roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВИЛЬНА ВСТРЕЧАЕТ НАПОЛЕОНА

Накануне вторжения Наполеона Литва жила ожиданием реформ. Жест Александра I, выражавшийся в уравнении литовских дворян с русскими, в какой‑то мере удовлетворил их самолюбие. Они внешне проявляли верноподданнические чувства и даже выразили готовность предоставить русскому командованию запасы продовольствия. Командование охотно приняло эту «жертву», хотя и не нуждалось в ней. Сделано это было для того, чтобы не оставлять у шляхты крупных запасов хлеба, которые могли оказаться в руках противника. Но с еще большим энтузиазмом литовское дворянство встретило Наполеона, который умело обставил свое вступление в Вильну.
Первым вошел в Вильну 8‑й полк польской кавалерии, которым командовал Доминик Радзивилл. В Понарах Наполеон принял депутацию литовско‑польских магнатов, которые выразили надежду на оформление литовской государственности. Он выслушал делегатов Вильно, но не связал себя никакими обязательствами. Это обстоятельство смутило литовских делегатов, но они успокоились, как только стало известно, что Наполеон решил создать временное правительство Литвы, хотя и под странным названием «Комиссия великого княжества Литовского». В состав Комиссии вошло семь членов и один французский комиссар (Биньон). Каждый член Комиссии возглавлял особый комитет: военный, полиции, юстиции, внутренних дел, продовольствия и, наконец, духовных дел и просвещения.

Наполеона не интересовал вопрос о литовской государственности. Ему нужны были литовские запасы хлеба и людские резервы. Комиссии было приказано срочно сформировать пять пехотных и четыре кавалерийских полка. Гвардейский полк при этом предлагалось составить только из дворян. Кроме того, предполагалось сформировать два волонтерных полка и жандармские роты, по одной на каждый уезд. Литовское дворянство готово было выполнить эти приказы Наполеона, но взамен оно хотело получить от него заверения в том, что крепостное право будет сохранено в Литве. Он охотно это сделал.

Казалось, что Наполеон удовлетворил интересы литовских дворян, предоставив им видимость самоуправления и сохранив власть над крестьянами. Однако выполнить взятые на себя Комиссией обязательства было не так просто. Достаточно сказать, что только Виленский департамент должен был поставить 200 тыс. ц. ржи, 2 млн. мер овса, 18 тыс. ц. сена и 18 тыс. ц. соломы. Эти поставки легли тяжелым бременем на литовских крестьян. Дворяне Свенцянского уезда жаловались, что «непрерывные переходы многочисленной армии отняли у нас все, разрушили даже наши дома и так нас разорили, что мы сделались бедняками».

Особенно беспокоило литовских дворян то обстоятельство, что их крестьяне не желали больше подчиняться. Они перестали выполнять барщину и стали нападать на помещичьи имения и на французские войска. Испуганные помещики просили Комиссию оказать им военную помощь, чтобы заставить крестьян повиноваться.

Наполеоновская Комиссия опубликовала воззвание, в котором убеждала крестьян быть послушными своим господам. Помещикам она обещала прислать военные отряды.

Пыл литовских дворян угас, как только были получены первые сообщения о поражении польской кавалерии у местечка Мир и под Романовом. Они охладели к идее создания своих полков. С трудом удалось сформировать лишь жандармские роты. Это заставило Наполеона организовать свою военную администрацию. Территория Литвы в военном отношении стала литовским генерал‑губернаторством во главе с генералом Гогендорпом. После этого уже Литва фактически представляла собой оккупированную территорию.

Пока Наполеон готовился к новому удару, первая русская армия двигалась к Дриссе. Александр I прибыл в Дрисский лагерь 26 июня (8 июля) и развил здесь энергичную деятельность. Как уже говорилось, он решил выполнить на деле план Фуля. В тот же день он направил Багратиону сообщение о том, что первая русская армия вскоре даст генеральное сражение.

Александр выражал удовлетворение дрисским сооружением даже после того, как А. Ф. Мишо и К. Клаузевиц усомнились в целесообразности этого лагеря, а Барклай‑де‑Толли прямо написал: «Я не понимаю, что будем делать со всею нашей армиею в Дрисском лагере… Заключившись в лагере, мы должны будем или со всех сторон ожидать нападения, или выслать сильный корпус, чтобы иметь сведения, где находится неприятель… Мне кажется лучше… большую часть армии расположить на левом фланге вне укрепленного лагеря, чтобы прогнать неприятеля, который приближается с этой стороны, или действовать во фланг и тыл тем силам, которые направлены против князя Багратиона; потому, что невозможно предполагать, чтобы неприятель в одно и то же время с одинаково превосходными силами действовал против нас и против князя Багратиона».
Барклай‑де‑Толли тогда еще не знал, что Наполеон действительно имел значительное превосходство: 420 тыс. против 165 тыс. русских.

Александр решил осмотреть Дрисский лагерь, чтобы окончательно убедиться в возможности его использовать. Сопровождавшие его лица дали отрицательные отзывы о лагере. Ф. О. Паулуччи назвал Дриссу второй Пирной и даже сказал Фулю, что такой лагерь мог создать «или сумасшедший или изменник». Однако царь не желал никого слушать, кроме Фуля, и остался доволен выбранной позицией: «Я, – писал он Барклаю‑де‑Толли, – нашел ее в том положении, как ожидал: все укрепления окончены, все мосты готовы».

Сомнения начались через несколько дней. В Дриссу прибыл адъютант Барклая‑де‑Толли, побывавший у Платова, который сообщил, что вторая армия не может пробиться через Вилейку и вынуждена отходить к Бобруйску. Таким образом, план Фуля лишался важнейшего элемента – маневрирующей армии, обеспечивающей удар во фланг и тыл наступающему противнику.

Новое сомнение возникло после того, как Барклай‑де‑Толли высказал предположение о том, что Наполеон будет наносить удар между Двиной и Днепром и этим самым вторая армия будет окончательно отрезана, а первая также окажется в тяжелом положении. Дрисса в этом случае теряла смысл фланговой позиции и превращалась, по выражению К. Клаузевица, в мышеловку для первой армии.

Но, как видно, Барклай‑де‑Толли сам испытывал колебания, потому что сначала он предложил перейти в наступление силами обеих армий в направлении к Сморгони. К 28 июня (10 июля) была даже подготовлена диспозиция. И только получив подтверждение об отходе второй армии к Бобруйску, он отказался от этого плана.

Первая армия прибыла в Дриссу 28–29 июня (10–11 июля). Но теперь уже Барклай‑де‑Толли знал о действительных силах Наполеона. Он самым энергичным образом высказался против сражения у Дриссы и потребовал соединения обеих армий. Его поддержал Л. Л. Беннигсен. Военный совет, который решил созвать Александр I, вызвал ряд проектов. Из них наиболее интересны записки, поданные А. П. Ермоловым и А. И. Чернышевым. Ермолов доказывал, что «оставаться в позиции при Дриссе, когда неприятель идет в середину России, бесполезно». Бесполезным он считал также движение за Двину в сторону Себежа и Пскова. Из создавшейся обстановки Ермолов видел лишь один выход – наступление. «Нужно, – писал он, – теперь идти на неприятеля, искать его, где бы он ни был, напасть, драться со всею жестокостью». Только этим можно предотвратить продвижение его в глубь России и открыть сообщение со второй армией.

Чернышев считал, что военное поражение может вызвать кризис государственных основ. Ради их сохранения нужно принести все жертвы. Опасно упускать драгоценные минуты; пока не поздно, надо отойти и опереться на резервы, которые нужно довести по крайней мере до 100 тыс. человек, а также на новую линию укреплений и лагерей, которые следовало соорудить у Ржева, Вязьмы, Дорогобужа, Гжатска и между Медынью и Юхновым. Только после этого перейти в наступление.

На опасность пребывания в Дрисском лагере указал также А. А. Аракчеев, который предложил перевести армию на правый берег Двины, расположить ее между Дриссой и Полоцком и здесь дать Наполеону генеральное сражение.
На военный совет были вызваны Барклай‑де‑Толли, А. А. Аракчеев, П. М. Волконский, принц Г. Ольденбургский, А. Ф. Мишо и Вольцоген. Докладывал о лагере полковник А. Ф. Мишо. Он пришел к выводу о невозможности принимать сражение в этой позиции. К его мнению присоединился также Вольцоген, прежде разделявший идеи Фуля.

Совет принял решение оставить Дрисский лагерь и отступить с целью соединения обеих армий. Но вопрос о пути отхода ввиду неясности обстановки остался открытым. Барклай‑де‑Толли приказал произвести рекогносцировку силами авангарда Я. П. Кульнева. Армия же в это время оставила лагерь, переправилась через Двину и расположилась между Покоевцами и Волынцами; на левом же берегу оставались II и III кавалерийские корпуса. Рекогносцировка не внесла ясности. По предварительным данным, главные силы Наполеона двигались к Дисне. Возникло опасение, что французы выйдут к Полоцку и тогда первая армия окажется отрезанной от второй и противник сможет свободно двигаться на Петербург и на Москву. На основании этого 4(16) июля войскам был дан приказ передвинуться к Полоцку.

Александр I не решался дать Наполеону генеральное сражение и вел себя неуверенно. Его страшила возможность поражения, в результате чего французам открывался путь на Петербург.

Из Дриссы армия отходила к Полоцку двумя колоннами по правому берегу Двины. 6(18) июля она сосредоточилась в Полоцке, выдвинув арьергард к Боровухе. Находившиеся на левом берегу Двины II и III кавалерийские корпуса переправились на правый берег и расположились между реками Дрисса и Дисна. В известиях из Главной квартиры этот маневр изображен так: «После успехов, описанных в последних известиях, первая армия следует быстро, левым флангом к Полоцку, соображая действия свои с движениями неприятеля».

После прибытия армии к Полоцку выявилось, что противник сосредоточивается к Глубокому, и, следовательно, опасность движения его войск на Петербург отпадала. Теперь нужно было не допустить выхода войск Наполеона к Витебску. Барклай‑де‑Толли докладывал Александру: «Польза службы, Ваше величество, требует, чтобы я со вверенными мне войсками поспешил к Витебску».

Принимая новый план действий, Александр I по требованию Барклая‑де‑Толли заменил начальника штаба армии Ф. О. Паулуччи генералом А. П. Ермоловым, а вместо генерал‑квартирмейстера Мухина был назначен полковник К. Ф. Толь.

Перед отходом из Дриссы были приняты решения о дальнейших мерах борьбы с противником. Во‑первых, было решено созвать ополчение, ядром которого должен был стать формируемый под Москвой резервный корпус. Из этих сил должна была сформироваться новая армия («вторая стена»), на которую предполагалось опереться в случае неудачи действующей армии. Решено было также приступить к формированию в Смоленске наблюдательного корпуса. В‑третьих, было признано, целесообразным отделение корпуса Витгенштейна от первой армии, возложив на него задачу прикрыть петербургское направление. Наконец, Дунайской армии П. В. Чичагова, предназначавшейся для действий в Иллирии, было направлено приказание соединиться с третьей Западной армией А. И. Тормасова. для действий во фланг французской армии. После этих решений от планов Александра I уже ничего не оставалось.

Пребывание царя в армии становилось просто нетерпимым. Хуже всего было то, что сам Александр считал это пребывание необходимым. А сказать ему о том, что он только мешает военачальникам принимать нужные решения и руководить войсками, как этого требует боевая обстановка, пока еще никто не решался. Первое письмо об этом Александр получил от сестры. Екатерины Павловны, которая отлично улавливала настроения дворянства столицы. Она писала ему: «Я считаю вас таким же способным, как ваши генералы, но вам нужно играть роль не только полководца, но и правителя. Если кто‑нибудь из них дурно будет делать свое дело, его ждут наказание и порицание, а если вы сделаете ошибку, все обрушатся на вас, будет уничтожена вера в того, кто, являясь единственным распорядителем судеб империи, должен быть опорой…». Сестра намекала Александру I, что его действия вызвали тревогу и волнение в Петербурге, а отсюда недалеко и до более решительных мер раздраженного дворянства.

В то время как русская Главная квартира, будучи в неведении о замыслах противника, действовала выжидательно, Наполеон разработал новый план. Он вовсе не считал русских генералов глупцами и не рассчитывал на то, что они допустят окружить свою армию в Дриссе.

Он предполагал, что Барклай‑де‑Толли в конце концов предпримет попытку соединиться с Багратионом. Чтобы не допустить этого, Наполеон решил переправить свою гвардию, а также IV и VI пехотные корпуса на правый берег Двины (между Дисною и Полоцком). Этим самым русским войскам преграждался путь на Витебск и Смоленск, и они должны были или принять сражение на месте, или отойти к Пскову. Дабы отвлечь внимание русских от этого маневра, группе Мюрата предлагалось демонстрациями удерживать Барклая‑де‑Толли на месте, а корпусу Макдональда выйти к Якобштадту и Фридрихштадту, чтобы оттянуть на себя часть русских войск. Одновременно, как мы уже знаем, Даву и Жером должны были активизировать свои действия против второй русской армии, причем группа Даву (две дивизии I корпуса, дивизия Молодой гвардии и III кавалерийский корпус) должна была выйти к Борисову – Орше и этим исключить возможность соединения второй армии с первой. Прикрытие сообщений возлагалось на VII корпус Ренье, который в этих целях передвигался в Слоним.

Все дело теперь состояло в быстроте исполнения плана. «На войне предупредить – значит победить, – говорил Наполеон, – а опоздать – быть разбитым». Но ему не удалось предупредить ни вторую, ни первую армии.

К 2(14) июля кавалерия Мюрата и три дивизии I корпуса Даву сосредоточились у Перебродье – Навлока, II корпус Удино вышел к Динабургу, III корпус Нея сосредоточился у Дрисвят. Этим самым Дрисский лагерь был обложен с юго‑запада. Главные же силы Наполеона поспешно совершали фланговый обход. Они двигались к пункту их сосредоточения – Глубокому несколькими дорогами: из Свенцян шла Старая гвардия, из Вильны – Молодая гвардия и VI корпус, наконец, из Ошмян – IV корпус.

В. Сядро В. Скляренко
Загадки истории «Наполеоновские войны»: Фолио; Харьков 2012
Tags: Бросок Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Бросок Оборотня” Tag

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ПОЛОЦК

    Отбросив Удино назад к Полоцку, Витгенштейн попытался отбить город у французов. Это противостояние вошло в историю как Первое полоцкое сражение…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВИТГЕНШТЕЙН ПРОТИВ УДИНО

    Небольшое селение Клястицы (Дрисский уезд Витебской губернии) вошло в историю Отечественной войны 1812 г. как населенный пункт, в районе которого…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ЗАХВАТ ДИНАБУРГА

    Взятие Петербурга предполагалось силами 10‑го корпуса (32 000 солдат) маршала Ж. Макдональда. Изначально ему предстояло захватить Ригу, а затем,…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. СМОЛЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

    В Смоленске русские соединенные силы насчитывали около 120 тыс. человек. В войсках не было ни малейших признаков разложения. «По духу второй…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. К СМОЛЕНСКУ

    7(19) июля вторая армия начала движение через Старый Быхов к Могилеву, где находилась постоянная переправа через Днепр. От Бобруйска до Могилева 120…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. БАГРАТИОН ПРОТИВ ЖЕРОМА БОНАПАРТА

    Остановив 26 июня (8 июля) армию в Несвиже, Багратион приказал Платову, войска которого занимали местечко Мир, выполнять функции флангового…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ОТХОД К ДРИССЕ

    Отход первой армии к Дриссе свидетельствовал о том, что Александр I руководствовался операционным планом Фуля. Он настойчиво добивался…

  • БРОСОК ОБОРОТНЯ. ВТОРЖЕНИЕ

    Русское командование не имело недостатка в сведениях о том, что на левом берегу Немана собирается огромная армия Наполеона. Почти ежедневно в…

  • ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. БЕССМЫСЛЕННЫЕ БЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

    Итак, на борьбу с оккупационными войсками поднялся буквально весь народ – мужчины, женщины, дети, старики. Партизанская война бушевала по всей…

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments