roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

БРОСОК ОБОРОТНЯ. ОТХОД К ДРИССЕ

Отход первой армии к Дриссе свидетельствовал о том, что Александр I руководствовался операционным планом Фуля. Он настойчиво добивался сосредоточения войск к лагерю, чтобы затем начать наступление с этой фланговой позиции, не понимая того, что при подавляющем превосходстве противника данная позиция потеряла всякое значение. К 29 июня (11 июля) первая армия сосредоточилась в Дрисском лагере. Сюда же вскоре подошли VI корпус Дохтурова и III кавалерийский корпус Палена, расположившиеся у Прудников. В Дрисском лагере первая армия получила пополнение – 19 пехотных батальонов и 20 эскадронов (всего 10 тыс. человек).
Мюрат занял Видзы 25 июня (7 июля). Действуя слишком осторожно, он потерял соприкосновение с русскими войсками. Ней и Удино действовали самостоятельно, и это приводило к ряду недоразумений между командирами корпусов. Только 3(15) июля Наполеон назначил Мюрата командующим всей группы корпусов, действующей против армии Барклая‑де‑Толли.

Действия второй армии проходили в более сложной обстановке. 20 июня (2 июля) она вышла из Слонима к Новогрудку. Чтобы ускорить движение войск и увеличить их маневренность, в войсках был оставлен только штатный обоз, а тяжелый направлен из Слонима через Несвиж к Бобруйску. К 21 июня (3 июля), пройдя 80 км, армия вышла к Николаеву, где инженерные части навели мосты, и на другой день начала переправу через Неман.

23 июня (5 июля) войска должны были двигаться на Воложин. Однако накануне вечером поступило сообщение от генерал‑майора И. С. Дорохова, что его отряд, шедший на соединение с первой армией, не смог пробиться и остался в Воложине. Одновременно от М. И. Платова поступило сообщение о начавшихся стычках с противником в районе Вишнева. Было ясно, что противник стремится перерезать второй армии пути отхода на север. Но Багратион решил пробиваться с боем и в связи с этим дал указание Платову удержать Вишнев, а Дорохову – Воложин до подхода главных сил второй армии. Своим войскам он приказал двигаться двумя эшелонами: сначала VII, затем VIII корпус; IV кавалерийский корпус составил арьергард армии.

Все было готово к выступлению, но в ночь на 23 июня Багратиону донесли о появлении противника в Слониме. Обстановка осложнилась. Армия могла оказаться под ударом с фронта и тыла. Багратион решил отказаться от прорыва и изменить направление отхода к Минску. 24 июня (6 июля) он сообщил об этом Александру I. В тот же день было получено сообщение о появлении противника на дороге к Минску. Тогда Багратион решает отойти к Н. Сверженю, а затем на Минск. «Прискорбно таковое предложение, – писал он Платову, – но оно столько же необходимо…». Действительно, Багратион не мог рисковать армией, чтобы привести в Дриссу ее остатки. Сложившаяся обстановка вынуждала его нарушить приказ Александра I о соединении и продолжать эксцентрическое отступление.

23 июня (5 июля) колонна Даву (две пехотные и две кавалерийские дивизии) вышла к Вишневу и Волошину. Бригада Пажоля, составлявшая арьергард I корпуса, подошла к Минску. Дивизия Клапареда заняла Ошмяны. В связи с этим отряд Дорохова оставил Воложин и отошел на Ивенец, а корпус Платова отступил к селу Баксты (Бакшты). Вскоре угроза для второй армии обозначилась и с фланга. С запада к Белице подошла легкая кавалерия I польского корпуса, а к Волковыску выдвинулись части VII корпуса, входившего в группу Жерома. Теперь на вторую армию был нацелен удар трех колонн, численность которых вдвое превышала число русских войск.

Не зная о том, что французы уже заняли Минск, Багратион принимает решение продвигаться в этом направлении. Чтобы дезориентировать Даву, он приказывает Дорохову удерживать Ивенец и только в крайнем случае отходить на Кайданов. Платов должен был произвести давление во фланг войскам Даву, чтобы остановить их движение к Минску, а затем к 25 июня (7 июля) отойти к Николаеву.

Багратион простоял в Николаеве в ожидании ответа от Дорохова и Платова до 16 часов 23 июня (5 июля). Не дождавшись сообщений, он направил Платову запрос о принятом им решении, а Дорохову – приказ идти на Столбцы на соединение со второй армией.

Отходя из Николаева, Багратион оставил нетронутым мост через Неман, чтобы дать возможность казакам Платова совершить переправу.

К концу дня 23 июня (5 июля) войска Багратиона были уже в Кареличах. Оттуда Багратион направил рапорт Александру I об отходе армии через Мир, Новый Свержень, Минск. Он был уверен в том, что Даву начнет наступление через Вишнев‑Волошин на Николаев, и, таким образом, русским войскам удастся совершить беспрепятственно фланговый марш‑маневр. Багратион приказал корпусным командирам ускорить переход, а для этого дать возможность войскам двигаться распашным, т. е. свободным, маршем, почаще делать привалы, «словом, употребить все, дабы не изнурить и сохранить войски».

Утром 24 июня (6 июля) вторая армия подошла к местечку Мир. Сам Багратион оставался в Кареличах, ожидая донесений Дорохова и Платова. На другой день около 20 часов от Платова прибыло сообщение о том, что он переправился через Неман и отходит на Камянь, чтобы сделать попытку прорваться на соединение с первой армией. Дорохов сообщил, что противник очистил Волошин, но не указал, куда именно отошли части Даву. Полагая, что Даву отказался от движения на Минск и сосредоточивает свои силы к Вишневу для наступления на Николаев, Багратион приказал Дорохову выйти к Волошину и удерживать его, пока вторая армия не выйдет к Кайданову. Платову он дал указание начать движение через Волошин на Ивенец, Раков, Радошкевичи, чтобы прикрыть Минскую дорогу с запада.

Однако Платов не мог выполнить указаний Багратиона. Под давлением противника он в ночь на 25 июня (7 июля) переправился у Николаева через Неман и, уничтожив мост, двинулся к Коледзину, чтобы вновь перейти Неман и переправиться к Кайданову. Но здесь переправы были уже уничтожены, и поэтому корпус Платова повернул на местечко Мир и стал продвигаться вслед за войсками второй армии, которая в это время сосредоточилась у Несвижа.

25 июня (7 июля) флигель‑адъютант императора А. X. Бенкендорф привез Багратиону приказ Александра: второй армии двигаться через Минск. Однако сделать это уже было невозможно: Минск в это время занимал корпус Даву, а войска Жерома стояли в Новогрудке и Слониме. Учтя все это, Багратион принял решение отходить на Бобруйск, о чем и сообщил Александру I. В письме к начальнику штаба первой армии А. П. Ермолову Багратион писал: «Меня повернули на Новогрудок и велели идти или на Белицу, или на Николаев, перейти Неман и тянуться к Вилейке, к Сморгони для соединения. Я и пошел, хотя и написал, что невозможно, ибо там 3 корпуса уже были на дороге к Минску и места непроходимые. Перешел в Николаеве Неман… мне пробиваться невозможно было, ибо в Воложине и в Вишневе была уже главная квартира Даву… Я принужден назад бежать па Минскую дорогу, но он успел захватить… Куда ни сунусь, везде неприятель».

Отход русских войск совершался в трудных условиях. Войска двигались без дневки и сильно утомились.

В. Сядро В. Скляренко
Загадки истории «Наполеоновские войны»: Фолио; Харьков 2012
Tags: Бросок Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Бросок Оборотня” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments