roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ПУТЬ ДРАКОНА. ВОЯЖ НЕБЕСНОЙ КОЛЕСНИЦЫ

День этот в Пекине мало отличался от других. Столица Цинской империи жила своей обычной жизнью. На ее улицах и рынках слышались всегдашние гомон, шум, крики разносчиков товаров и бродячих ремесленников. Сновали лоточники. Двигались запряженные лошадьми груженые двуколки. Из лавки в лавку переходили покупатели. Толкались прохожие, зеваки и уличные воры. Тем не менее на улицах, ведущих от Запретного города – дворцового комплекса и Императорского города (где располагались службы Дворцового ведомства), – царили безлюдье и тишина. Они были оцеплены солдатами. Туда никого не пускали, ведь по ним проследует императорский кортеж. А весь людской сброд не должен видеть священный лик Сына Неба!
Как известно, европейские монархи считали необходимым время от времени появляться перед своими подданными и беседовать с ними – иногда даже с простолюдинами. Правители же Китая наглухо отгораживались от своего народа. Личная жизнь богдохана – Будды Наших Дней – оставалась спрятанной за высокими стенами Запретного города, и сведения о ней ни под каким видом не разглашались. Нарушение этого запрета беспощадно каралось.

Правда, все эти строгости не соблюдались, когда императорский кортеж проходил по «улицам» Запретного и Императорского городов Пекина, где обитали тысячи евнухов и служанок, днем и ночью не смыкала глаз стража и передвигались по делам штатские и военные сановники. В день выезда богдохана дворцовая челядь, чиновники и «восьмизнаменные» маньчжуры теснились у стен вдоль «улиц». При приближении кортежа они становились на колени, отвешивали земные поклоны, а в промежутке между ними могли взглянуть на процессию и самого Священного Императора.

Однако за пределами Запретного и Императорского городов никто не смел и глаз поднять на Священного и Почитаемого. Неосторожно сказанное слово или невольное движение могли стоить свободы и даже жизни: для подданных Сын Неба должен был оставаться таинственным, сверхъестественным существом, носителем святости и исключительной неземной одаренности. Сами богдоханы старались как можно реже покидать пределы Запретного города, переезжая лишь в летние резиденции Юаньминъюань, Чанчуньюань и во дворец в Мулане или отправляясь в храмы Пекина и на могилы предков – так называемые Три гробницы (Саньлин) в Маньчжурии, Западные (Силин) и Восточные могилы (Дунлин) примерно в ста километрах юго‑западнее и восточнее столицы.

Случайно оказавшийся на пути кортежа простолюдин в страхе простирался ниц в пыли, не смея пошевелиться, пока вся процессия не скрывалась вдали. Поднявшего голову раньше времени стража хватала и ставила лицом к стене. О каждом выезде Сына Неба за пределы дворца объявлялось заранее в единственной в ту пору газете «Столичный вестник» («Цзинбао»), и тогда улицы по маршруту следования Десятитысячелетнего Властелина срочно приводились в порядок. Ямы засыпались, а бугры срезались. Народ, собак и свиней прогоняли. Убирались прочь временные торговые балаганы и лавчонки. Выметались мусор и грязь. Выходящие на эти улицы переулки перекрывались рогатками, на которые набрасывали циновки и ткани. Земля посыпалась желтым песком. Везде воцарялась мертвая тишина. Даже окна закрывались и занавешивались. Однако те, кого снедало любопытство, подглядывали сквозь трещины в стенах, просветы в занавесках и через дырочки в промасленной оконной бумаге, которая заменяла стекло. Эти смельчаки, затаив дыхание, глазели на Сына Неба и его свиту. Давайте же и мы, уважаемый читатель, прильнем к щели в воротах и посмотрим, что делается на улице.

Процессия вышагивает тихо и чинно. Впереди в ярко‑ красных халатах идут глашатаи с желтыми жезлами. За ними служители с плетями. Первые оповещают о всех возникших на пути препятствиях, вторые готовы хлестнуть случайного зеваку. На расстоянии двадцати шагов за ними с важным видом следуют два главных евнуха в желтых халатах. За ними – два других, воскуряющих фимиам, который отгоняет от священной особы богдохана злых духов. А вот и сам император. В зависимости от возраста, наклонностей, состояния здоровья и времени года он либо едет верхом, либо восседает в паланкине. В пределах Запретного и Императорского городов Сын Неба часто шествует пешком. С обеих сторон его благоговейно поддерживают под руки два евнуха, а еще два готовы бежать и исполнить любое высочайшее приказание. Когда Будда Наших Дней в седле, эти служители идут по бокам от лошади. И в том и другом случае пустой императорский паланкин несут следом за Владыкой Китая и Всего Мира. Крупный евнух держит над властелином тяжелый ярко‑желтый зонт на высоком шесте, а летом с ним соседствует большое опахало.

Сейчас богдохан в паланкине. В погожие теплые дни он может быть открытым (тогда это легкий портшез – кресло, укрепленное на носилках), а ранней весной или осенью – крытым сверху и с задергивающимися со всех сторон желтыми занавесками. Зимой используется «теплый паланкин» – целая комнатка с креслом внутри, достаточно просторная и тяжелая. Для перемещения этого «дворцового павильона» вместе с сидящим в нем Сыном Неба требуются 36 носильщиков. Для входа в это сооружение и выхода из него приставляется особый «трап» – крылечко с двумя перилами и шестью ступеньками. Его несут впереди паланкина три евнуха.

При выезде за пределы Запретного города Будда Наших Дней восседает в паланкине неподвижно как истукан. За ним следуют множество идущих парами евнухов и дворцовых слуг. Один тащит кресло – на тот случай, если Великий Владыка захочет отдохнуть, другие – на коромыслах коробы с одеждой, если Сын Неба пожелает переодеться. Здесь же свернутая в большой рулон ширма, которая сокроет от посторонних глаз монаршее переодевание. А еще несут дополнительные зонты – от солнца и дождя, красные лакированные короба, украшенные золотыми драконами. В них «походная» продукция Императорской кухни: всевозможные сладости и печенья. Тут же чайники с чаем и горячей водой, а также посуда. Вдруг Десятитысячелетний Властелин пожелает перекусить!

Следом движутся евнухи с изделиями Императорской аптеки: разными лекарствами, средствами для оказания первой помощи и строго обязательными тремя «напитками бессмертия» – для улучшения пищеварения. Имеется также питье, приготовленное из осоки, хризантем, корней тростника, из листьев и коры бамбука. В летнее время здесь припасены дезинфицирующие порошки, снадобья от колик, освежающие пилюли, таблетки для успокоения нервов, для регулирования дыхания и т. д. Вслед за аптечным багажом шествуют евнухи, гордо несущие сосуды для испражнений.

Императорский кортеж сопровождают пешими или верхом не менее восьмисот телохранителей‑гвардейцев, вооруженных алебардами, мечами, копьями, луками и стрелами. Одеты они в желтые куртки с короткими рукавами поверх синих и голубых халатов. На головах у них красные конические шапки с черной опушкой и черным пером сзади. Это маньчжуры из корпуса «Желтого знамени». В свиту повелителя входит также множество придворных и чиновников Дворцового ведомства. Общая численность ее приближается к тысяче человек. Над этой величественной процессией живописно колышутся красные бунчуки, желтые знамена, военные значки, алебарды, копья и большие зонты. Только после прохождения императорского кортежа в обратном направлении на улицах снимут оцепление. И сюда вернутся обычные для Пекина шум, гам, толчея, собаки и свиньи.

Алексей Анатольевич Бокщанин, Олег Ефимович Непомнин
«Лики Срединного царства. Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая».
ИД Ломоносовъ; Москва; 2015
Tags: Поднебесная империя
Subscribe

Posts from This Journal “Поднебесная империя” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments