roman_rostovcev (roman_rostovcev) wrote,
roman_rostovcev
roman_rostovcev

ОХОТА НА ОБОРОТНЯ. БЕГСТВО ПОБЕДИТЕЛЕЙ

После переправы французский император с 9 000 оставшихся под ружьем солдат двинулся к Вильно. По дороге к нему присоединялись дивизии, действовавшие на других направлениях. Также армию сопровождала большая толпа небоеспособных людей. Это были, главным образом, потерявшие оружие солдаты из союзных государств. 24 ноября (6 декабря) Наполеон оставил армию на Нея и Мюрата и отправился в Париж. Дедем вспоминал: «6 декабря въехал и сам Наполеон. Он пробыл в Вильно только несколько часов. Скоро всем стало известно, что командование армией он поручает королю Неаполитанскому, а сам уезжает в Париж. Это вызвало общий крик негодования. Люди самого спокойного характера были вне себя, и если бы у кого‑нибудь хватило смелости потребовать его смещения, то это было бы единогласно принято».
Перед отъездом император собрал маршалов и генералов штаба, чтобы сообщить им о своем решении. В ответ он услышал опасение, что деморализованная армия просто не переживет отъезда императора. Однако Наполеон не хотел ничего слушать, заявляя, что рассчитывает на своих маршалов. Как и во время египетской кампании, он покидал остатки своих войск, прикрываясь необходимостью срочного возвращения в Париж.

Примечательно, что, уезжая, Наполеон назначил главнокомандующим своей пешей армии прирожденного кавалерийского командира – Мюрата. Вечером 23 ноября (5 декабря), накануне дня коронации, император французов выехал из деревни Сморгонь под именем графа Виченцского (титул генерала Коленкура) в сопровождении небольшой свиты. Генерал Бургоэн писал: «Отъезд произошел в восемь часов вечера. Поезд состоял из трех повозок и одних саней. В первой повозке – дорожном купе – помещался император и генерал Коленкур, герцог Виченцский; мамелюк Рустан сидел на козлах. Во второй поместились маршал Дюрок и граф Лобау; в третьей – генерал‑лейтенант граф Лефевр‑Денуэтт, полковник гвардейских егерей, камердинер и два денщика. В сани, наконец, император велел сесть графу Вонсовичу и рейткнехту по имени Ашодрю. Последний с самого начала переезда сообщил польскому офицеру, что их назначением был не Вильно, а Париж. Взвод из тридцати гвардейских конных егерей, избранных генералом Лефевром‑Денуэттом из наиболее здоровых и наилучших ездоков из этого полка, служил в качестве конвоя».

По дороге Наполеон пребывал в странном для его окружения приподнятом настроении. При этом он много разговаривал с Огюстом Коленкуром. Среди прочего император говорил, что основной причиной поражения похода 1812 г. является климат. В то же время он не отрицал и некоторые собственные ошибки. Среди них Наполеон называл слишком долгое пребывание в Москве и решение войти в пределы исконно русских территорий. В своих воспоминаниях о той поездке Коленкур приводит следующий диалог: «Коленкур, представляете ли вы, какое у вас будет выражение лица, когда вы окажетесь в железной клетке на одной из лондонских площадей? – Если это для того, чтобы разделить вашу судьбу, государь, мне не на что будет жаловаться… – Речь идет не о жалобах, а о том, что с вами случится и какой у вас будет вид в этой клетке, когда вы будете заперты, как несчастный негр, обмазанный медом, чтобы его съели мухи».

Почти одновременно с прибытием Наполеона во Францию парижане прочли в газетах бюллетень со следующим текстом: «С 7 ноября начались морозы; в несколько дней погибли десятки тысяч лошадей; пришлось уничтожить значительную часть орудий. Армия, столь блестящая еще 6 ноября, 14‑го имела иной уже вид, почти без кавалерии, без орудий, без транспорта. За отсутствием артиллерии пришлось избегать сражений и все время не останавливаясь идти… Сказать, что армия нуждается в восстановлении дисциплины, в заново организованных кадрах кавалерии и артиллерии и в основательном отдыхе, говорилось в конце бюллетеня, значит лишь сделать вывод из всего вышеизложенного».

Тем временем в России армия Кутузова продолжала преследовать ослабленных морозами и голодом французских солдат. Шеф батальона фузилеров‑гренадёров императорской гвардии Маренгоне описывал движение армии от Березины к Вильно: «Начиная с 7‑го числа настал такой необычайный холод, что даже самые крепкие люди отмораживали себе тело до такой степени, что, как только они приближались к огню, оно начинало мокнуть, распадаться, и они умирали. Можно было видеть необычайное количество солдат, у которых вместо кистей рук и пальцев оставались только кости: все мясо отпало, у многих отваливались нос и уши; огромное количество сошло с ума; их называли, как я уже говорил, дурнями; это была последняя степень болезни; по прошествии нескольких часов они гибли. Можно было их принять за пьяных или за людей «под хмельком»: они шли, пошатываясь и говоря несуразнейшие вещи, которые могли бы даже показаться забавными, если бы не было известно, что это состояние было предвестником смерти. Действие самого сильного мороза похоже на действие самого сильного огня: руки и тело покрываются волдырями, наполненными красноватой жидкостью; эти волдыри лопаются, и мясо почти тотчас же отпадает… Несмотря на явную опасность от приближения к огню, немногие из солдат имели достаточно силы, чтобы удержаться от этого соблазна. Видели даже, как они поджигали сараи и дома, чтобы согреться, и едва только оттаивали, как падали замертво. Подходили другие бедняки, садились на трупы своих товарищей и гибли минуту спустя. Пример товарищей не мог заставить их избежать опасности. Я видел около одного дома более 800 человек, погибших таким образом. В других случаях они сгорали, лежа слишком близко к огню и не будучи в силах отодвинуться от приближающегося пламени; видны были наполовину обгоревшие трупы; другие, загоревшиеся ночью, походили на факелы, расставленные там и сям, чтобы освещать картину наших бедствий».

26 ноября (8 декабря) Мюрат с армией вступил в Вильно. Ложье писал: «Инстинкт самосохранения брал верх и каждый искал спасения только в самом себе и полагался только на свои силы. Вильно! Вот теперь цель наших стремлений, все мысли прикованы сюда. Одно это название, уверенность, что мы приближаемся к этому городу, вселяет в нас бодрость».

Это же подтверждал и Дюверже: «Мы приближались к Вильно; этот город был для нас обетованной землей; говорили, что здесь были громадные магазины провианта и армия должна была там отдохнуть; каждый спешил прибыть туда».

О надеждах, какие возлагали французские солдаты на этот город, вспоминал и Лабом: «Приближаясь к Вильно, многие ускорили шаг, чтобы поспеть первыми в этот город, где не только надеялись найти съестные припасы, но и думали остановиться на несколько дней и вкусить наконец сладость отдыха, в котором все так нуждались… Только и думали что о Вильно, и мысль, что возможно будет побыть там некоторое время, так радовала тех, которые могли туда прийти, что они смотрели равнодушно на несчастных, которые боролись со смертью. Между тем Вильно, предмет наших самых дорогих надежд, куда мы стремились с такой поспешностью, должен был оказаться для нас вторым Смоленском».

На другой день после вступления Мюрата в город, арьергард его войска под командованием маршала Нея (около 3 000 человек) был потеснен отрядом полковника Сеславина. После этого русская кавалерия ворвалась в предместье. Однако, не имея пехоты, ей не удалось развить успех и пришлось отступить. Французская армия продолжила отступление к Ковно. Маршалу Нею было поручено прикрывать ее отход.

Возле Ковно Мюрат намеревался занять позицию для дальнейшего сопротивления. На рассвете 28 ноября (10 декабря) отряд генерал‑майора Орлова‑Денисова при поддержке казаков генерала Платова напал на войска Мюрата и захватил свыше 2 000 пленных, 2 знамя и 2 штандарта. В результате французы двинулись дальше и приготовились обороняться возле Понарской горы (7 километров к западу от Вильно). Ней расставил свои войска в несколько колонн (всего 4 000 человек), но после столкновений с казаками они отступили по направлению к Ковно, бросая обозы, артиллерию, раненых, больных, казну.

В тот же день российские войска с трех сторон атаковали Вильно, где еще оставались войска противника. Как оказалось, Остробрамские ворота города были забаррикадированы. Но когда егерские полки пошли в обход, противник оставил город.

Точные потери обеих сторон в боях под Вильно неизвестны. 28–29 ноября (10–11 декабря) только части императорской гвардии потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 20 офицеров и 4 хирурга (без учета потерь рядового состава). Российские войска захватили в городе все магазины и арсеналы (в том числе 41 орудие), взяли в плен 7 генералов, 242 штаб‑офицера и свыше 14 000 солдат (из них 5 000 больных и раненых).

После Вильно и Ковно Ней и Мюрат продолжили отступление к реке Неман, разделявшей Россию с Пруссией и Варшавским герцогством.
14 декабря в Ковно остатки Великой армии в количестве 1 600 человек переправились через реку Неман в Варшавское герцогство, а затем двинулись в Пруссию. Позднее к ним присоединились остатки войск с других направлений. Клаузевиц так описывал последний этап войны: «Русские редко опережали французов, хотя и имели для этого много удобных случаев; когда же им и удавалось опередить противника, они всякий раз его выпускали; во всех боях французы оставались победителями; русские дали им возможность осуществить невозможное; но если мы подведем итог, то окажется, что французская армия перестала существовать, а вся кампания завершилась полным успехом русских за исключением того, что им не удалось взять в плен самого Наполеона и его ближайших сотрудников…»

Таким образом, Отечественная война 1812 года завершилась практически полным уничтожением вторгнувшейся в Российскую империю Великой армии Наполеона.
«Любомир Бескровный. Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение»: Алгоритм; Москва; 2017
Tags: Охота на Оборотня
Subscribe

Posts from This Journal “Охота на Оборотня” Tag

promo roman_rostovcev december 8, 2015 15:10 20
Buy for 50 tokens
SH.
В своё время, пару лет назад, я написал набор из 12 небольших эссе о Шерлоках: https://yadi.sk/i/PivgitK9v2hze Это сравнительные эссе о классическом Шерлоке Дойла и Шерлоке из британского сериала. Своего рода энциклопедия конспирологии на викторианской основе:) Если хотите помочь автору:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments