roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА ОБОРОТНЯ. ТАРУТИНСКИЙ МАНЁВР-II

Французское командование не имело представления о направлении отхода русской армии. Приняв отход двух кавалерийских полков по Владимирской дороге за движение главных сил, французский авангард Клапареда двинулся вслед за ними и к 5(17) сентября был почти у г. Покрова. Части Себастиани были таким же образом увлечены двумя казачьими полками по Рязанской дороге почти до Бронниц. Кутузову удалось движением этих кавалерийских полков, принятых французами за русский арьергард, совершенно дезориентировать французов. Затем русская кавалерия ускользнула от французов, и Мюрат был вынужден 9(21) сентября доложить Наполеону, что русская армия потеряна.
Заподозрив, что Кутузов готовит удар, Наполеон приказал во что бы то ни стало найти его армию. Дивизия Дельзона направилась на север, к Димитрову, III корпус Нея – на восток, к Богородску, I корпус Даву должен был наблюдать за югом Подмосковья. Мюрат, Понятовский и Бессьер в течение пяти дней разыскивали Кутузова южнее Москвы, и только 14(26) сентября французы наткнулись на русских у Подольска. «В этот день 26 сентября мы снова обрели русских, – пишет Клапаред, – которые словно канули в пропасть с того момента, когда мы видели их на вершине холма у Богородска».

Русская армия 6(18) сентября подошла к Подольску. Позиция здесь была довольно выгодной. Она позволяла разбить как отряд Мюрата, так и отряды Понятовского и Бессьера, отделенные друг от друга Москвой‑рекой и Пахрой, если бы они осмелились начать действия против русских. Однако в случае нового сражения Наполеон мог бы быстро подвести все свои силы к Подольску. Поэтому Кутузов решил отойти еще дальше, к Красной Пахре. Авангард армии до 7(19) сентября оставался на Боровском перевозе, а в этот день, «оставя свои передовые посты на самом Боровском перевозе, ночным маршем отошел вслед армии, и сим движением противник совершенно потерял армию нашу из виду, ибо передовые войска, будучи атакованы, отступали по Рязанской дороге, за коими неприятель до самой Бронницы последовал».

Под прикрытием авангарда, располагавшегося на Коломенской дороге, русская армия 8(20) сентября перешла на позицию к Красной Пахре, где и пробыла до 15(27) сентября.

Главные силы расположились южнее Красной Пахры, авангарды же были выставлены на возможных направлениях противника. Первый авангард под командованием Милорадовича стоял на реке Десне; его задачей было прикрывать армию со стороны Москвы. Второй авангард под командованием Раевского вел наблюдение со стороны Подольска. Кроме того, Кутузов направил наблюдательный отряд к западу от Красной Пахры.

Позиция у Красной Пахры была удобна, но столь же опасна, как и позиция у Подольска. Поэтому Кутузов счел целесообразным перевести армию на новую позицию – к Тарутину, что ставило армию в безопасное положение и давало ей возможность в случае необходимости быть развернутой в любом направлении.

20 сентября (2 октября) Кутузов мог написать П. X. Витгенштейну, что армия, отойдя от Москвы по Владимирской и Рязанской дорогам на 25 верст, перешла «фланговыми маршами на Старую Калужскую дорогу, чем, переменив направление, прикрыла совершенно свою операционную линию, ведущую от Москвы на Калугу».

Хотя Кутузов и написал в этом письме, что противник «ничего противу нас не предпринимает», это было не совсем так. 10(22) сентября Наполеону сообщили о появлении казачьих отрядов у Можайской дороги. Это чрезвычайно встревожило императора и заставило его отдать приказ о проведении более энергичной разведки и об усилении охраны коммуникаций. Наблюдение за Можайской дорогой Наполеон возложил на Орнано, Бессьер был направлен на Калужскую, Понятовский и Мюрат – на Тульскую дорогу к Подольску. Бессьеру Наполеон писал: «Вы в центре и должны наблюдать за тем, что происходит вправо у Орнано и влево у Неаполитанского короля. Впрочем, весьма естественно, что Кутузов разослал по всем дорогам кавалерию для разведывания о наших действиях и охранения себя. Может быть, он пересечет нам на несколько дней Можайскую дорогу, но больше, конечно, ничего не сделает». Таким образом, Наполеон допускал возможность выхода русских войск на его коммуникации и приготовился к новому столкновению.

Выполняя приказ, Мюрат и Бессьер начали активные действия. Французские войска появились в районе Подольска и на реке Десне 10(22) и 11(23) сентября. Обнаружив 14(26) сентября расположение русской армии, Мюрат стал нажимать на боковой авангард Раевского, пытаясь обойти его с юга. Этот нажим Мюрата и появление корпуса Бессьера на Десне ускорили решение Кутузова об отходе к Тарутину. Против этого решения возражали Барклай‑де‑Толли и Беннигсен. Первый доказывал необходимость принять бой на позиции у Красной Пахры, а второй добивался решения о переходе в наступление для разгрома Мюрата на марше к деревне Чириковой. Однако Кутузов не согласился с этими предложениями и отдал приказ об отходе. При обсуждении вопроса о выборе новой позиции Беннигсен предлагал отойти к Боровску или Малоярославцу, но Кутузов избрал позицию у Тарутина на том основании, что она одинаково близка и к Боровску, и к Малоярославцу и, кроме того, позволяет контролировать Старую Калужскую, Тульскую и Рязанскую дороги. 21 сентября (3 октября) русская армия расположилась лагерем у села Тарутина в 80 км от Москвы.

Для Тарутинского лагеря было избрано весьма удобное место южнее реки Нары. С фронта позиция имела прекрасный обзор, она защищалась рекой и была усилена семью батареями; ее правый фланг находился на высотах и ограждался оврагом, он также был усилен тремя батареями. Левый фланг примыкал к густому лесу и прикрывался рекой Истьей, а тыл армии – сплошным лесным массивом. Кутузов приказал прорубить в лесах ряд просек и устроить завалы для предотвращения возможных обходов левого фланга и тыла. Позиция была довольно тесной, но зато хорошо укрепленной.

Войска расположились в лагере следующим образом. Между деревнями Гладово и Дедня стояли авангард (II и IV кавалерийские корпуса) и войска первой линии (II и VI пехотные корпуса). Позади стояли войска второй линии (IV, V, III и VII пехотные корпуса). За IV пехотным корпусом расположился I кавалерийский. В третьей линии находился один VIII пехотный корпус и большая часть кавалерии. Наконец, в четвертой линии расположились две кирасирские дивизии и резервная артиллерия.

Правый фланг охранялся двумя егерскими полками, левый же – пятью. Несколько кирасирских полков разместились в близлежащих деревнях. Главная квартира вначале помещалась в селе Тарутине, а затем в деревне Леташевке. Тарутинский марш‑маневр имел исключительно важное значение для исхода войны. Этим маршем Кутузов сорвал замысел Наполеона нанести удар в сторону Петербурга. Имея позади себя 100‑тысячную русскую армию, Наполеон не решался привести в исполнение свою угрозу – двинуться на северную столицу. Наполеон направил было свою конницу к Твери, но затем остановил ее у села Черная Грязь и снова вернул к Москве. Теперь инициатива была в руках у русских.

«Любомир Бескровный. Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение»: Алгоритм; Москва; 2017
Tags: Охота на Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Оборотня” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments