roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

КОРОЛИ ДРАККАРОВ. ОДИН ПРОТИВ КАРЛА ВЕЛИКОГО

Рождество 800 г. стало днем, когда в соборе Cвятого Петра в Риме папа Лев III провозгласил короля франков Карла Великого (правил в 768–814 гг.) императором Римской империи. Согласно биографу Карла Эйнхарду, король не подозревал о том, что произойдет в соборе, а иначе не ступил бы и на порог. Это, однако, всего лишь проявление скромности, подобающей доброму христианскому королю. В действительности событие долго планировалось, и Карл Великий по меньшей мере год вынашивал решение объявить себя владыкой римского наследия.
Империя Карла Великого, или империя Каролингов (от латинского Carolus), охватывала территории современной Франции, Германии, стран Бенилюкса, Австрии, Швейцарии, Италии и частично Испании, Словении, Венгрии и Чехии и была самым крупным и могущественным государством из всех появлявшихся в Европе в течение трех веков после падения Рима.

Мир и безопасность, воцарившиеся при Карле Великом на этой огромной территории, способствовали развитию торговли и оживлению культуры, известному как Каролингское возрождение. Примечательно, что центр этих процессов находился не в Средиземноморье, колыбели античной цивилизации, а на севере: в бассейне Рейна, на территории стран Бенилюкса и на плодородных равнинах Северной Франции. Процветание империи так или иначе сказывалось далеко за ее границами, в частности стимулировало торговлю в Британии и Скандинавии. Отчасти именно для того, чтобы снабжать рынки на землях Франкии, шведы прокладывали новые торговые пути по рекам Восточной Европы. Многие скандинавские купцы, конечно же, видели богатые и незащищенные франкские порты и монастыри и задумывались, нет ли иного способа приобщиться к их процветанию.

Коронация Карла безусловно означала признание его достижений, но он хорошо понимал, что у империи немало проблем, и одна из них – норманны: Карл пытался выкупить линдисфарнских монахов, захваченных викингами в 793 г. Разбойничье нападение на столь священное место должно было встревожить благочестивого христианина Карла не меньше, чем церковников.

Первое отмеченное в хрониках вторжение викингов в империю франков произошло в 799 г. Оно не было особенно успешным. Морские разбойники разграбили остров у побережья Аквитании, предположительно Нуармутье, крупный центр соляной и винной торговли и местоположение знаменитого монастыря Святого Филиберта, но часть их судов разбилась, и более сотни викингов погибло от рук франков. Карла это не успокоило. Монах Ноткер Заика (умер в 912 г.), биограф Карла из числа не самых достоверных, писал потом, что великий воитель, услыхав новость о первом нападении викингов, заплакал, но не от страха за себя, а потому, что предвидел, какие бедствия норманны причинят его наследникам. Эту историю, скорее всего, монах сочинил, думая посрамить потомков Карла Великого, не столь талантливых правителей, но сам император отвечал на пиратские вторжения решительно.

В марте 800 г. он отправился из своего замка в Аахене прямиком в Булонь, что на берегу Ла‑Манша, где лично инспектировал приготовления к обороне от викингов. Дальнейшие меры последовали в 802, 806 и 810 гг. Карл отлично понимал характер норманнской угрозы: он сосредоточил корабли, войска и укрепления в устьях крупнейших рек империи. Реки были главными путями сообщения с экономически активной центральной частью империи, на их берегах находились города, монастыри и самые богатые сельскохозяйственные угодья. Оборонительная система Карла Великого должна была помешать викингам использовать эти пути.

Вместе с тем Карл мало что мог предпринять для защиты морского побережья. Случай, описанный в «Анналах королевства франков» за 820 г., показывает одновременно и силу, и слабость его оборонительной системы. Викинги, приплывшие на 13 кораблях, высадились во Фландрии, но береговая стража отбила нападение. Тогда они поплыли к Сене, но и там стража встретила их в полной готовности, и опять им пришлось отступить, потеряв в короткой стычке пятерых. Однако инициатива всегда оставалась за норманнами. Они двинулись дальше, то и дело пробуя высадиться, и в конце концов разграбили незащищенное село Буэн на аквитанском берегу.

Самым уязвимым участком в империи было побережье Фризии, куда из Дании лишь два дня ходу под парусом. Первое отмеченное в истории нападение викингов на Фризию произошло в 810 г., когда датский король Годфред с флотом из 200 ладей заставил фризов заплатить выкуп в 45 кг серебра. Узнав об этом, Карл Великий тут же распорядился собрать войско и флот, но, когда он пришел во Фризию, даны уже уплыли восвояси. Огорченный Карл пожаловался, что Господь не дал ему возможности «потешить свою христианскую руку на этих псоглавцах». Карлу на тот момент было около 70, и больше ему не довелось лично вести войско в поход.

Оборонительная система Карла Великого хорошо защитила империю, и за 20 лет, прошедших после его смерти (814 г.), отмечено лишь несколько небольших стычек с норманнами. И вдруг в 834 г. большой норманнский флот поднялся более чем на 80 км в дельту Рейна и разграбил фризский Дорестад, важнейший в империи эмпорий, то есть торговое поселение (эквивалент англосаксонского вика). Дорестад основали в начале VII в. недалеко от нынешнего Утрехта (Нидерланды) как прибрежный рынок под стенами разрушенной римской крепости на слиянии Рейна и реки Лек. В аграрной экономике раннесредневековой Европы ввозные пошлины и налоги на торговлю были для правителей одним из немногих способов разжиться твердой валютой. Корыстолюбивые франкские короли давали привилегии торговцам и ремесленникам, открывавшим дело в Дорестаде, и ко временам Карла Великого город растянулся по берегу Рейна на 3 км, покрывая площадь примерно в 2,6 кв. км. При населении около 2000 душ это был, вероятно, самый крупный на тот момент город Северной Европы. Через Дорестад протекало столько серебра, что здесь появился собственный монетный двор. На городских монетах как знак морских связей Дорестада изображались стилизованные одномачтовые парусные корабли с крутыми обводами корпуса.

Выглядел Дорестад типично для любого североевропейского торгового поселения: неупорядоченная россыпь домов, лавок и мастерских, построенных из дерева, глины и соломы, грязные улицы, грубо замощенные полубревнами. Кроме двух деревянных церквей никаких общественных зданий той эпохи не обнаружено. Дорестад делился на верхний и нижний город. Верхний, сконцентрированный вокруг римской крепости, служил административным центром: управление распределялось между феодалом и епископами неподалеку расположенного Утрехта, владевшими немалой частью города. Нижний, вытянувшийся вдоль реки, был торгово‑ремесленным поселением.

Берег поделили на узкие длинные участки, чтобы обеспечить доступ к воде как можно большему числу мастеровых. В реку вдавались насыпи и мостки. Со временем русло реки менялось, отступая от города, и эти мостки становились все длиннее, уходя в конечном счете более чем на 140 м от берега. Раскопки обнаружили признаки самых разных производств. В Дорестаде работали ткачи, мастера по металлу, ювелиры, корзинщики, изготовители гребней и корабельщики. Городские купцы действовали как посредники, ввозя высоко ценившиеся лавовые жернова, стекло, металл, посуду, изготовленную на гончарном круге, и вино из долины Рейна и реэкспортируя все это в Британию и Скандинавию. Что они получали в обмен, неизвестно. Во время раскопок находили балтийский янтарь, но в основном ввозили, вероятно, недолговечные продукты, такие как кожи и меха.

Дальше от воды простиралась не столь плотно заселенная территория крестьянских хозяйств, снабжавших город провизией и иными продуктами животноводства. На краю города стояло укрепление, обнесенное валом и обведенное рвом: вероятно, убежище для простых горожан на случай войны или крепость местного аристократа. Самый же город вовсе не был укреплен: признак мира и порядка, царивших в империи Карла Великого.

Какой ущерб нанесли Дорестаду викинги в 834 г., точно не оценить. Франкские хроники рисуют знакомую картину резни, поджогов, пленения и сбора дани. Во всяком случае викинги сочли разумным наведаться сюда еще и в 835, 836 и 837 гг. Ясно, что после их налетов город быстро восстанавливался, и в 838–840 гг. дорестадский монетный двор достиг пика производительности, который продлился все следующее десятилетие. Вполне вероятно, что Дорестад косвенным образом обогащался на морском разбое у других берегов. Добро, поступавшее в Скандинавию из Западной Европы, стимулировало рост торговли, которая более чем компенсировала Дорестаду нанесенный викингами ущерб: норманны были великими перераспределителями богатств.

Если викинги смогли проникнуть вглубь материка до самого Дорестада, значит, оборонительная система Карла Великого была разрушена. И дело вовсе не в том, что возросла численность норманнского войска. Причины, скорее, были связаны с внутриполитической ситуацией в империи. Согласно франкской традиции, после смерти монарха королевство поровну делилось между всеми его законнорожденными сыновьями. Со дня своего основания династией Меровингов Франкское королевство пережило не один раздел, однако стойкая традиция династических убийств неизменно ограничивала число наследников и спасала империю от бесконечного дробления. Низвергнув в середине VIII в. Меровингов, Каролинги не отменили прежней традиции, и Карл Великий завещал после его смерти разделить империю между тремя его сыновьями: Карлом, Пипином и Людовиком Благочестивым.

Вышло, однако, что Карл и Пипин не пережили отца и империя перешла целиком Людовику (правил в 814–840 гг.). В 817 г., чудом избежав смерти, Людовик озаботился вопросом престолонаследования. Под влиянием католической церкви, которая видела в императорской власти инструмент, необходимый Господу для объединения христиан, он порвал с франкским обычаем и, вместо того чтобы отдать каждому из сыновей по равной части королевства, назначил старшего из них – Лотаря – своим соправителем, а младшим, Пипину и Людовику, даровал владения в Аквитании и Германии. Но эта схема рассыпалась, когда, провдовев год после смерти первой жены, император решил в 819 г. жениться на Юдифи Баварской. Не будь Людовик столь благочестив и откажись он от этого брака, Франкская империя избежала бы многих бед. В 823 г. Юдифь родила Людовику еще одного сына, Карла (Лысого, как он позже будет прозван).

Подобающее наследство Карлу можно было выделить только за счет старших сыновей. Людовик отдал ему удел Лотаря, и в 829 г. тот, поддержанный братьями, взбунтовался и сверг отца. Карла исключили из числа наследников, но это показалось франкским традиционалистам вопиющей несправедливостью. При их поддержке Людовик Благочестивый в 830 г. вернулся на трон, однако проблемы престолонаследования лишь обострялись до самого конца его правления, мало‑помалу расшатывая сильную королевскую власть, на которой держалась военная система Карла Великого. После смерти Людовика в 840 г. между тремя его оставшимися сыновьями – Лотарем, Людовиком и Карлом (Пипин умер в 838 г.) – разгорелась война, закончившаяся разделом империи на три части и Верденским договором 843 г. Но этот исход не принес мира. В последующие десятилетия империя претерпела еще несколько разделов, а в 888 г. распалась окончательно. В эти годы норманнская угроза для франкских королей часто оказывалась далеко не на первом месте в списке забот: важнее было воевать с другими претендентами на трон и препятствовать (чаще всего, безуспешно) их попыткам узурпировать королевскую власть.

Пока его не отвлекали неугомонные сыновья, Людовик Благочестивый как мог старался укрепить оборону побережий и не без успеха оказывал дипломатическое давление на датских королей, чтобы те обуздали свои подданных. В 836 и 838 гг. король Хорик казнил предводителей пиратских вторжений во Франкию (см. главу 11). После нападения норманнов на Дорестад Людовик распорядился строить крепости для защиты Фризийского побережья и дельты Рейна. Одну из этих крепостей, на острове Валхерен, викинги в 837 г. захватили, отправившись в четвертый поход на Дорестад. Франки понесли тяжелые потери, в плен к норманнам попали два герцога и еще несколько знатных мужей. Людовик настолько остро воспринял это поражение, что отменил намеченную поездку в Рим. Расследование катастрофы показало, что вина лежит на местных фризах, которые пренебрегли своими воинскими обязанностями и не оказали викингам сопротивления. К счастью, в 838 г. пятый поход на Дорестад сорвался: на пути к Фризии корабли викингов потопил шторм. Правда, к этому времени норманны уже активно грабили все северное побережье империи.


«Люди Севера: История викингов, 793–1241 / Джон Хейвуд»
Альпина нон‑фикшн; Москва; 2017
ISBN 978‑5‑9614‑4506‑0
Tags: Викинги
Subscribe

Posts from This Journal “Викинги” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments