roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА ОБОРОТНЯ. ГОРОД РАЗОЧАРОВАНИЯ

Наполеон прибыл в Смоленск 27 октября (8 ноября). Надежды Великой армии на этот город описал Ложье: «Две мили только отделяют нас от столь желанного Смоленска; сердце в нас бьется от радости, мы тихо благодарим Провидение и с признательностью обращаем к небу наши взоры: наконец‑то мы находим защиту от непогоды, обретаем пристань. Кровь сильнее движется в наших жилах, наш пыл удесятеряется, мы почти не чувствуем страшного холода».
Так же и Сегюр описывает счастливое ожидание французских солдат: «Наконец армия снова увидела Смоленск. Она достигла места, где ждала избавления от всех своих страданий. Солдаты вошли в город. Вот обещанный предел, где, конечно, они все найдут в изобилии, обретут необходимый покой, где ночевки на девятнадцатиградусном морозе будут забыты в хорошо отапливаемых домах. Здесь они насладятся целительным сном; здесь починят свои платья, здесь им будет роздана новая обувь, соответствующая климату одежда!»

Когда остатки корпуса Богарне дошли до Смоленска, они узнали, что продовольствие, собранное в городе, уже было роздано. Все, что было обещано армии – это непродолжительный отдых, после которого нужно было двигаться дальше. Разочарованию солдат не было границ.

Ложье, который вошел в Смоленск одним из последних, отмечал: «Таким образом мы едва добрались до заветного города, как узнали, что он заполнен отсталыми, разграбившими съестные припасы, и теперь мы находимся под гнетом нужды, усталости, голода и холода, и осаждены врагами».

Но, по сути, расчеты на достаточные запасы продовольствия и готовые зимние квартиры были более‑менее оправданы. Вместе с тем присутствовала серьезная проблема с организацией правильной раздачи продовольствия. Известно, что Наполеон приказал расстрелять интенданта армии Сиоффа, который столкнулся с сопротивлением крестьян и не сумел организовать сбор продовольствия. Второго интенданта, Вильбланша, спас от расстрела только рассказ о неуловимой предводительнице партизан Прасковье и о неповиновении крестьян.

Быстро распространились случаи разгрома провиантских магазинов, продукты часто отбирали у своих же товарищей. «Человек, который несет хлеб и что‑нибудь съестное, не может быть безопасен. Он или должен оставить свою ношу или его убьют», – вспоминал провиантмейстер французской армии. В такой ситуации много было недовольных, которые считали несправедливым распределение продуктов. Виконт Пюибюск вспоминал: «Раздача жизненных припасов весьма неуравнительна, все наклоняется к пользе гвардии, как будто бы прочее войско, столько раз сражавшееся, недостойно и жить на свете».

Также не удалось армии Наполеона в Смоленске отдохнуть, поскольку они находились в городе всего 4 дня, да и этот отдых был лишь кажущимся: «Многие из нас здесь растеряли остатки своего стремления, которое еще поддерживало в них надежду. На нас напали ужасные сомнения, и все нас окружающее только подкрепляет наши подозрения. И тем не менее, мы решили все превозмочь во что бы то ни стало, смотрим на все с оттенком безразличия; мы негодуем только на судьбу, но и тут делаем вид, будто сохраняем полное бесстрастие».

О том, как выглядела Великая армия в этот период, писал Ложье: «Офицеры и солдаты идут вперемешку, одетые самым странным и необычайным образом, вступают друг с другом в драку и едят посреди дороги! Увы! Наши физиономии, похудевшие и почерневшие от дыма, наши разорванные одежды, изношенные и грязные, плохо соответствовали тому воинственному и величественному виду, который мы являли собой три месяца назад, проходя через этот самый город».

Находясь в Смоленске, Наполеон попытался реорганизовать свою армию: он соединил в один корпус под командой Латур‑Мобура остатки кавалерии, а также роздал ружья тем солдатам, у которых их уже не было. При этом значительная часть больных и раненых (около 3 678 человек) была эвакуирована из Смоленска в Оршу. Теперь при выходе из города Наполеон имел в своем распоряжении армию из 36 тысяч человек. Еще было несколько тысяч отставших. Император приказал сжечь все повозки и экипажи, чтобы иметь возможность тащить пушки, необходимые для отпора наступавшему авангарду русской армии.

Итак, тактика Кутузова снова сработала – в Смоленске Великая армия существенной помощи и поддержки не получила, ее материальные и людские ресурсы были исчерпаны. В такой ситуации Наполеону оставалось лишь отступать. Сегюр писал: «Одним словом, этот зловещий Смоленск, который армия считала концом своих мучений, был только началом их! Перед нами открывались бесконечные страдания: надо было идти еще сорок дней под тяжелым игом всевозможных лишений. Одни, отягощенные муками настоящего, приходили в ужас при мысли о будущем; другие же восставали против своей участи: они рассчитывали только на самих себя и решили выжить во что бы то ни стало».
И. Коляда, В. Милько А. Кириенко «Загадки истории. Отечественная война 1812 года»: Фолио; Харьков; 2015
Tags: Охота на Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Оборотня” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments