roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА ОБОРОТНЯ. ТАРУТИНСКИЙ БОЙ

К началу октября русская армия была вполне готова перейти в контрнаступление. Кутузов зорко следил за действиями противника и выжидал удобного момента. Русский полководец считал, что Наполеон в ближайшее время оставит Москву. Систематически получаемые данные разведки давали основание уже в конце сентября предполагать, что Наполеон намерен перейти к активным действиям. Однако французы всячески старались скрыть от русских свои передвижения и в этих целях производили ложные маневры. Первые симптомы необычного движения противника появились к вечеру 3(15) октября. Генерал И. С. Дорохов сообщил Кутузову, что «неприятель начал из Воронова отходить к Москве, обозов и транспортов французских по Боровской дороге не встречают, ибо они отправляют оные в Можайск из Воронова через Давидово, 36 верст от Фоминска».

Правда, в тот же день начальники партизанских отрядов А. С. Фигнер, действовавший у Можайска, и Н. Д. Кудашев Рязанской дороги доносили, что оснований для беспокойства пока нет. Кудашев даже подчеркивал: «Слухи, что ретируется французская армия, мне кажутся невероятными по известиям, ныне полученным. Обозы большие идут из Москвы к армии с провиантом». Однако сообщение Дорохова насторожило Кутузова. Он приказал командирам войсковых партизанских отрядов усилить наблюдение, чтобы получить более достоверные и точные сведения о противнике. Действия французов, о которых извещал генерал, были восприняты штабом Кутузова как начало отступления войск Наполеона из Москвы.

3(15) октября генерал‑квартирмейстер К. Ф. Толь предложил план нападения на корпус Мюрата, разгром которого значительно ослабил бы французскую армию. Осуществление этой задачи, по мнению Толя, не представляло особых затруднений. Последние рекогносцировки расположения войск противника на реке Чернишне позволили установить, что численность французских войск не превышает 45–50 тыс. человек и, что самое главное, противник весьма плохо организовал службу охранения. Выяснилось, что его левый фланг, упирающийся в густой Дедневский лес, вовсе не охраняется. К мнению Толя присоединились начальник Главного штаба армии Л. Л. Беннигсен, дежурный генерал при главнокомандующем П. П. Коновницын и генерал‑лейтенант К. Ф. Багговут. Фельдмаршал план одобрил и принял решение атаковать противника. В тот же вечер он утвердил диспозицию, согласно которой наступление должно было начаться на следующий день, 4(16) октября, в 18 часов, а сама атака – в 6 часов утра 5(17) октября.

Утром 4(16) октября Коновницын направил начальнику штаба первой Западной армии А. П. Ермолову приказание, подтверждающее, что выступление армии произойдет «сегодня же в 6 часов пополудни. Квартирмейстерской части офицеры явятся в надлежащее время к господам генералам, назначенным командовать колоннами… Офицеры сии поведут колонны на переправы чрез реку Нару».

Однако выступление войск в этот день не состоялось, так как диспозицию не доставили вовремя в части. Кутузов вынужден был отменить приказ. Это – одна причина отмены выступления, но была и другая, более важная в глазах главнокомандующего. В ночь на 5(17) октября он получил от командиров отрядов сведения о начавшихся передвижениях неприятеля по Старой и Новой Калужской дорогам. Кутузов предположил, что наполеоновская армия уже 5(17) октября покинула Москву и может оказаться на подступах к Тарутину в момент сражения с Мюратом. Не желая встретиться с главными силами противника в невыгодных условиях, Кутузов отменил атаку. Сведения оказались ложными, и главнокомандующий назначил наступление на 6(18) октября.

Штаб Кутузова предполагал, что силы противника не превышают 45–50 тыс. человек и состоят из кавалерии Мюрата, корпусов Понятовского и Даву. Численность артиллерии определялась в 177–187 орудий.

Для нападения на усиленный авангард Мюрата направлялись главные силы русских войск. Согласно диспозиции, армия была разделена на две части. В состав правого крыла под командованием Беннигсена вошли II, III и IV пехотные корпуса, 10 казачьих полков, шесть полков I кавалерийского корпуса (лейб‑гвардии драгунский, уланский, гусарский) и, кроме того, Нежинский драгунский полк, три роты легкой и 1/2 роты конной артиллерии.
В состав левого крыла и центра под командованием начальника авангарда Главной армии М. А. Милорадовича вошли VI, VIII, VII и V пехотные корпуса и обе кирасирские дивизии с принадлежащей им артиллерией.

II, III и IV кавалерийские корпуса и казачьи полки под командованием генерал‑майора Ф. К. Корфа располагались впереди левого фланга. Согласно диспозиции, на левом фланге должен был находиться Кутузов со своим штабом. Главный удар возлагался на войска правого фланга, для чего Беннигсен разделил свои войска на три колонны и резерв.

Первую колонну составили конница генерала В. В. Орлова‑Денисова (10 казачьих полков, 20‑й конно‑егерский, два драгунских, один гусарский, один уланский и 1 1/2 роты артиллерии). Она получила задачу обойти через Дедневский лес левый фланг французских войск и выйти им в тыл у деревни Стремиловой. Вторая колонна состояла из пехоты II корпуса Багговута. Ей надлежало атаковать левое крыло Мюрата с фронта у деревни Тетеринка. В третью колонну вошел IV пехотный корпус под общим командованием генерала А. И. Остермана‑Толстого.

Эта колонна должна была выйти на одну линию со второй и наступать на центр французских войск, расположившихся у деревни Тетеринка. В состав резерва назначались III пехотный корпус генерала П. А. Строганова, I кавалерийский корпус П. И. Меллера‑Закомельского и полковая артиллерия. В задачу резерва входило действовать за II пехотным корпусом.

Наконец, Дорохову и Фигнеру было приказано выйти к Воронову, перехватить узкую дорогу, ведущую через лес (дефиле) и отрезать путь отхода главному неприятельскому авангарду.

Войска левого фланга и центра имели задачей сковать правый фланг противника. В этих целях они были распределены в двух линиях. Согласно диспозиции в первой линии, у деревни Глодова, располагались части VII и VIII корпусов, позади которых во второй линии стал V корпус (резерв). VI корпус и две кирасирские дивизии должны были выйти от деревня Тарутино к опушке Дедневского леса и действовать в центре, в направлении на деревню Винкова.
План, составленный Толем, был по своей идее довольно хорош, но он требовал полного согласования действий всех колонн, чего добиться в ночное время да еще в лесистой местности оказалось очень трудно.

Для осуществления маневра фельдмаршал направил в помощь Беннигсену самого автора плана – Толя, который дважды производил рекогносцировку путей в Дедневском лесу, и генерала Коновницына. Однако ни Веннигсену, ни Толю не удалось на практике осуществить маневр.

Только первая колонна Орлова‑Денисова прибыла на назначенное место к селу Дмитриевскому вовремя, обе других заблудились в лесу и вышли к пунктам назначения утром. Таким образом, момент внезапности был упущен, наступление усложнено.

«Любомир Бескровный. Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение»: Алгоритм; Москва; 2017
Tags: Охота на Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Оборотня” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments