roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА ОБОРОТНЯ. РАЗБОР ПОЛЁТОВ

Как утверждал Сегюр, через Березину успело переправиться до 60 тысяч человек. При этом большая часть из них – гражданские и небоеспособные остатки армии Наполеона. Ближе к вечеру на собравшуюся толпу этих небоеспособных солдат стали сыпаться ядра артиллерии Витгенштейна. Люди кинулись к мостам и один из них рухнул. В создавшемся беспорядке переправа застопорилась.
Француженка Фюзи, которая в последний момент успела переправиться, описывала картину, которая предстала перед ее глазами с другого берега: «Когда мост сломался, мы услыхали невероятный крик, вырвавшийся из уст огромной толпы. Этот крик так и раздается у меня в ушах всякий раз, как я только о нем вспомню. Все несчастные, остававшиеся еще на том берегу реки, погибли под картечью русской армии. Тут только мы могли понять весь ужас этого бедствия! Лед не был достаточно крепок, ломался, и река поглощала мужчин, женщин, лошадей и повозки. Военные убивали всех, кто мешал их спасению. Огромная опасность не знает законов человечности, обыкновенно сокрушают все, чтобы сохранить только себя».

Врач Ларрей также вспоминал о тех событиях: «Всякая надежда на спасение в эту минуту пропала. Потеряв голову, под влиянием отчаяния большинство кинулось вниз на лед, рассчитывая перебраться по льду на другой берег, но благодаря сильному течению река у самого берега не замерзла. Несчастные бросились вплавь, некоторым удалось переплыть это пространство, а другие тонули или гибли, затертые льдинами. Самые благоразумные и смелые бегут назад и сами отдаются в руки врагам, спасаясь от тех ужасов, свидетелями которых они только что были».

Ночью этого же дня начали отступление части Виктора, которые сметали с оставшегося моста в реку повозки и людей. Утром 17 (29) ноября французский офицер Серюрье, выполняя приказ генерала Эбле, сжег мосты. Военные обозы и толпа небоеспособных солдат, не успев переправиться, остались на восточном берегу. Вагевир вспоминал, как на следующий день они оказались окруженными со всех сторон: «Лишь только наступил день, со всех сторон раздалось “ура”. Казаки и башкиры как бешеные носились кругом; они хотели показать нам этим, что они были победители. Так как мы знали, что мы военнопленные, то положили оружие и стояли в тоскливом ожидании, что с нами будет. Время от времени подъезжали к нам неприятельские офицеры, которые очень хорошо говорили по‑французски и по‑немецки. Они были большею частью очень дружелюбно настроены и утешали нас, говоря, что таков жребий войны, и советовали не терять бодрости. Но все эти прекрасные слова мало нам помогали. Нам слишком скоро дали почувствовать, что мы в плену и отданы на произвол врага».

По словам офицера армии Чичагова, историка А. Мартоса победителям возле переправы открылась следующая картина: «Ввечеру того дня равнина Веселовская, довольно пространная, представляла ужаснейшую, невыразимую картину: она была покрыта каретами, телегами, большею частью переломанными, наваленными одна на другую, устлана телами умерших женщин и детей, которые следовали за армией из Москвы, спасаясь от бедствий сего города или желая сопутствовать своим соотечественникам, которых смерть поражала различным образом. Участь сих несчастных, находящихся между двумя сражающимися армиями, была гибельная смерть; многие были растоптаны лошадьми, другие раздавлены тяжелыми повозками, иные поражены градом пуль и ядер, иные утоплены в реке при переправе с войсками или, ободранные солдатами, брошены нагие в снег, где холод скоро прекратил их мучения… По самому умеренному исчислению, потеря простирается до десяти тысяч человек…»

Главным результатом событий возле р. Березины было то, что Наполеон в тяжелой ситуации все‑таки сумел переправить и сохранить боеспособные силы. Его потери Клаузевиц исчисляет в 21 000 человек. Потери небоеспособных остатков были им исчислены 10 тысячами отставших. Фельдмаршал Кутузов в своем донесении царю оценивает потери французов в 29 000 человек. Вместе с тем Шамбре говорит о 9 000 погибших солдат под ружьем (из них 4 000 гвардейцы) за три дня после переправы. Он же насчитывал у Наполеона 30 000 боеспособных солдат до Березины. Исходя из этого, можно сделать вывод, что всего выбыло из строя 21 000 французских солдат. Ударившие морозы ускорили разложение Великой армии.

Согласно надписи на стене галереи воинской славы Храма Христа Спасителя, потери российских войск составили около 4 000 солдат за дни боев во время переправы Наполеона. Если для корректного сравнения с французскими потерями добавить урон русского авангарда Ламберта при захвате Борисова, то эти потери следует оценить в 6 000 человек. Генерал Коленкур говорил о 1 500 пленных, взятых на правом берегу в боях с Чичаговым. Германский военный деятель и теоретик Шлиффен писал: «Березина накладывает на Московский поход печать ужаснейших Канн», имея в виду Каннское сражение, в ходе которого войсками Ганнибала была окружена и наголову разгромлена римская армия.

После Березинского сражения опять возник вопрос о том, кого считать виноватым в том, что был упущен очередной шанс уничтожить Наполеона. В большинстве обвиняли адмирала Чичагова. Его действия были высмеяны баснописцем Крыловым в басне «Щука и Кот» с намеком на неудачи адмирала на суше:
Зубастой Щуке в мысль пришло
За кошачье приняться ремесло…
Но только вздумала Кота она просить,
Чтоб взял ее с собой он на охоту,
Мышей в амбаре половить…
Натешился, наелся Кот,
И кумушку проведать он идет;
А Щука, чуть жива, лежит, разинув рот, –
И крысы хвост у ней отъели.
Тут, видя, что куме совсем не в силу труд,
Кум замертво стащил ее обратно в пруд.
И дельно! Это, Щука, Тебе наука:
Вперед умнее быть
И за мышами не ходить.

Кутузов также в письме на имя царя Александра I изложил главные упущения полководца: «…граф Чичагов… сделал следующие ошибки:

1)     Вместо того чтобы занять превыгодный правый берег Березины, переправил он часть своих войск на левый и расположил главную свою квартиру в гор. Борисове, лежащем в котле, со всех сторон горами окруженном. Неизбежное последствие сего должно быть и действительно было пожертвование многих храбрых воинов в. и. в. и потеря всего при главной квартире обоза, ибо авангард, под командою графа Палена, будучи встречен в 10 верстах от Борисова всею ретирующейся неприятельскою армиею, привел оную на плечах своих в Борисов в то время, когда в оном главнокомандующий спокойно обедал.

2)     Высокий и узкий на сваях мост и плотина над речкой Зайкою, длиною до 300 сажен, не был истреблен, и неприятель им воспользовался, хотя войска адмирала Чичагова были на Березине 4 дня прежде неприятеля.


3)     Неприятель строил мост, начал и продолжал свою переправу более суток, прежде нежели адмирал Чичагов о том узнал, хотя все ему наблюдаемое расстояние было не более 20 верст, а узнав о сей переправе, хотя подвинулся к месту оного, но, будучи встречен неприятельскими стрелками, не атаковал их большими массами, а довольствовался действием во весь день 16 ноября двумя пушками и стрелками, через что не только не удержал ретираду неприятеля, но еще и сам имел весьма чувствительный урон».

С такой оценкой не соглашался командир партизан Д. Давыдов, возлагая частичную вину и на самого Кутузова. Он выразил распространенный тогда в российской армии взгляд о военном мастерстве Наполеона: «Все в армии и в России порицали и порицают Чичагова, обвиняя его одного в чудесном спасении Наполеона. Он, бесспорно, сделал непростительную ошибку, двинувшись на Игумен; но здесь его оправдывает: во‑первых, отчасти предписание Кутузова, указавшего на Игумен, как на пункт, чрез который Наполеон будто бы намеревался непременно следовать; во‑вторых, если бы даже его армия не покидала позиции, на которой оставался Чаплиц, несоразмерность его сил относительно французов не позволяла ему решительно хотя несколько задержать превосходного во всех отношениях неприятеля, покровительствуемого огнем сильных батарей, устроенных на левом берегу реки; к тому же в состав армии Чичагова, ослабленной отделением наблюдательных отрядов по течению Березины, входили семь тысяч человек кавалерии, по свойству местности ему совершенно здесь бесполезной; в‑третьих, если Чаплиц, не будучи в состоянии развернуть всех своих сил, не мог извлечь пользы из своей артиллерии, то тем более армия Чичагова не могла, при этих местных условиях, помышлять о серьезном сопротивлении Наполеону, одно имя которого, производившее обаятельное на всех его современников действие, стоило целой армии».

По сути, действительно, необходимо учитывать фактор введения Чичагова в заблуждение. Именно таким образом Наполеону удалось избежать полного уничтожения своей армии.

И. Коляда, В. Милько А. Кириенко «Загадки истории. Отечественная война 1812 года»: Фолио; Харьков; 2015
Tags: Охота на Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Оборотня” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments