roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

КОРОЛЕВСТВО СВОБОДНЫХ. В ТЕНИ БЫЛОЙ СЛАВЫ

Пробыв императором всего лишь три года, Гвидо внезапно скончался, и новым королём Италии стал его четырнадцатилетний сын Ламберт. По словам историка Лиутпранда Кремонского, «элегантный юноша, будучи всё ещё подростком, уже отличался немалой воинственностью». Беренгар из Фриули, всё ещё надеясь стать королём Италии, учинял беспорядки на севере; он сразу продвинулся к городу Павии и тоже провозгласил себя королём.Среди всех этих перипетий папа Формоз, преемник Стефана V, отправил письмо Арнульфу Каринтийскому, королю Восточнофранкского государства, в котором пообещал ему титул императора, если тот восстановит мир.
По мнению Формоза, его предшественник превысил свои полномочия, сделав императором итальянского полководца, а не потомка Карла Великого. Арнульф Каринтийский, являясь Каролингом, был идеальным кандидатом на должность императора.

Арнульф согласился и в 896 году, после долгого похода, явился в Рим во главе своей армии. Услышав о приближении франкского короля, Ламберт бежал на родину своего отца, в Сполето. Арнульф принял от Формоза титулы императора и короля Италии, а затем отправился к Сполето, чтобы разобраться с Ламбертом.
Однако во время короткого перехода от Рима до Сполето его настиг апоплексический удар, который привел к частичному параличу. Он сразу же отказался от намерений сразиться с Ламбертом и повернул домой.

Ламберт тут же снова провозгласил себя королём Италии и выдвинулся из Сполето, чтобы наказать Формоза. Но прежде, чем он добрался до Рима, папа скончался. Ламберта это не остановило. С юношеской необузданностью он приказал преемнику Формоза, Стефану VI, вскрыть гробницу предшественника. Тело папы нарядили в парадные одеяния, усадили за стол, и Стефан VI приказал собранию церковников проклясть и раздеть его. Ли‑утпранд Кремонский пишет: «Как только это сделали, он приказал отрезать три пальца с трупа, лишенного священных одеяний, и сбросить в Тибр». Это были те пальцы, которыми Формоз благословлял жителей Рима. Впоследствии это собрание назвали synodus horrenda – «ужасным синодом», или же «Трупным Синодом».

С облегчением Ламберт отправился обратно на север и заключил соглашение с Беренгаром: Ламберт будет править на юге Италии, Беренгару достанется север, а чтобы закрепить договор, Ламберт должен был взять в жёны дочь Беренгара Гизелу. Беренгар согласился. Скорее всего, он не собирался соблюдать условия договора, но ему не представилась возможность их нарушить: всего через несколько месяцев, в возрасте восемнадцати лет, Ламберт сломал шею. В первом варианте своей истории Лиутпранд Кремонский написал, что Ламберт охотился на кабанов и упал с коня. Позже он пересмотрел свои записи и добавил: «Есть и другое объяснение, которое мне кажется более вероятным». Согласно этой второй версии событий, Ламберта убил некий юноша из Милана, чей отец был казнён, но убийца расположил тело так, чтобы всё указывало на несчастный случай на охоте.

Как бы то ни было, смерть соперника позволила Беренгару объявить себя королём всей Италии. Однако, хоть он и заполучил корону, по злому стечению обстоятельств власть его опять подверглась угрозе.

К северу от Италии начиналась буря. Вновь харизматичный военачальник объединил разрозненные племена, положив начало новому народу; на этот раз племена были финно‑угорские, как и народы, среди которых поселились русы. Военачальника звали Арпад, и он создал союз, в котором стал первым королём. «До этого Арпада никогда, ни в какие времена у них не было князя или царя», – отметил византийский император Константин Багрянородный в своей «Истории венгров».

Под властью Арпада воины венгерского союза начали продвигаться на запад. Около 895 года они прибыли к границам Моравии, в 898 году напали на Венецию, но были вынуждены отступить. Однако в 899 году, когда Беренгар завладел железной короной лангобардов, венгры двинулись к северу Италии. Их подстрекали поступить так – Арнульф Каринтийский предложил им снаряжение и деньги за то, чтобы они направили свою силу против Северной Италии. Арнульф был вынужден отказаться от личного завоевания Италии – но не отказался от устранения конкурентов.

Беренгар со своим войском дал отпор нападавшим, но сильных и голодных венгров было сложно победить. Кроме того, они были сведущи в партизанском деле, и в течение следующего года нападали на итальянские города, отступая прежде, чем люди Беренгара могли их настигнуть. Беренгар начал терять поддержку итальянской знати, которая ранее одобряла его правление – они не видели в нём пользы, если он не мог избавить их от венгров.

По инициативе одного из герцогов, Адальберта, чьи земли сильно пострадали от налётов мадьяр, знатные люди Северной Италии пригласили одного из каролингских принцев младшей ветви, Людовика Провансальского (пра‑пра‑правнука Карла Великого по материнской линии) прибыть в Италию и принять железную корону. Беренгар взялся за оружие, но его армия уменьшилась, в то время как количество последователей Людовика Провансальского росло. Беренгар был вынужден бежать из Северной Италии, оставив железную корону в руках соперника, а победоносных мадьяр – бдительно наблюдающих за ним.

В 902 году итальянский герцог Беренгар наконец‑то вернул себе железную корону лангобардов. Он победил Людовика Провансальского, обладавшего тремя титулами – король Прованса, король Италии и император римлян. Сдавшись, Людовик пообещал вернуться на родину и довольствоваться властью над Провансом (как независимый король – он отказался присягнуть правителю восточных франков) и должностью императора римлян, и более не входить на территорию Италии.

Эта клятва соблюдалась лишь до 905 года, когда Адальберт и другие знатные итальянцы пригласили Людовика обратно. По словам Лиутпранда Кремонского, Беренгар «оказался утомительным» – это значит, что он вёл себя слишком по‑королевски, и это не нравилось вельможам. Итальянская аристократия привыкла к определённому уровню независимости, а Людовик был правителем пассивным.

Людовик вернулся в Италию, устроил грандиозную церемонию в честь своего возвращения и обосновался в Вероне. Он знал, что Беренгар вновь нападёт на него, однако Адальберт и остальные сеньоры обещали предоставить Людовику свои личные дружины, поэтому он был уверен в победе.

Однако, ознакомившись с численностью этих дружин и роскошью, в которой жил Адальберт и остальные, Людовик был сильно обескуражен. Однажды он неосторожно обмолвился при одном из своих придворных, что Адальберт слишком увлекается королевским блеском, и только отсутствие титула не позволяет ему стать настоящим королём.

Жена Адальберта узнала об этом разговоре. Посчитав его завуалированной угрозой, она поспешила предупредить мужа о том, что Людовик может помешать ему править, как раньше. Пока Людовик готовился к войне, в кулуарах аристократы совещались, спорили, и наконец согласились потихоньку отказать Людовику в поддержке. Беренгар, учуяв общее настроение, предложил заговорщикам крупную взятку, чтобы ему позволили войти в Верону поздно ночью, застав Людовика врасплох.

Те согласились, и пока ничего не подозревавший император спал, Беренгар со своими людьми прокрался в город. Стражники Беренгара нашли Людовика и притащили к нему. Беренгар обратился к нему с такими словами: «Я помиловал тебя и отпустил в прошлый раз при условии, что ты никогда не вернёшься в Италию. На этот раз я сохраню тебе жизнь, но лишу тебя зрения».

Затем его люди выкололи Людовику глаза. Король выжил, но, искалеченный и лишённый способности действовать без помощи, был вынужден оставить и пост императора, и железную корону. Он вернулся в Прованс, где прожил еще почти двадцать лет. В течение всей оставшейся жизни он был известен как Людовик Слепой.

Беренгар, вновь занявший трон Италии, надеялся стать императором римлян, заняв место Людовика – но папа римский не предложил ему этого титула. Беренгар не был Каролингом, и никто не мог гарантировать, что он долго пробудет королём Италии.

А короли‑Каролинги были слишком заняты собственными проблемами, чтобы порываться занять трон императора. Чехарда вокруг мини‑королевств франков начала постепенно утихать, – более слабые игроки уже были завоёваны, убиты или просто бежали.

Арнульф Каринтийский скончался сразу после того, как нанял венгров для нападения на Северную Италию, и его место в Восточно‑Франкском королевстве занял шестилетний сын Людовик Дитя. Западно‑франкские аристократы возвели на трон Карла Простоватого, внука Карла Толстого. Верхняя Бургундия, восставшая, когда Карл Толстый предложил её викингам в качестве площадки для воинских упражнений, оставалась независимой под предводительством своего герцога Рудольфа, который тоже был провозглашен королем. Вторжение венгров беспокоило земли восточных франков, а викинги угрожали Карлу Простоватому на западе.

Набеги викингов, на время сдержанные построенными Карлом укреплёнными мостами, вновь участились. В 911 году Карл Простоватый предложил радикальное решение проблемы нападений викингов – отдать им часть своих западных земель, обеспечив остальному королевству защиту от их вторжения по договору.

Он решил обсудить этот уговор с предводителем викингов по имени Роллон, которого уже знал лично – тот провёл значительную часть своей жизни, сражаясь в западно‑франкских землях. Он командовал частью флота, осадившего Париж в 885 году, и с тех пор регулярно возвращался – вторгался, принимал бой, получал дань, отступал и затем вторгался вновь.

Карл Простоватый предложил Роллону собственные земли на западном побережье и пообещал сделать его правителем этой земли. В ответ Роллон должен был принять христианское крещение, быть лояльным королю западных франков и защищать страну от любых других викингов, вторгающихся на её территорию.

Роллон согласился, после крещения приняв имя Роберт, и Сен‑Клер‑сюр‑Эптский договор превратил воина‑викинга в первого герцога Нормандии. По этому договору Роллон также делался зятем Карла Простоватого – для закрепления соглашения новоявленный Роберт взял в жёны дочь Карла Жизель.

Однако семена новых тревог были посеяны прямо на церемонии, одарившей Роллона новой землёй. Один из епископов приказал Роллону поцеловать ногу короля – традиционный жест уважения подданного к королю. Согласно современной хронике «Gesta Normannorum Ducum» («Деяния герцогов Нормандии»), Роллон вначале отказался, затем, «под давлением мольб священников, приказал одному из своих воинов поцеловать ногу короля. Тот повиновался, взял ногу, поднял и прижал к губам, стоя, из‑за чего король упал на спину, что вызвало взрыв смеха и шума у народа».

Продемонстрировав таким образом намерение оставаться независимым, Роллон затем охотно принёс все необходимые клятвы. Он правил Нормандией в течение следующих двух десятилетий, формально подчиняясь королю франков, но в действительности поступая по своему усмотрению.

История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов
Сьюзен Уайс Бауэр ; [пер. с англ. В. Гончарова].»: ACT; Москва; 2015
ISBN 978‑5‑17‑090562‑1
Tags: Франция
Subscribe

Posts from This Journal “Франция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments