roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ЭПОХА ПЕРЕВОРОТОВ. НОВАЯ ГВАРДИЯ ИМПЕРАТРИЦЫ

Довольно скоро стало ясно, что у Анны Иоанновны нет своей «партии» – политической силы, на которую она, придя к власти, могла бы опереться. Одновременно Анна ощущала свою незащищенность перед грубой силой гвардии, которая фактически возвела ее на престол, но могла ведь поступить и иначе. Поэтому новая императрица пошла неординарным путем – она создала противовес Семеновскому и Преображенскому полкам, организовав два новых гвардейских полка – Измайловский и Конную гвардию. В феврале 1731 года на Царицыном лугу за Москвой-рекой новые гвардейцы присягали в верности государыне. Примечательно, что офицерский корпус Измайловского полка был сформирован во многом из иностранцев, а также прибалтийских немцев во главе с К.Г.Левенвольде, а также «из русских, не определенных против гвардии рангами».
Солдаты нового полка являлись однодворцами и были переведены из ландмилицейских полков Слободской Украины («выбраны из ландмилиции»). На надежность этих, не связанных с московским дворянством людей Анна могла больше рассчитывать, чем на старую гвардию. Не случайно, как пишет очевидец тех событий ВАНащокин, с весны 1731 года измайловские караулы заменили во дворце императрицы семеновцев. Тогда же была создана Конная гвардия и образованы кирасирские полки. В Конной гвардии было пять эскадронов общим числом людей около двух тысяч человек. Лошадей было решено купить за границей – в России лошади высотой 160 см в холке были редкостью. В новый гвардейский полк отобрали лучших солдат из обычных полков, дали им высокие оклады, избавили от палочных наказаний.

21 сентября 1732 года уже в Петербурге на Марсовом поле состоялся первый парад Конной гвардии. На гвардейцах были «васильковые кафтаны с красными камзолами, которые у офицеров золотыми позументами богато укладены». Лошади были все как на подбор вороные и «равной величины». Красивая, сытая Конная гвардия была искренне предана новой государыне – ведь она ее создала и любила. Конные гвардейцы стали сопровождать государыню во всех ее поездках. Вообще же опыт перевода однодворцев в гвардию оказался удачным. В конце 1730-х годов по настоянию Бирона однодворцев (да и не только их – простолюдинов) внедряли во все четыре пехотных гвардейских полка с целью «разбавить» возможную дворянскую фронду.

Анна не могла не знать, что в пестром лагере приверженцев самодержавия было больше противников олигархов, чем сторонников курляндской герцогини – «Ивановны», давно оторвавшейся от жизни России и не имевшей никакого авторитета в верхах русского общества. В этом можно увидеть и истоки того, что впоследствии было названо «бироновщиной», и причины возвращения (если не сказать завуалированного бегства) императорского двора в Санкт-Петербург. Хотя именно гвардейцы способствовали утверждению Анны на престоле, но и их поддержка не была безусловной, и не всем гвардейцам она могла доверять. В деле полковника Давыдова, начатом в Тайной канцелярии в 1738 году, упоминается интересная деталь – одной из причин переезда двора в Петербург был случайно подслушанный Анной и Бироном разговор гвардейцев, возвращавшихся после тушения небольшого пожара во дворце. Они, проходя под окнами царицы, говорили между собой о ее временщике: «Эх, жаль, что нам тот, которой надобен, не попался, а то буде его уходили!»

Простодушные гвардейцы вольно или невольно попали в точку: именно этот человек, тотчас вызванный из Курляндии самодержавной императрицей, был ее главной опорой в это смутное время, именно к его советам, опасаясь своих новых подданных, прислушивалась она больше всего. Осторожно, в соответствии с обстановкой, вел себя и Бирон. Иностранные дипломаты сообщают, что поначалу, приехав в Москву, Бирон был скромен и незаметен, прислушивался к мнениям знавших русский двор иностранцев. Но постепенно его власть усилилась, и он стал собирать вокруг себя людей, которые должны были составить новое правительство Анны.

Логика политического поведения безошибочно подсказывала Анне, что нужно продолжать успешно начатую политику компромиссов с дворянством и даже с бывшими верховниками, ибо ее вступление на престол подавалось как победа объединяющего все противоборствующие группировки дворянского общества самодержавного начала. Поэтому ликвидация 4 марта 1730 года ненавистного Анне Верховного тайного совета была оформлена как обыкновенная реорганизация с целью восстановления системы управления государством по петровскому образцу во главе с Сенатом, который из «Высокого» вновь стал «Правительствующим». Верховный тайный совет был просто слит с Сенатом, и в состав сенаторов были введены почти все верховники. И лишь на клане Долгоруких Анна позволила себе выместить злобу – начались репрессии против Алексея, Ивана и других Долгоруких, которые иностранные дипломаты сразу охарактеризовали как «страшный удар по семейству». В отношении остальных активных сторонников ограничения царской власти Анна вела себя так, как будто ничего особенного не произошло.

Наоборот, кажется, что она старалась всячески приблизить к себе активистов конституционного движения, примирить их со своей самодержавной властью. Многие из них не были обойдены наградами, высокими назначениями по случаю коронации. О судьбе князя Алексея Михайловича Черкасского скажу чуть ниже, а теперь отмечу, что виднейшие шляхетские прожектеры были как бы поощрены за общественную активность. Один из них – Михаил Матюшкин, сочинитель шляхетских проектов, – был назначен киевским генерал-губернатором, Василий Татищев получил по случаю коронации Анны чин действительного статского советника и тысячу душ и вообще в течение почти всего ее царствования был не из последних деятелей. Поначалу «ласкала» Анна и влиятельнейших верховников: фельдмаршал князь Михаил Михайлович Голицын получил 4000 душ и место президента Военной коллегии, а его жена Татьяна Борисовна стала обер-гофмейстериной двора Анны. Дмитрий Михайлович Голицын вошел в новый состав Сената. Получили награды и повышения и другие верховники и вожди шляхетской «вольницы», мечтавшие об ограничении власти императрицы.

Вместе с тем для всех было ясно, что новая императрица не может доверить управление Сенату, который был наполнен ее вчерашними утеснителями и, кроме того, как уже показала послепетровская практика правительственной деятельности, не приспособлен к оперативной и конфиденциальной (главное условие самодержавного правления) работе и потому не может стать вспомогательным органом «при боку» Анны-императрицы. В Сенате оказалась, в сущности, вся политическая элита тогдашней России: канцлер Г.И.Головкин, фельдмаршалы князья М.М.Голицын, В.В.Долгорукий, И.Ю.Трубецкой, а также дипломаты князья Д.М.Голицын и В.ЛДолгорукий, АИ.Остерман, князь-папа И.Ф.Ромодановский, активист обсуждения проектов Черкасский, бывший «узник» П.ИЯгужинский, генерал Г.П.Чернышев, морганатический супруг царевны Прасковьи генерал И.И.Дмитриев-Мамонов, а также князь Г.Д.Юсупов, С.А.Салтыков, А.И.Ушаков, князья Ю.Ю.Трубецкой и И.Ф.Барятинский, С.И.Сукин, ГАУрусов, МТ.Головкин, В.Я.Новосильцов.

Словом, никогда Сенат не был таким многолюдным, пестрым и… таким бесполезным, как весной 1730 года. Анне, мало смыслившей в управлении государством, напуганной политической борьбой, завязавшейся при ее вступлении на престол, не нужен был такой «римский Сенат». Несмотря на разделение его на пять департаментов, он был громоздкий, а самое главное – требовал постоянного участия императрицы в решении множества представляемых на ее рассмотрение дел. Императрице был нужен небольшой совещательно-распорядительный орган «при боку» из доверенных, «своих» людей, не политиков, а высокопоставленных помощников. Примечательно, что такой вспомогательный орган рассматривался тогда как необходимый женщине, оказавшейся на троне.

Так, в проекте Татищева, который обсуждался дворянами в феврале 1730 года, есть такой пассаж «О государыне императрице, хотя мы ея мудростию, благонравием и порядочным правительством довольно уверены, однако ж как есть персона женская, таким многим трудам неудобна; паче ж законов недостает, для того на время, доколе нам всевышний мужескую персону на престол дарует, потребно нечто для помощи Ея величеству вновь учредить». Известно, что под этим «нечто» тогда подразумевалась целая система выборных органов, которые для Анны были неприемлемы. Однако сама идея правительственной «подмоги» слабой женщине у власти противозаконной никому не казалась. И эту идеи оформили указом от 6 ноября 1731 года, создав Кабинет министров, полностью подчиненный императрице высший правительственный орган. Но в течение почти двух лет, предшествовавших этому законодательному акту, в придворных кругах шла ожесточенная борьба за право оказаться среди ближних советников Анны Иоанновны и в перспективе попасть в планируемый Кабинет министров.

Поначалу к совещаниям при дворе привлекались Бирон, Остерман, ставший снова генерал-прокурором Сената П.И.Ягужинский, князь А.М.Черкасский, братья Левенвольде, С.А.Салтыков. На первом месте, не считая, разумеется, Бирона, среди советников Анны вскоре оказался хорошо нам известный «вечный вице-канцлер» Андрей Иванович Остерман.

В феврале и марте 1730 года он часто и подолгу болеет, и для наблюдателей ясно, что болезнь эта, как всегда, явное притворство, способ переждать смуту. Когда же в апреле ему пришлось «выздороветь» – на место вице-канцлера Анна могла ведь найти и кого-нибудь более здорового и гибкого, – ситуация при дворе все еще оставалась для него неблагоприятной. В борьбе за власть ему пришлось выдержать конкуренцию со своим давним недоброжелателем Павлом Ивановичем Ягужинским, который резко пошел в гору, вновь став, с восстановлением Сената, «государевым оком» – генерал-прокурором Сената.

Сам Ягужинский – этот неуправляемый, экспансивный деятель, часто нетрезвый, со скандальной репутацией и неуживчивым характером, – в роковые для многих придворных авторитетов дни «затейки верховников» повел себя весьма противоречиво. Вначале, по некоторым данным, он выразил поддержку намерениям верховников ограничить власть императрицы, но потом, вероятно после того, как не был включен ими в Совет и оказался за пределами круга лиц, посвященных в замыслы верховников, обиделся, взбунтовался, отправил гонца в Митаву предупредить Анну о замыслах олигархов. Посланный от него с письмом для Анны Петр Сумароков (отец поэта и драматурга А.П.Сумарокова) был перехвачен В.А. Долгоруким, и верховники приказали арестовать «бунтаря» Ягужинского.

Он даже просидел несколько дней в тюрьме – достаточно, чтобы с приходом Анны выйти из узилища героем, пострадавшим «за правое самодержавное дело». И такой человек, конечно, не мог не быть приближен тронутой его поступком императрицей. При этом я не вкладываю в вышесказанное обидного для Ягужинского смысла. Он был человек неординарный, яркий и во многом искренний. Был белой вороной в кругу сановников России, так как не воровал и поэтому всегда представлял опасность для большинства своих высокопоставленных коллег, естественно, воров…

Особую значимость Ягужинскому придавали его дружеские отношения с Бироном и братьями графами Левенвольде – Карлом-Густавом и Рейнгольдом-Густавом. Их имена как влиятельных советников начинающей императрицы упоминают все дипломаты. Особенно заметен был старший брат Карл-Густав – человек, по словам французского дипломата, «смелый и предприимчивый».

Во времена Петра II он был камергером, к тому же, по некоторым данным, являлся дипломатическим резидентом курляндского герцогства в России. Сразу же после провозглашения Анны императрицей Карл-Густав, так же как Ягужинский и Феофан Прокопович, послал курьера с письмом обо всех обстоятельствах этого избрания своему брату Рейнгольду-Густаву, который жил в это время в своем лифляндском имении и, как утверждают некоторые авторы, был близок Анне. Тот, естественно, помчался в Митаву с вестью о происшедшем в Москве, успев туда раньше, чем посланцы Ягужинского и Феофана, и все рассказал герцогине. Рейнгольд-Густав был личностью, известной при дворе: после казни в 1724 году любовника Екатерины I Виллима Монса и смерти Петра I он, как уже сказано выше, стал фаворитом Екатерины I, осыпавшей симпатичного лифляндца наградами и чинами. Время Петра II он пересидел в уже упомянутом лифляндском поместье. Анна не забыла службы, оказанной ей братьями, и сторицей их вознаградила. Люди чрезвычайно опытные и знающие придворный мир русского двора, они были и Бирону незаменимыми советниками.

Именно эта компания – Бирон, братья Левенвольде и Ягужинский – поначалу активно интриговала против Остермана, и все иностранные дипломаты летом 1730 года пророчествовали о скором падении бессменного фактического руководителя внешнеполитического ведомства России. Однако к 1731 году ситуация вновь изменилась: импульсивный Ягужинский, недовольный своей подчиненной ролью, постепенно отстает от компании Бирона и братьев Левенвольде. Остерман же, напротив, пользуясь своим государственным дарованием, знаниями и умением интриговать, да и просто тем, что он говорил с Бироном и Левенвольде на одном языке, находит путь к сердцу временщика и попадает в Кабинет министров, тогда как Ягужинский остается не у дел.

Одновременно Остерман вступает в альянс с Минихом, усилившимся благодаря своим услугам императрице на поприще политического сыска, и оба деятеля в ноябре 1731 года характеризуются наблюдателями как «закадычные друзья».

Ягужинский, чье значение как генерал-прокурора Сената после образования Кабинета, естественно, резко упало, как некогда после создания Верховного тайного совета, куда он тоже не попал, начинает очередной в своей жизни «бунт», позволяет себе различные оскорбительные выходки и в ноябре 1731 года так обижает своего тестя – канцлера Головкина, что тот жалуется на зарвавшегося генерал-прокурора императрице. Ягужинский, уже отодвинутый к этому времени на второй план и утративший дружбу своих вчерашних закадычных друзей – братьев Левенвольде, позволяет себе неблагожелательные высказывания о засилье немцев при дворе. До этого момента проблема иноземного засилья его почему-то не волновала. Язвительные высказывания Ягужинского, угрозы Кабинету, публичное осуждение «доверия, которое царица имеет к иностранцам, управляющим делами», и многие другие неосторожные речи явились причиной его срочной командировки в качестве посланника в Берлин.

Некоторое время на роль первого советника претендовал Миних, с триумфом встретивший императрицу в Петербурге и получивший чин генерал-фельдмаршала. Он участвует в заседаниях Кабинета министров и в своих позднейших мемуарах даже называет себя его членом. Но прямолинейный и властный стиль Миниха не мог понравиться Бирону и Анне, и уже к 1732 году Миних портит отношения со всеми своими сотоварищами по Кабинету, а Остерман, постепенно приучавший к себе Бирона, уже не является, как раньше, закадычным приятелем свежеиспеченного фельдмаршала. Андрей Иванович, по наблюдениям дипломатов, избегал объятий Миниха, открыто делал ставку на Бирона, которого, выражаясь языком того времени, усиленно «ласкает». Все ждут момента, когда можно будет задвинуть Миниха на второй план.

Начавшаяся в 1733 году война за «польское наследство», а затем Русско-турецкая война облегчают эту задачу – великий полководец нужен на поле брани!

Анисимов Евгений Викторович - Книга: "Россия без Петра: 1725-1740"
Tags: Эпоха переворотов
Subscribe

Posts from This Journal “Эпоха переворотов” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments