roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

БРОСОК ДРАКОНА. РОКОВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО ЛОНДОНА

К исходу 1876 года войска империи Цин заняли почти всю Джунгарию – то есть, северо-западную часть Синьцзяна. Почти 40 000 бойцов, находившиеся непосредственно в подчинении Якуб-бека, оставались в странном бездействии. К удивлению даже ближайших соратников, глава непризнанного государства Йеттишар так и не предпринял никаких активных действий.   Хотя Якуб-беку предлагали планы, сулившие успех – например, провести демонстративную атаку на «оазис Хами» и тем временем попытаться перерезать коммуникации китайских отрядов, осаждавших Манас. Хорошо вооружённые регулярные «сарбазы» (пехотинцы) и «джигиты» (кавалеристы) Якуб-бека могли бы существенно потрепать наступавшие отряды Цзо Цзунтана, но «Счастливчик» оставался в бездействии, казавшемся странным для всех, кроме узкого круга дипломатов и разведчиков.
Дело в том, что один из самых доверенных соратников владыки Синьцзяна, Саид Якуб-хан, отправился через Стамбул в Лондон, рассчитывая на посредничество могущественной Британской империи. Сам Якуб-бек всё ещё чувствовал себя уверенно, ведь китайские войска разгромили лишь отряды дунган и уйгуров, ставшие его союзниками только перед лицом общего врага, а до этого не раз воевавшие против самозваного главы Синьцзяна. Захват Урумчи и Манаса вызвал массовое бегство местного населения в районы, контролируемые Якуб-беком. Беглецов «Счастливчик» легко вербовал в своё войско, к концу года увеличив его на 10 000 человек.

С наступлением зимы прекратили активные действия и войска Цзо Цзунтана. Во-первых, штурмовать в холода высокогорные перевалы было безумием. Во-вторых, Пекин, недавно переживший разгром «опиумных войн», был вынужден прислушаться к недвусмысленным сигналам из Лондона. В столицу Британии на переговоры с представителем Якуб-бека отправился цинский дипломат Го Сун-Тао. Интересно, что это было первое посольство маньчжурского Китая в Западную Европу, а сам «цзиньши» (профессор) Го был по совместительству известным в Поднебесной историком.

Пекин откровенно побаивался Лондона, кроме того, верхи империи Цин всё ещё не были уверены в победном исходе столкновения с основными силами Якуб-бека. Переговоры решили вести на всякий случай – чтобы не обострять отношения с англичанами и не провоцировать Якуб-бека на активные действия. Цзо Цзунтан даже направил к «Счастливчику» парламентёров с предложением в обмен на перемирие выдать цинским властям всех повстанцев-дунган, бежавших в Синьцзян после разгрома мусульманских восстаний в китайских провинциях Шэнси и Ганьсу.

Естественно, Якуб-бек не пошёл на выдачу «язычникам» своих собратьев по вере, в очередной раз убедившись в правильности своей выжидательной стратегии. Однако холодная зима 1876–1877 годов показала, что «Счастливик» обманывает сам себя. Зима была тяжёлой для обеих сторон, но регулярные войска империи Цин могли опираться на ресурсы далёкого Китая и поставки продовольствия из российских владений в Средней Азии. В то же время, огромная (по местным меркам) армия Якуб-бека, сосредоточенная в Турфанской долине и окрестностях, столкнулась с проблемами снабжения.

Полковник Алексей Куропаткин (будущий главнокомандующий в Русско-японской войне), в 1876–1877 годах не раз побывавший в Синьцзяне, писал: «Зима не принесла с собой усиления войск Якуб-бека… Положение войск на передовой линии было бедственное, большая часть стояла в палатках при морозах до 20 градусов, не имела достаточно тёплой одежды и почти не имела топлива».
К трудностям снабжения добавился и упадок духа. Рядовые бойцы и офицеры, и даже высшие военачальники Якуб-бека не понимали, почему «Счастливчик» не предпринял никаких действий, чтобы помешать китайцам захватить почти всю Джунгарию. Большая политика (переговоры в Лондоне) оставалась глубокой тайной – да мусульманские повстанцы, жившие ещё средневековыми понятиями, и не приняли бы таких «геополитических» манёвров.

Полковник Куропаткин так описывал состояние армии Якуб-бека весной 1877 года: «Что же касается нравственного духа, то он ухудшался. Дезертирство всё усиливалось и стало захватывать в свои ряды личности, в верности которых Якуб-бек всего менее был способен сомневаться…»

На фоне военных трудностей усилилось и внутреннее напряжение в «государстве» Якуб-бека, где местные уроженцы были недовольны деспотичной властью «Счастливчика», опиравшегося преимущественно на своих соплеменников – узбеков-«андижанцев». Первыми к китайцам стали перебегать те, кто ранее служил на чиновничьих должностях в цинском Синьцзяне. Таким перебежчикам Цзо Цзунтан возвращал прежние чиновничьи звания и даже раздавал высокие должности во всё ещё подконтрольных Якуб-беку районах.

В самом начале 1877 года к китайцам перебежал отряд в четыре десятка отборных «джигитов», сопровождавших полевую казну Якуб-бека. Естественно, дезертиры ушли вместе с казной. В конце зимы к китайцам бежал даже родной брат человека, которого Якуб-бек послал на секретные переговоры в Лондон. Этого перебежчика по имени Хамиль-хан китайцы наградили деньгами и отпустили жить на нейтральную территорию – в Ташкент, ставший к тому времени русским. «Всего, с 1876-го года по февраль 1877-го года, – пишет Куропаткин, – дезертировало до 400 человек. Кроме потери казны, кроме бегства нужных ему людей, Бадаулета  зимою постигло новое несчастие. Устроенный им по дороге из Токсуна в укрепление Даванчи в урочище Сиапур склад продовольственных запасов и пороха сгорел дотла. В складе было собрано до 80.000 чариков муки и до 17.000 чариков  крупы. Причина пожара неизвестна. Подозревали умышленный поджог».

В начале 1877 года в Урумчи располагалось всего 6 000 китайских солдат. Якуб-бек усилил до двух тысяч гарнизон крепости Дабаньчэн, запиравшей горный перевал на пути из Урумчи в тыл его основных сил в Турфанской долине, и считал себя в полной безопасности на этом направлении. «Счастливчик» всё ещё ждал удара в лоб со стороны «оазиса Хами» и надеялся на переговоры в Лондоне.

Но к весне 1877 года Цзо Цзунтан сумел скрытно перебросить в Урумчи пришедшие из далёкого Китая тринадцать отборных батальонов с современным оружием (6500 пехотинцев, 500 кавалеристов и 38 нарезных орудий). В ночь на 18 апреля, воспользовавшись густым туманом, лучшие войска «императорского комиссара» Цзо неожиданно атаковали крепость Дабаньчэн.

Крепость к тому времени защищали две тысячи регулярных войск владыки Синьцзяна (из них половина с современными винтовками) и несколько тысяч повстанцев-дунган, бежавших сюда из Урумчи ещё в августе 1876 года. Гарнизон крепости сумел отразить неожиданную атаку маньчжуро-китайских войск. В ходе боя, продолжавшегося целые сутки, 400 «сарбазов» провели успешную вылазку, разгромив отряд в тысячу китайцев и даже ранив генерала Лю Цзиньтана, командовавшего китайским наступлением (именно он в предыдущем году захватил Урумчи).

И тут владыка Синьцзяна допустил ещё одну ошибку. Вот как её описывает Алексей Куропаткин, до середины весны 1877 года находившийся на территории Восточного Туркестана: «Считая весьма опасным принятый китайцами образ действий, Якуб-бек, чтобы парализовать влияние их обращения с пленными, принял меру, которая еще более повредила ему и создала симпатию к китайцам. Он предписал сыну своему Хак-кулы-беку лишить пленных возможности распространять слух о своем освобождении далее. Хак-кулы-бек выполнил волю своего отца, умертвив значительную часть этих несчастных. Остальные успели бежать обратно к китайцам… Эта мера, как и следовало ожидать, произвела результат обратный тому, которого ожидал Якуб-бек. Слух об этом зверстве быстро прошел по всей Кашгарии, выказал слабость андижанцев и сделал их еще более ненавистными. Обращение же китайцев с пленными, преувеличенное в рассказах, послужило к усилению партии, противной Якуб-беку…»

Впрочем, и главный враг Якуб-бека – Цзо Цзунтан, засевший со своим штабом в Урумчи, – в эти дни был куда больше обеспокоен своим тылом, чем фронтом. В далёком Пекине политическая группировка Ли Хунчжана, главного соперника «комиссара» Цзо в борьбе за влияние над Поднебесной, активизировала свою борьбу за принятие английских предложений по «урегулированию вопроса о Восточном Туркестане».

Министерство иностранных дел Британской империи к тому времени сформулировало свои предложения Пекину:
«1. Признание эмиром Якуб-беком сюзеренитета Китая (страна, которой он управляет, остаётся полностью под его контролем, но он обязуется периодически посылать представителей с подарками или данью в Пекин к великому императору Китая).
2. Определение границ между Кашгарским ханством и Китаем.
3. Заключение между ними соглашения о взаимопомощи в случае необходимости».

Эти предложения – а из уст лондонских дипломатов они звучали почти как ультиматум – вызвали настоящую панику у Цзо Цзунтана. Переигрывая Якуб-бека в ходе открытой и тайной войны на просторах Синьцзяна, он боялся проиграть в пекинском императорском дворце. Из Урумчи в Пекин ушло взволнованное послание. «Императорский уполномоченный комиссар по военным делам в Синьцзяне» писал:
«Возможно, что англичане поддерживают Якуб-бека, чтобы использовать его против России. Не будем гадать. Но то, что они уговаривают Китай признать созданное на его земле небольшое государство, означает не что иное, как их желание отхватить кусок от нашей страны… Сохранять на западе самостоятельное государство – всё равно что толкать себя в беду. Ни в коем случае нельзя допустить существование власти Якуб-бека…»

К маю 1877 года накал схватки за Синьцзян достиг апогея, развернувшись от средневековых крепостей в ущельях Тянь-Шаня до столиц трёх огромных империй – Лондона, Пекина и Петербурга.
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments