roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

КРОВЬ НА РОЗАХ. ЛАНКАСТЕРЫ У ПОРОГА

Катастрофа при Уэйкфилде не похоронила дела йоркистов: она лишила их признанного вождя, но не присутствия духа. К тому времени вражда между партиями, как политическая, так и персональная, разгорелась слишком сильно. После гибели главы йоркистов, казалось бы, настало время ланкастриан – можно было ожидать, что теперь они сформируют свое правительство, а на долю повержешюго противника останутся лишь репрессии. Однако мгновенное возрождение военной силы йоркистов показало, насколько сильно было в стране недовольство ланкастрианами. Сторонники династии Йорков действительно пользовались молчаливой поддержкой большей части нации.
Эдуард Марчский, ставший после гибели отца герцогом Йоркским, находился в Шрусбери, когда до него дошла весть о поражении при Уэйкфилде и о марше ланкастриан на Лондон. Он немедленно оставил марку и со всей возможной скоростью поспешил в Мидлендс, чтобы там соединиться с войсками графа Уорикского. Объединенными силами они могли бросить неприятелю вызов, встав на его пути к столице. По дороге Эдуард узнал, что Джаспер Тюдор граф Пембрукский и Джеймс Батлер граф Уилтширский с большой армией из валлийцев, французов, бретонцев и ирландцев также покинули Уэльс и ступили на английскую территорию. Эдуард немедленно повернул из Херефорда на север и перехватил противника у Мортимерс-Кросса, примерно на полпути от Херефорда к Ладлоу.

Сражение произошло 2 февраля 1461 года. Йоркисты, в рядах которых были Джон Туше лорд Одли, Реджинальд лорд Грей Уилтонский, Джон Рэтклифф Этшбороский лорд ФитцУолтер, сэр Уильям Херберт, сэр Уолтер Девере и сэр Уильям Хастингс, располагали численным превосходством. По преданию, перед битвой солдаты стали свидетелями необычного атмосферного явления: диск утреннего солнца неожиданно растроился, а затем вновь слился воедино. Эдуард счел это благоприятным знамением. Он опустился на колени и вознес благодарственную молитву Господу, после чего йоркисты атаковали неприятеля и обратили его в бегство. Ланкастриане потеряли убитыми 3000 человек. Пембруку и Уилтширу удалось ускользнуть и бежать из страны.

Победа йоркистов была полной. Эдуард сразу же показал, что в нем yет мягкосердечия его отца и в жестокости он вполне может соперничать с ланкастрианами. Он приказал казнить всех важных пленников, в числе которых оказался и Оуайн ап Маредид ап Тюдур, основатель дома Тюдоров. Оуайна обезглавили на торговой площади Херефорда, а голову выставили на рыночном кресте. До самого последнего момента он не мог поверить, что его казнят, пока своими глазами не увидел топор и плаху. Тюдур ожидал прощения и милости, но вот палач сорвал с его красного бархатного камзола воротник. Он лишь смог промолвить: Голова, которая привыкла покоиться на коленях у королевы, должна теперь лечь в корзину палача.

Эдуард дал краткий отдых своим войскам и продолжил марш через Мидлендс на соединение с Уориком. Но прежде чем вожди успели объединить силы, армия графа Уорикского потерпела сокрушительное поражение на том самом месте, где йоркисты впервые разгромили войска ланкастриан, – у Сент-Олбенса.

Королева Маргарита вернулась из Шотландии и после битвы при Уэйкфилде присоединилась к войскам своих сторонников в Йорке. Военачальники собрались на совет. Они решили немедленно выступать на Лондон, чтобы вырвать короля из рук йоркистов. Армия, в которую влились шотландцы, валлийцы, а также дворяне английского Севера, пересекла Трент и двинулась на юг. С ней шел весь цвет ланкастрианской аристократии: герцог Генри Бофорт герцог Сомерсетский, Генри Холланд герцог Эксетерский, Томас Кортеней граф Девонский, Генри Перси граф Нортумберлендский, Джон Толбот граф Шрусберийский, Джон лорд де Клиффорд, Генри лорд ФитцХью, Генри лорд Грей Коднорский, Ральф лорд Грейсток, Джон лорд Невилл, Томас лорд де Рос, Лайонел лорд Уэллз и Ричард Уэллз лорд Уиллуби де Эрсби. Это была одна из немногих кампаний, когда стране действительно причинили некоторый ущерб: позади себя армия оставляла разграбленные и сожженные городки – Грантэм, Стэмфорд, Питерборо, Хантингдон, Мелбурн, Ройстон. 16 февраля в Данстэбле произошла стычка с отрядом йоркистов, который был разбит наголову.

Уорик привел в Сент-Олбепс большое войско, в основном набранное в Лондоне и Кенте. С ним были Джон Моубрей герцог Норфолкский, Уильям ФитцАлан граф Эранделский, Джон Буршье лорд Бернере и Уильям Бонвилл лорд Бонвилл. Король Генри VI, которого йоркисты не решились оставить в Лондоне без присмотра, также находился при армии. Когда Сомерсет подошел к городу, Уорик уже укрепился в лагере на поле Барнет-Хит в северной части города, ожидая атаки противника с северо-востока. Вокруг рыночного креста на центральной площади он разместил отряды лучников. Из Фландрии к нему прибыл отряд бургундских «мушкетеров», вооруженных ручными бомбардами – тяжелым, неуклюжим оружием, нередко наносящим раны самому стрелку, а не врагам. (Собственно, так и произошло в бою: восемнадцать солдат было убито собственными бомбардами.) Лагерь йоркистов был хорошо укреплен, на подходах защищен калтропами (шипы в форме тетраэдра), сетями с вплетенными шипами, а также павезами (щиты с прорезями для стрелков).

Битва началась во второй половине дня 17 февраля. С каждой стороны в ней участвовало около 5000 человек. Армию ланкастриан составляли в основном феодальные свиты северных лордов. Авангардом командовал ветеран Эндрю Троллоп. Йоркисты были застигнуты врасплох. Их разведчики и передовые посты вовремя не предупредили о появлении неприятеля. Но лучникам у рыночного креста удалось отбросить нападающих к западным окраинам. Ланкастриане обошли центр города по переулку, который вывел их к с северному концу улицы Святого Петра, ведущей в тыл главной позиции йоркистов, и разбили вражеский арьергард. Пока шли эти незначительные стычки, Уорик узнал о том, что враг напал с юга, а не с севера.

В суматохе и смятении защитники не сумели эффективно использовать артиллерию. Командиры пытались на ходу перестроить боевые порядки, но в самый критический момент, когда старое построение было сломано, а новое еще не организовано, ударили ланкастриане. Исход боя решило дезертирство отряда кентского капитана Лавлейса. В разгар сражения королю удалось бежать при попустительстве кого-то из близкого окружения Уорика. Граф Уорикский и герцог Норфолкский попытались с оставшимися войсками прорваться через город, чтобы выбраться на Лондонскую дорогу, но были отброшены. Тогда, спасая жизни уцелевших солдат, они решили отступить. Лорды Бернере и Бонвилл, а также брат Уорика сэр Джон Невилл попали в плен.

Король воссоединился с семьей и праздновал победу. Он посвятил в рыцари своего сына Эдуарда принца Уэльского, которому на тот момент еще не исполнилось и восьми лет, а также старого вояку Эндрю Троллопа. Тяжело раненный в ногу, сэр Эндрю едва мог передвигаться, но нашел в себе силы пошутить: Милорд, я не заслужил этого, я убил всего пятнадцать человек, но я стоял на одном месте, и они сами приходили ко мне, и их тела до сих пор у меня.

Затем, в присутствии королевы и принца Эдуарда началась казнь пленников. Слова рокового приговора произнес юный принц. Среди прочих, от руки палача погиб Уильям лорд Бонвилл.

Путь на Лондон ланкастрианам был открыт. Симпатии жителей столицы полностью находились на стороне Йорков, и вопреки своему обычаю, лондонцы были готовы оказать вооруженное сопротивление королевской армии, прибытие которой ожидалось с часу на час. Сторонники йоркистов среди прелатов – Томас Буршье архиепископ Кентерберийский и Джордж Невилл епископ Эксетерский – благоразумно оставались в Кентербери, ожидая дальнейшего развития событий. Лондонцы тем временем задержали обоз с хлебом и другой провизией, а также некоторую сумму денег, которые мэр и олдермены послали в лагерь ланкастриан, чтобы умилостивить королеву. Отряд под командованием шерифа Девоншира сэра Болдуина Фулфорда, отправленный Маргаритой для установления контроля над Вестминстерским аббатством, был окружен лондонцами, которые не дали ему дойти до места.

Неожиданно ланкастриане отошли из Сент-Олбенса в Данстэбл. Сами они объяснили этот невнятный маневр тем, что король и королева хотели оградить горожан от насилия со стороны своих воинов. На это лондонский хронист совершенно резонно заметил, что король просто не осмелился войти в столицу. Ланкастриане знали, что армия Эдуарда Йоркского приближалась к городу. Положение Генри VI в Лондоне было бы весьма опасным – с недовольными горожанами под боком и перед лицом победоносной армии, пылавшей жаждой мести. Поэтому королевские войска предпочли отступить к Йорку, сведя на нет все преимущества, полученные после победы при Сент-Олбенсе, и потеряв стратегическую инициативу.
В. Устинов
Войны роз. Йорки против Ланкастеров
Tags: Войны Роз
Subscribe

Posts from This Journal “Войны Роз” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment