на престол Болгарии в 1870 году, после того как русские выгнали из страны турок. Поддерживая назначение Сандро правителем Болгарии, российское правительство надеялось, что он будет править как марионеточный принц, охотно проводя политику русского царя.

Обаяние Сандро и его красота так очаровали королеву Викторию, что она даже сравнила его со своим обожаемым Альбертом, принцем‑консортом. Он также завоевал сердце девятнадцатилетней принцессы Виктории (Моретты), дочери Вики, бывшей германской императрицы, – той самой принцессы, на которой позже надеялся жениться граф Герберт. Но некоторые из надменных и более консервативных членов семейства Гогенцоллернов, которых поддерживал в этом Бисмарк, сочли Сандро неподходящим женихом для Моретты из‑за морганатического брака его родителей. В результате молодого принца Болгарии вынудили отказаться от всех притязаний на руку Моретты.

События достигли апогея в 1886 году, когда Сандро, разгневавший царя своей независимой позицией, был похищен русскими агентами и принужден подписать отречение под дулом пистолета – к восторгу Бисмарка и огорчению королевы Виктории, которая мечтала о свадьбе очаровательного принца и своей внучки Моретты.

Несмотря на эти препятствия и неодобрение со стороны некоторых членов семьи, Моретта все еще лелеяла надежду, что в один прекрасный день ей позволят выйти замуж за красавца Сандро. Именно в это время появились слухи об интересе графа Герберта к Моретте. Его выбор был одобрен отцом, немецким канцлером, который видел все преимущества брака между сыном и принцессой из рода Гогенцоллернов, в результате которого граф Герберт стал бы членом королевской семьи и укрепил бы свои связи с кайзером.

Сандро оказался менее постоянным в любви, нежели верная Моретта. Он воспылал нежными чувствами к Иоганне Лойзингер, оперной певице, с которой тайно сочетался браком в феврале 1889 года, всего за месяц до прибытия графа Герберта в Лондон. Из‑за этой связи Сандро лишился своего титула принца и, приняв имя графа Хартенау, удалился от общественной жизни. Его судьба послужила предостережением для графа Герберта, который увидел, какие последствия может вызвать огласка его собственной связи с оперной певицей.

Что же случилось со всеми этими людьми впоследствии?

Сандро безвременно умер от перитонита в тридцать шесть лет и был похоронен в Софии, в своем бывшем Болгарском королевстве. Через год после его смерти состоялась помолвка лишившейся последней надежды Моретты с принцем Адольфом цу Шаумбург‑Липпе, за которого она позже вышла замуж. Через десять лет после смерти мужа, в возрасте шестидесяти одного года, она вышла за русского авантюриста Александра Зубкова, который был вдвое моложе Моретты. Промотав состояние жены, он бросил ее, оставив без гроша. Моретта, от которой отреклась ее семья, умерла через два года.

Ирен Адлер тоже скончалась прискорбно молодой, и причина ее смерти неизвестна. В рассказе о событиях марта 1889‑го, опубликованном всего два года спустя, в июле 1891‑го, под названием «Скандал в Богемии», Уотсон пишет о «покойной Ирен Адлер», хотя и не уточняет детали. Возможно, ему были известны не все факты.

Как и принц Александр, граф Герберт фон Бисмарк удалился от общественной жизни, но не из‑за скандала, связанного с оперной певицей. 10 марта 1890 года, всего через год после встречи с Шерлоком Холмсом, надменный молодой германский император Вильгельм II отправил его отца, Отто фон Бисмарка, в отставку. По его выражению, он устал от того, что его пожилой канцлер обращается с ним, как со школьником. Принц Отто умер в 1898 году, граф Герберт – в 1904‑м.

Что касается Вильгельма II, то его судьба повторила судьбу его канцлера. После победы союзников над немецкой армией в 1918 году, в конце Первой мировой войны, ему пришлось отречься от престола и отправиться в изгнание в Голландию. Там он провел двадцать два года своей жизни и успел увидеть приход к власти Гитлера и начало Второй мировой войны. Однако ему не суждено было стать свидетелем падения Третьего рейха и второго за двадцать семь лет поражения Германии.
Tags: Вселенная SH
Subscribe

Posts from This Journal “Вселенная SH” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments