roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

КОРОЛИ ДРАККАРОВ. КОЖАНЫЕ ШТАНЫ

В 845 г. викинги ввернулись в долину Сены с флотом из 120 судов под водительством некоего Рагнара – это, пожалуй, самый вероятный прототип легендарного Рагнара Кожаные Штаны из скандинавских саг. Король Карл по крайней мере попытался остановить разбойников, выставив войска на обоих берегах реки чуть ниже Парижа. Рагнар ударил по меньшей из двух частей всеми силами – а было у него, судя по размеру флота, 3000–4000 воинов – и разбил ее. Затем Рагнар вывел на берег 111 пленников и повесил их на виду у второго франкского войска, которое поняло послание верно и бежало.
Рагнар пошел вверх по реке и захватил Париж, который в те дни был одним из многих ярмарочных поселений на Сене, но пока еще не столичным городом, которым станет позже. Раннесредневековые короли проводили жизнь в переездах вместе со всем двором из одной резиденции в другую, так что в королевстве не было одного города, где сосредоточивалось управление страной: правительство находилось там, где король. Карл не считал, что за Париж стоит сражаться, он хотел сберечь войска для похода на мятежную Бретань и просто заплатил данам 3175 кг серебра, чтобы они покинули город.

Но если Карла вторжение данов не слишком заботило, то Господа, если верить монахам‑хронистам, напротив: разгневанный разорением столь многочисленных святынь, он наслал на викингов мор. И более 600 из них, согласно «Ксантенским анналам», умерло. Согласно другому монашескому источнику, некий богопротивный норманн, грабивший обитель Сен‑Жермен в окрестностях Парижа, умер от того, что его кости чудесным образом растворились. Это божественное вмешательство, видимо, напугало норманнов: они не появлялись на Сене до 852 г., когда большой флот под предводительством Годфреда, сына датского конунга Харальда Клака, ограбив Фризию и Фландрию, встал на зимовку в Жефоссе, на полпути между Руаном и Парижем. Карл осадил лагерь Годфреда, но воины отказались драться, и в Новый год он ушел, позволив данам варварски грабить страну. В июле Годфред пошел на Луару, вновь разорил Нант и поднялся по течению до самого Тура. На Сену даны вернулись в августе 856 г. и пошли вверх, восстановив свой зимний лагерь в Жефоссе.

28 декабря они снова напали на Париж и сожгли его. Разрушили в городе все церкви, кроме собора Сан‑Стефан и церквей Сен‑Дени, Сен‑Венсан и Сен‑Жермен, которые уцелели только потому, что клир заплатил норманнам солидный выкуп серебром. Аббата Луи из Сен‑Дени и его брата Гозлена, захваченных данами, освободили ни много ни мало за 311 кг золота и 1474 кг серебра. Разорив Париж, даны устроили новый и лучше укрепленный лагерь на острове Уассель на Сене, в 13 км южнее Руана. Там они держали оборону против Карла, три месяца безуспешно осаждавшего остров летом 858 г. К этому времени крестьяне нижней Сены довольно натерпелись от викингов и устали от короля, не способного защитить подданных. Они стали собираться в вооруженные отряды и нападать на викингов, причем не без успеха. Однако, взяв в свои руки восстановление справедливости, крестьяне тем самым бросили вызов власти короля и аристократии, чего те не могли стерпеть.

В награду за сопротивление норманнам крестьян стали резать их собственные господа. Народ погрузился в отчаяние. Богослов Пасхазий Радберт с горечью писал: «Кто из нас мог бы поверить или хотя бы представить, что в столь кратком времени нас постигнут столь страшные бедствия? Нынче мы дрожим при одной мысли об этих разбойниках, орды которых рыщут прямо под стенами Парижа и жгут церкви по берегам Сены. Кто бы мог поверить, я спрашиваю, что разбойники осмелятся чинить такие бесчинства? Кто бы мог подумать, что столь славное, столь крепкое, столь обширное, столь многолюдное, столь сильное королевство будет унижено и растоптано таким примитивным и паршивым народцем». Пасхазий, которому в те дни было за 60, еще помнил славные времена Карла Великого.

Поскольку его войска успешно справлялись только с крестьянами, в 860 г. Карл Лысый за 1360 кг серебра нанял выбить норманнов с Уасселя некоего Волунда, предводителя викингов, грабивших земли по берегам Соммы. Волунд принял серебро и отбыл покорять Англию и лишь после того, как англичане разбили его, вспомнил о своем договоре с Карлом. На следующий год он на 200 ладьях вошел в Сену и осадил Уассель. Вдобавок к уже уплаченному Карл собрал со своих подданных еще 2722 кг серебра для Волунда и приказал обеспечить его армию зерном и скотом, «чтобы округа не подверглась разграблению». Привлеченный щедрой платой, на подмогу Волунду явился еще один датский флот из 60 судов. И Волунд преуспел там, где не справился Карл. Голод заставил осажденных на Уасселе сложить оружие и отдать Волунду 2722 кг золота и серебра. После этого два войска соединились и ушли в открытое море. Но год уже был на исходе, и зимние шторма не позволили им отойти далеко. Норманны разделились на отдельные дружины, которые расквартировались в городах и монастырях по всей протяженности Сены, от Парижа и выше, до самой крепости Мелён. При такой раздробленности прокормиться им было легче, однако отдельные группы норманнов оказались бы уязвимы для франкских отрядов, так что это расселение определенно состоялось с согласия Карла Лысого.

Воспользовавшись зимней передышкой, Карл расставил войска вдоль Сены и ее притоков Марны и Уазы, чтобы не позволить данам грабить округу. Такая предусмотрительность подарила ему бескровную победу, когда викинги, зимовавшие в Фоссе, неподалеку от Парижа, в начале 862 г. на нескольких судах отправились грабить Мо, что на Марне. Не угнавшись за ними, Карл преградил реку, чтобы корабли не могли пройти обратно. Запертые в ловушке, даны отпустили всех пленников, оставили заложников и согласились уйти с Сены или помогать Карлу в войне против других данов, нарушивших заключенный в прошлом году договор.

Примерно через три месяца Волунд и еще несколько датских предводителей встретились с Карлом и подтвердили клятвенное обещание уйти. С окончанием зимы даны ушли в Жюмьеж чинить суда, а после весеннего равноденствия, традиционного начала морской навигации, вышли в открытое море, разделились и двинулись каждый к своей цели. Часть данов отправилась в Бретань, где вступила в союз с герцогом Саломоном, чтобы снова воевать против франков. Другие вошли в Луару и объединились с Робером Сильным против бретонцев. Волунд с семьей остался на Сене, принял крещение и поступил на службу к Карлу. Он погиб в 863 г. в поединке с другим даном, назвавшим Волунда изменником.

К лету 862 г. большинства опасных династических соперников Карла уже не было во Франкии или не осталось в живых, и он всерьез решил заняться норманнами. Карл не слишком возражал, когда викинги грабили уделы его мятежных вассалов, но теперь, когда они стояли у ворот Парижа, под угрозой оказались его собственные королевские земли в Иль‑де‑Франс. Пришла пора что‑то предпринять. Карл созвал ассамблею в Питре, что на Сене, немного южнее Руана, и приказал построить в расположенном неподалеку Пон‑де‑л'Арше укрепленный мост. На концах моста планировалось возвести бастионы из камня, земли и бревен, где должен был разместиться постоянный гарнизон, который не пропустит норманнские корабли ни вверх, ни вниз по реке. Подобные укрепленные мосты Карл приказал построить также на Марне, Уазе и Луаре. Начались споры о том, кто будет строить и отрядит стражу, а это означало, что королевских приказов так никто и не выполнил.

В июне 864 г. Карл собрал в Питре еще одну ассамблею, на которой огласил те же приказы. Тогда же он распорядился, чтобы города срыли все стены, которые они выстроили, чтобы обороняться от викингов. С точки зрения Карла, безопаснее было оставить их без защиты, чем дать мятежным вассалам возможность превратить города в крепости. В этот раз работы в Пон‑де‑л'Арше, судя по всему, начались, но к следующему лету, когда его захватили даны, мост еще не был готов. В сентябре отряд данов числом в 200 человек ворвался в Париж в безуспешном поиске винных запасов. В октябре даны вновь поднялись по Сене и разграбили монастырь Сен‑Дени рядом с Парижем. За такое кощунство они понесли должную кару в виде вспышки дизентерии. А в январе 866 г. даны прошли по Сене мимо Парижа, чтобы снова напасть на Мелён. Франкская армия, посланная остановить их, бежала без боя.

Чтобы избавиться от данов, Карлу вновь пришлось платить контрибуцию. На сей раз она составила 1814 кг серебра, взвешенного на датских весах, и запас вина. Чтобы собрать деньги, Карл обложил податью все домохозяйства в королевстве. Свободные граждане платили 6 денариев, вилланы – три (денарий – серебряная монета весом около 1,75 г: на нее можно было купить 12 пшеничных ковриг весом 0,9 кг), торговцы отдавали эквивалент одной десятой имеющегося товара, и даже священники должны были платить. Уже существовавшие налоги Карл также увеличил, чтобы собрать контрибуцию. Более того: пленников, которым посчастливилось бежать из норманнской неволи, надлежало вернуть хозяевам или выкупить по цене, какую те укажут.

Карл согласился даже внести компенсацию за каждого дана, павшего в походе от рук франков. Серебро собирали до июня, и, получив выкуп, даны выполнили свою часть неравной сделки: подняли паруса и к июлю вышли в море. Карл дошел следом за ними до Питра с рабочими и телегами, намереваясь завершить строительство в Пон‑де‑л'Арше, «чтобы норманны больше не смогли подняться по Сене выше этого рубежа». Люди, жившие ниже по течению, вероятно, наблюдали за строительством моста со смешанными чувствами: им приходилось платить налог на него, но их, по сути, бросили на произвол судьбы. Как и прежде, строительство вскоре опять затихло, и мост удалось завершить лишь в 873 г. Франкам повезло, что в следующие 10 лет внимание викингов сосредоточилось главным образом на Англии.

В том же году, когда достроили мост в Пон‑де‑л'Арше, Карл нанес в Анжере сокрушительное поражение викингам с Луары, что дало этому краю несколько лет мирной жизни. Впрочем, энтузиазм Карла в войне против норманнов оказался недолгим: династическая политика внезапно вновь показалась ему много более выгодным занятием. В 875 г. умер король Италии Людовик II, племянник Карла, и Карл тут же захватил власть над его королевством и отправился на коронацию в Рим. Возвращаясь из Италии, в альпийском горном проходе Мон‑Сенис он заболел и умер. Последней волей короля было, чтобы его похоронили в аббатстве Сен‑Дени, которое он за несколько лет до того укрепил для защиты от норманнов, но свите пришлось спешно предать тело земле в монастыре Нантюа возле Лиона, так как смрад разложения стал непереносим.

Хотя Карлу удалось защитить свой трон, для подданных его царствование было чередой почти беспрерывных бедствий: даже те, кого не ограбили викинги, обязаны были платить подать, чтобы откупиться от них. За минувшие века Карла Лысого много упрекали в том, что он не поставил себе главной задачей войну против норманнов. В свою защиту он, наверное, мог бы сказать, что, если бы ему удалось достичь своих целей – укрепления королевской власти и восстановления империи, – то устранить норманнскую угрозу было бы несложно. Возможно, он был бы прав, однако неспособность Карла Лысого защитить свой народ привела королевскую власть во Франкии в упадок.

После смерти Карла империю разделили его сыновья и племянники. Один за другим они умирали молодыми и бездетными, пока, наконец, единственный уцелевший, Карл Толстый, не стал в 882 г. впервые после смерти Людовика Благочестивого, со времени которой прошло 40 лет, единственным властителем всей франкской империи. Карл Толстый даже чеканил монеты с латинской надписью Carolus Magnus (Карл Великий), однако стать вторым Карлом Великим, как надеялись его сторонники, ему было не суждено. Его неспособность противостоять норманнским и арабским морским разбойникам скоро лишила каролингскую династию последних остатков престижа.

Викинги никогда не упускали случая воспользоваться бедствиями и потрясениями. В 878 г. новое воинство данов приплыло в Англию как раз вовремя, чтобы услыхать об окончательной победе Альфреда Великого над Гутрумом в Эдингтоне. Времена легкой добычи в Англии явно миновали, так что, перезимовав в полевом лагере в Фулхэме, на Темзе, даны переплыли Ла‑Манш и напали на Фландрию, рассчитывая на династические дрязги во франкской империи. В последующие 10 лет земли между Сеной и Рейном опустошались с дотоле невиданным усердием. За четыре года разграблениям подверглись: Теруан (дважды), Сен‑Бертен, Гент, Турне, Маршьен, Конде, Валансьен, Сен‑Квентин, Лан, Реймс, Кортре, Аррас, Камбре, Перонн, Сен‑Омер, Кассель, Амьен, Корби, Сен‑Валери, Сен‑Рикье, Тонгерен, Льеж, Маастрихт, Нойс, Кельн, Бонн, Кобленц, Трир и Мец – приблизительно в таком порядке. Даже любимую резиденцию Карла Великого, дворец в Аахене, разорили и сожгли. Летописец из монастыря Святого Ведаста в Аррасе, очевидец принесенного данами опустошения, писал:

«Норманны не переставали резать и угонять в плен христиан, разрушать храмы, срывать укрепления и жечь деревни. Мертвые тела священников, мирян, дворян, женщин, юношей и детей лежали по всем дорогам. Не было такой дороги, на коей не встретишь мертвеца, скорбь и плач наполняли всякого от зрелища этого избиения христиан».

Лишенные всякой защиты монастыри после многих лет разграбления викингами почти исчезли по всей Северной Франкии. То скромное возрождение культуры, что началось было при Карле Великом, полностью заглохло.
Казалось, викинги свободно шли туда, куда хотели, редко встречая организованное сопротивление. Крупные победы франков в 881 г. при Сокуре и в октябре 882 г. при Аво, близ Реймса, не получили продолжения, и норманны и дальше беспрепятственно грабили страну. Известен случай, когда даны, дразня франков, не решавшихся вступить в бой, кричали: «Зачем же вы пришли к нам? В этом не было нужды. Мы знаем, кто вы такие и чего хотите, и сами к вам придем. Позвольте мы сделаем это за вас». Но даже это не побудило франков драться, и войско вернулось домой «с великим позором».

Летом 885 г. даны пошли на юг в долину Сены, которая 10 лет восстанавливалась после прошлого норманнского опустошения, и теперь там было чем поживиться. 24 июня викинги заняли Руан и за рекой напротив города устроили укрепленный лагерь. Туда двинулось войско франков, но, после того как в стычке погиб Регнольд, герцог Ле‑Мана, франки отступили, что, вероятно, говорит в равной мере о надежности полевых укреплений норманнов и о недостатке решимости у франков. Присутствие вражеской армии хотя бы связывало данам руки – с ее уходом они смогли делать, что хотели. Франки построили по берегам Сены укрепления, чтобы не дать норманнам пройти вверх по реке, но поставленная там стража не желала драться, и значит, крепости были бесполезны. Археологические находки показывают, что примерно в те годы были сожжены мост в Пон‑де‑л'Арше и другая крепость, построенная в Понтуазе, чтобы перекрыть проход по реке Уазе.

«Люди Севера: История викингов, 793–1241 / Джон Хейвуд»
Альпина нон‑фикшн; Москва; 2017
ISBN 978‑5‑9614‑4506‑0
Tags: Викинги
Subscribe

Posts from This Journal “Викинги” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments