roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЭЛЬ ДОРАДО. HIJO DE UN CERDO

Франсиско Писарро  родился в Испании, в Эстремадуре, в поселке Трухильо, в той же самой округе, где появился на свет и Эрнандо Кортес. Точный год рождения Писсаро неизвестен; называют период с 1471 по 1478 год. Отец его был помещик, пехотный офицер, а мать – бедная крестьянка из Трухильо, на которой отец Франсиско так и не женился. Незаконнорожденного ребенка она, по словам некоторых хронистов, положила на паперть и скрылась. Испанский историк Гомара утверждал даже, что подброшенный ребенок умер бы, если б его не выкормила свинья – подобно тому, как Ромула и Рема – основателей Рима – выкормила волчица.
Таким образом, само божественное провидение позаботилось о Франсиско Писарро и не Дало погибнуть будущему воителю Христову, распространителю католичества в дальних странах и основателю заморской державы.

Однако в действительности все происходило, видимо, иначе – без чудес и легенд. Подкидыша подобрали добрые люди и несколько лет воспитывали его, пока, наконец, отец не сжалился над ним и не забрал мальчика к себе.

О детстве и юности будущего великого конкистадора точных фактов не сохранилось. Воспитанию и обучению мальчика, очевидно, никто не уделял особого внимания. Сыновья других знатных помещиков изучали науки в Саламанке или служили при королевском дворе, а незаконнорожденный Франсиско пас отцовских свиней на холмах Эстремадуры. До конца своей жизни он остался безграмотным, так и не научившись ни читать, ни писать. Отец не усыновил его, поэтому никто не мог официально признать его дворянином – идальго. Только значительно позже, когда Писарро добился почета и славы, его назначили губернатором, наместником короля на завоеванных землях и дали ему титул маркиза. Но «чудо» это произошло уже не благодаря вмешательству небесных сил, а с соизволения короля.

Эстремадурский свинопас наверняка был свидетелем триумфа великого мореплавателя Христофора Колумба после его первого путешествия за океан, и в сердце нищего юноши вспыхнула жажда приключений, страстное желание выбиться в люди, завоевать славу, почет и богатство. Но ему пришлось набраться терпения и долго ждать возможности отправиться за океан или стать солдатом и попытать счастья на поле боя.

Есть сведения, что этот бравый юноша в умении владеть оружием упражнялся на большой дороге, а потом поступил в наемники. Но сколотить состояние простому солдату было почти невозможно, а офицерами обычно назначались сыновья дворян. И только в заморских странах еще можно было выбиться из нищеты.
В 1509 году Франсиско Писарро отправился за океан, в Эспаньолу, а оттуда вместе с Охедой – в его неудачную экспедицию в Дарьенский залив. Здесь Писарро получил первую закалку в суровых испытаниях, выпавших на долю завоевателей Нового Света.

Потом он присоединился к Бальбоа, разделив с ним славу открытия Великого Южного моря. Здесь же он впервые услышал рассказы индейцев о далеком богатом Перу. Впоследствии по приказу нового губернатора Золотой Кастилии Педрариаса он арестовал Бальбоа и заковал его в цепи.

После трагической смерти Бальбоа Писарро верно служил Педрариасу, участвуя в завоевательных походах на Панамском перешейке. Сам Педрариас избегал трудностей и в рискованные походы посылал Писарро, используя военный талант и организаторские способности этого предводителя конкистадоров, однако на вознаграждение скупился. После нескольких экспедиций, добившись звания капитана, Франсиско Писарро получил, наконец, земельное владение с несколькими сотнями индейцев-крепостных неподалеку от нового центра колонии – Панамы – и начал тихую, спокойную жизнь. Однако плантации приносили капитану весьма незначительности доход, и Писарро приходилось довольствоваться малым и ждать, когда появится возможность осуществить свою давнюю мечту – организовать экспедицию в золотую страну Эльдорадо, открыть и завоевать новые территории. Здесь, в Панаме, он не нашел золотых гор, как надеялся. Для экспедиции у него не было средств.

В 1522 году, когда Андагоя вернулся из своего неудачного похода, Франсиско Писарро было уже около пятидесяти лет. Это был статный, сильный, очень выносливый мужчина с: седой бородой, с лицом, опаленным тропическим солнцем, иссушенным морскими ветрами и изрезанным глубокими морщинами и шрамами. Он, по утверждениям хрониста, держался просто, не любил украшений, всегда носил длинный черный плащ, белую шляпу и прочные белые сапоги. Движения его были быстрыми, но осторожными, как у тигра, когда тот подкрадывается к своей жертве. Он выходил в одиночку против ста индейских воинов. Один из его современников, описывая черты характера знаменитого конкистадора, сравнивал его с древнеримским политическим деятелем и известным заговорщиком Катилиной и говорил, что это был человек «сильный духом и телом, но злобный и испорченный, коварный, непостоянный, лживый и продажный, как никто другой». Подобно Катилине, его стихией с молодых лет были гражданские войны, грабежи и убийства; он окружал себя авантюристами и темными личностями.

Франсиско Писарро был вынужден искать компаньонов со средствами. Время для нового похода было весьма подходящим – из Мексики приходили вести, будоражившие самых хладнокровных: Эрнандо Кортес завоевал огромную страну и захватил такую добычу, о которой раньше не осмеливались и мечтать.

Но ведь на юге людей отважных, способных владеть мечом, ждет Эльдорадо, страна, где золото можно загребать лопатой! Нужны только деньги, много денег, чтобы нанять корабли, закупить продовольствие и оружие и выплатить жалованье солдатам. И Франсиско Писарро нашел денежных людей там же, в Панаме. Одним из них был Диего Альмагро, старый опытный воин, сумевший приобрести солидное состояние. Он готов был рискнуть и вложить свои деньги в заманчивое предприятие. Никто не мог сказать, откуда взялся этот простолюдин с темным прошлым, из какой области Испании происходит его род, каково его настоящее имя. Сам он утверждал, что родился в 1463 году в городе Альмагро в Испании и поэтому взял себе такую фамилию.

Так же, как и Писарро, Альмагро был подкидышем – его нашли на церковной паперти, он тоже не получил образования, не умел ни читать, ни писать. Уже в ранней молодости он отправился в Новый Свет и благодаря отваге и выносливости завоевал славу мужественного воина. О мужестве и ловкости Альмагро ходили легенды. Он был опытным, неутомимым солдатом, отличным следопытом: в непроходимом лесу мог обнаружить следы индейцев и настичь их, даже если те опережали его на целую милю.

Современники считали Альмагро упрямым, грубым, ограниченным человеком. Он был резок, прямолинеен, часто поддавался гневу, но ярость его быстро проходила. Этот закаленный воин был незаменим в любой рискованной авантюре, он был воздержан в еде и питье и терпеливо перенес бы голод и любые трудности, однако неутолимое честолюбие заставило его гнаться за властью и могуществом.

К двум компаньонам – Писарро и Альмагро – присоединился священник Эрнандо де Луке, умный, хитрый прелат, изворотливый дипломат, к чьим советам благосклонно прислушивался всемогущий правитель Золотой Кастилии Педрариас. Но самое главное – у Луке были деньги.

Альмагро и Луке вложили свое состояние, чтобы нанять корабли и солдат, а Франсиско Писарро, у которого не было ничего, кроме славы отважного воина и неукротимой энергии, принял на себя руководство экспедицией. Альмагро следил за подготовкой кораблей, вербовал матросов и солдат, закупал продовольствие, а патер Луке добывал деньги и вел переговоры с чиновниками Педрариаса.

Вначале компаньонам не везло: не хватало энтузиастов, согласных принять участие в экспедиции. Проект ее стал объектом шуток и насмешек колонистов. Золотая страна за горами, тропическими лесами и болотами казалась бесконечно далекой. Никто не знал, сколь долгим окажется путь и какие трудности ждут завоевателей. Из-за прежних неудач сомневались даже самые решительные и отчаянные. Однако в скором времени неофициальным компаньоном и опекуном экспедиции стал сам наместник. Хотя он и не субсидировал ее, как обещал, но зато обязался не чинить никаких препятствий организаторам, так как за этот дружественный нейтралитет ему обещали четвертую часть всех будущих доходов. Без разрешения Педрариаса никто в Золотой Кастилии не имел права вербовать солдат и отправлять корабли в океан. Поддержка со стороны наместника придала вес готовящейся экспедиции и склонила на ее сторону сомневающихся.

Альмагро очень быстро оснастил две небольшие каравеллы, предназначенные еще Бальбоа для дальнего морского путешествия и после его смерти стоявшие без такелажа в порту Панамы. Солдат удалось навербовать с большим трудом, хотя в Панаме и не было недостатка в людях, не имевших никакого занятия и готовых попытать счастье в новой экспедиции, – грабителей, одетых в шелковые и бархатные обноски, кормила их шпага.
Золото инков
Артур Лиелайс (лат). Перевод В. Андреев
Tags: Эльдорадо
Subscribe

Posts from This Journal “Эльдорадо” Tag

  • ЭЛЬ ДОРАДО. КАРАВЕЛЛЫ ПОДНИМАЮТ ПАРУСА

    Альмагро и Писарро приобрели две большие каравеллы и направились на юг. Кормчим экспедиции был опытный моряк Бартоломе Руис. Корабли через несколько…

  • ЭЛЬ ДОРАДО. СОЮЗ МЕЧА И АМВОНА

    Оба капитана конкистадоров, и Писсаро, и Альмагро, после этого путешествия уже не сомневались, что на юге лежат богатые страны. Они поклялись, что…

  • ЭЛЬ ДОРАДО. ЗОЛОТОЙ СЛЕД

    В 1492 году великий мореплаватель Христофор Колумб на испанских каравеллах переплыл через Атлантический океан, посетил Багамский архипелаг и достиг…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment