roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. БЕССМЫСЛЕННЫЕ БЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

Итак, на борьбу с оккупационными войсками поднялся буквально весь народ – мужчины, женщины, дети, старики. Партизанская война бушевала по всей стране. «Это была самая страшная и разрушительная война за всю историю Испании, – пишет Р. Санчес Монтеро. – Никакой линии фронта не было. Наполеоновской армии противостояла вся страна. Фронт был повсюду. Противники изощрялись в зверствах, что засвидетельствовал в своих работах серии «Бедствия войны» художник Франсиско Гойя. У Испании не было регулярной армии: французам противостоял народ, который воевал как мог, без каких‑либо правил».
После того как в январе 1809 года Наполеон оставил Пиренейский полуостров, его полководцы вынуждены были беспрерывно воевать с партизанами. Провинции, занятые французами, были буквально наводнены партизанскими отрядами, которые к этому времени уже освоились с военными действиями и стали для французов очень опасным противником. Вооруженные английскими ружьями и кривыми испанскими ножами – «навахами», – испанские партизаны не давали покоя своим врагам. Днем они укрывались в горах, а по ночам предпринимали смелые вылазки, вырезая целые гарнизоны противника. Эффективной борьбе с «герильерос» мешали и внутренние противоречия среди полководцев французской армии. Жозеф Бонапарт, номинально стоявший во главе войск, не пользовался ни малейшим авторитетом у полководцев своего брата; начальник его штаба Журдан импонировал им не многим более; маршалы Сульт и Ней ненавидели друг друга, а отъезд Наполеона лишил командование всякого единства. К тому же, император, покидая Испанию, увел с собою лучшие гвардейские войска.

Между тем французы вынуждены были сражаться еще и с регулярными отрядами, составлявшими англо‑испанскую армию. Первую половину 1809 года борьба между французскими и испанскими войсками шла с переменным успехом. Испанская армия закрепилась в Андалусии и пыталась предпринимать контрнаступления. Как упоминалось выше, 14 января Центральная хунта заключила военный союз с Англией, которая выслала на помощь первой генерала Артура Уэллсли Веллингтона. 28 марта восстала Галисия, и после победы при Пуэнтосампае (7–9 июня), выигранной при поддержке англичан, она стала вторым регионом, полностью свободным от власти французов. Однако сражение 19 ноября при Оканье, возле Толедо, изменило весь ход кампании. 31‑тысячная французская армия под командованием маршала Никола Сульта наголову разгромила 51‑тысячную испанскую армию генерала Хуана Карлоса де Аризага.

Это была одна из крупнейших побед французов за всю войну: испанцы понесли крупные потери – 4 тысячи убитых, 20 тысяч пленных, также они потеряли почти всю артиллерию. Последствия этой битвы были катастрофическими: французы заняли всю Андалусию. Почти вся страна оказалась у них в руках. Известный испанский историк Модест Лафуенте сообщал, что летом 1810 года численность французских войск на Пиренейском полуострове достигала 269 тысяч. Русский поверенный в делах в Мадриде П. О. Моренгейм в апреле 1811 года доносил в Петербург, что на Пиренейском полуострове расквартировано 286 тысяч французских войск, состоящих из шести корпусов. Кроме того, армия центра насчитывала 21298 человек, гарнизоны шести военных округов – 65 309 человек, парижская дивизия генерала Боннэ – 3291 человек, арьергард (войска Рейнской конфедерации) – 16356 человек.


До начала 1812 года военная фортуна все еще была в Испании на стороне французов. Однако, будучи оккупированной, Испания не была покорена. Одним из двух непокоренных островков стал Кадис на юго‑западе Испании, в Андалусии, куда 23 января 1810 года и бежала Центральная хунта. Благодаря островному положению и защите английского флота с моря Кадис смог продержаться в осаде два с половиной года: с февраля 1810‑го по август 1812 года. 60‑тысячная армия маршала Виктора не смогла победить 16‑тысячную армию защитников, набранную главным образом из ополченцев. Не желая получать свободы из рук захватчиков, в 1810 году в Кадисе были созваны общенациональные (генеральные) кортесы (то есть учредительное собрание), занявшие место Верховной хунты. Под непрерывную канонаду осадных орудий кортесами была написана конституция, торжественное провозглашение которой состоялось 18 марта 1812 года. Конституция объявляла, что «суверенитет воплощается в нации и поэтому ей принадлежит исключительное право устанавливать свои основные законы». Испания провозглашалась наследственной монархией, в которой законодательная власть принадлежала кортесам и королю, исполнительную власть представлял король. Вместе с тем она ограничивала королевскую власть, декларировала гражданские свободы, неприкосновенность личности, запрещала пытки, гарантировала всем обучение грамоте, предоставляла жителям испанских колоний в Латинской Америке одинаковые права с жителями метрополии.

Кроме того, декреты кортесов провозглашали отмену работорговли, инквизиции и церковной десятины, раздачу земли из королевского фонда в пользу малоземельных крестьянам и героям войны. Конечно, практически все эти начинания остались на бумаге. Одновременно с этим конституция объявляла католичество официальной религией Испании и запрещала исповедание какой‑либо другой. Но, несмотря ни на что, в то время в Европе это была самая либеральная и прогрессивная конституция, которая впитала в себя идеи, заимствованные из Основных законов Франции и Соединенных Штатов. Дальнейшие события покажут, что Кадисская конституция на долгие годы станет знаменем борьбы против абсолютизма не только в Испании, но и в других европейских государствах, прежде всего в соседней Португалии, а также в Италии.

Собравшиеся в Кадисе испанцы‑реформаторы наметили проведение либеральных преобразований, которые во многом походили на реформы Жозефа Бонапарта. В этом заключался парадокс той войны, которая продолжалась с 1808‑го по 1814 год – вплоть до окончательного изгнания французских войск.
Вторым непокоренным островком в охваченной войной Испании стала Галисия. Разгромленная испанская армия смогла отступить на территорию Португалии и совместно с португальцами и англичанами успешно отбивала любые попытки французов закрепиться здесь. Время от времени союзники переходили в контратаки, которые, правда, тоже не приносили серьезного результата, но достаточно ощутимо истощали противника.

После того как в начале 1809 года была взята Сарагоса – последний оплот сопротивления, пали под натиском французов испанские города Хака и Музон. Часть французской армии из Арагона перешла в Кастилью, а третьему ее корпусу было приказано охранять завоеванный город, стоивший осаждавшим жизней восьми тысяч человек. Едва испанский генерал Блэк узнал в Каталонии, что победители Палафокса разделились и что пятый корпус французской армии удалился от Эбро по направлению к Тагу, как тотчас же вышел из Тортозы с 40 тысячами человек и отправился в Арагон с намерением отнять Сарагосу у французов. Попытка Блэка поначалу увенчалась успехом при Алканице. Однако третьим корпусом французской армии командовал храбрый Сюше, о котором Наполеон сказал, что если бы у него было два таких маршала в Испании, то он завоевал и удержал бы за собой весь полуостров. Битвы при Марие и Бельхитте разрушили планы Блэка и вынудили его войска вернуться в Каталонию, где французские генералы едва держались, отбивая атаки партизан и воюя против регулярных войск испанских генералов Вентуры Каро и Иосифа Генриха О’Доннеля.

1 января 1811 года французские войска во главе с Сюше захватили Тортозу – укрепленный старинный город, расположенный на берегу реки Эбро, в испанской провинции Таррагона, в Каталонии. Покорив Тортозу, Сюше снова отправился в Арагон, где в течение нескольких месяцев воевал с ворвавшимися туда партизанами под начальством Вильакампо, Эмпесинадо и Мины. В итоге этого противостояния отряды Вильакампо и Эмпесинадо ушли в Куэнсу, а Мина отправился в Наваррские горы.
Сюше снова вернулся в Каталонию, чтобы на этот раз завоевать ее древнюю столицу – Таррагону. В этом городе, бывшем неприступной крепостью у моря на северо‑востоке полуострова, расположился испанский гарнизон численностью 8 тысяч человек. Испанцы надеялись, что не допустят французов в город, поскольку смогут охранять его как угодно долго – продовольствие они рассчитывали получать морем. Однако хитрый Сюше окружил крепость 40‑тысячной армией и взял его приступом.

Эта новая и важная победа очень порадовала французского императора, который заботился об успехах своего оружия в Испании, тем более что там они были не так уж часты, как в других странах Европы. Лестное мнение Наполеона о генерале Сюше еще больше усилилось, и он немедленно возвел покорителя Таррагоны в звание маршала империи. За взятием Таррагоны последовал захват Монте‑Серры. Испанское регентство, опасаясь за Валенсию, отправило туда десятитысячный корпус под командованием генерала Блэка, поручив ему остановить Сюше. Однако Оропеза и Сагунта сдались вследствие кровопролитной битвы, в которой испанский генерал потерпел сокрушительное поражение и потерял 5 тысяч человек убитыми. 10 января 1812 года французы вступили в Валенсию. Испанский гарнизон и его главнокомандующий Блэк были взяты в плен.

Спустя две недели Наполеон, имевший привычку вознаграждать своих полководцев за подвиги немедленно, выделил для генералов, офицеров и солдат арагонской армии имения стоимостью двести миллионов франков. Маршал Сюше получил титул герцога Альбуфера с доходами, которые приносило это герцогство. Пока Сюше действовал с таким блестящим успехом, маршал Сульт вторгся в Португалию, маршал Ней завоевывал и усмирял Галисию и Астурию, а Виктор уничтожал эстремадурскую армию генерал‑лейтенанта Гарсия де ла Куэсты.

Однако даже такие успехи французской армии не влияли на патриотические настроения жителей Испании, которые стали еще более воинственными. Последовало восстание на юго‑западе Испании, в Эстремадуре.

В то же время Веллингтон с 30 тысячами солдат пошел из Лиссабона к Опорто с целью отнять этот важный пункт Португалии у генерала Жана де Дье Сульта, который из‑за эстремадурского восстания был лишен помощи и содействия маршала Виктора и которому кроме всего прочего угрожал португальский генерал Сильвейра, которого поддерживал Бересфорд. Казалось, в таком опасном положении французская армия неминуемо будет разбита, но ее главнокомандующий, искусный полководец Сульт спас свои войска. Без колебаний пожертвовал он багажом, запасами и снарядами, проведя свою армию через ущелья мимо скал, с которых непрерывно раздавались вражеские выстрелы. Сульт одолел все препятствия, скрыл свое отступление от обоих неприятельских генералов, достиг границы и вошел в Португалию.

Вскоре после этого маршал Сульт, чудом спасшийся от Веллингтона, Бересфорда и Сильвейры, снова привел свои войска в Испанию, где напал на корпус испанского генерала Педро Ла Романы и принудил его снять осаду Луго.

Весной 1811 года войска генерала Сульта были перехвачены объединенными силами под командованием Уилльяма Бересфорда близ Альбуэры. 16 мая здесь состоялось сражение, в котором приняли участие союзные англо‑испано‑португальские силы (35 400 человек, в том числе 7000 английских пехотинцев). Французы яростно атаковали позиции Бересфорда, но разгром предотвратила стойкость англичан, особенно бригады стрелков, которая вступила в бой, когда поражение казалось неминуемым, и оттеснила французов. Из 7 тысяч англичан уцелели только 1800 человек. Французы потеряли 8 тысяч человек, в том числе пять генералов. После сражения при Альбуэре война на какое‑то время приняла затяжной характер, поскольку явно превосходившие по численности силы французов не имели при этом преимущества, из‑за постоянной угрозы со стороны партизан.

До 1812 года, когда в войне наступил коренной перелом, французы, хотя и с большим трудом, все‑таки держались на Пиренейском полуострове. Отчасти в этом им помогали сами испанцы: феодализм упорно отстаивал свои позиции; буржуазия была недостаточно сильна и решительна для того, чтобы принудить его к серьезным уступкам. Первоначальный энтузиазм масс постепенно ослабевал; движение «герильерос» из всеобщего превращалось в групповое; партизанские отряды стали объединяться в колонны по 3–6 тысяч человек и поэтому потеряли свою подвижность и неуловимость, став более уязвимыми для французов.

Испанская регулярная армия – плохо вооруженная, плохо управляемая, испытывающая постоянную нужду в обмундировании и запасах провизии – переживала тяжелый кризис. В довершение всего между испанцами и их союзниками англичанами шли постоянные споры и трения, особенно заострявшиеся на вопросе о главном командовании: англичане настаивали на передаче верховного командования всеми британскими, испанскими и португальскими силами в руки своего земляка, герцога Артура Веллингтона, а испанцы в течение первых четырех лет войны на это ни за что не соглашались. Только после битвы под Саламанкой, которая состоялась 22 июля 1812 года, желание англичан было наконец исполнено.

И вот, несмотря на все эти благоприятные для Наполеона обстоятельства, он оказывался в Испании в столь критическом положении, что только спокойствие в остальной Европе позволяло его брату Жозефу держаться на испанском троне.
В. Сядро В. Скляренко
Загадки истории «Наполеоновские войны»: Фолио; Харьков 2012
Tags: Бросок Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Бросок Оборотня” Tag

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ПОЛОЦК

    Отбросив Удино назад к Полоцку, Витгенштейн попытался отбить город у французов. Это противостояние вошло в историю как Первое полоцкое сражение…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВИТГЕНШТЕЙН ПРОТИВ УДИНО

    Небольшое селение Клястицы (Дрисский уезд Витебской губернии) вошло в историю Отечественной войны 1812 г. как населенный пункт, в районе которого…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ЗАХВАТ ДИНАБУРГА

    Взятие Петербурга предполагалось силами 10‑го корпуса (32 000 солдат) маршала Ж. Макдональда. Изначально ему предстояло захватить Ригу, а затем,…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. СМОЛЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

    В Смоленске русские соединенные силы насчитывали около 120 тыс. человек. В войсках не было ни малейших признаков разложения. «По духу второй…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. К СМОЛЕНСКУ

    7(19) июля вторая армия начала движение через Старый Быхов к Могилеву, где находилась постоянная переправа через Днепр. От Бобруйска до Могилева 120…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВИЛЬНА ВСТРЕЧАЕТ НАПОЛЕОНА

    Накануне вторжения Наполеона Литва жила ожиданием реформ. Жест Александра I, выражавшийся в уравнении литовских дворян с русскими, в какой‑то мере…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. БАГРАТИОН ПРОТИВ ЖЕРОМА БОНАПАРТА

    Остановив 26 июня (8 июля) армию в Несвиже, Багратион приказал Платову, войска которого занимали местечко Мир, выполнять функции флангового…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ОТХОД К ДРИССЕ

    Отход первой армии к Дриссе свидетельствовал о том, что Александр I руководствовался операционным планом Фуля. Он настойчиво добивался…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВТОРЖЕНИЕ

    Русское командование не имело недостатка в сведениях о том, что на левом берегу Немана собирается огромная армия Наполеона. Почти ежедневно в…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments