roman_rostovcev

Categories:

БЕГСТВО СЕРОГО ВОЛКА. ОГРАБЛЕНИЕ ЕВРОПЫ

23 июня 1940 г., на следующий день после заключения позорного для Франции перемирия, Гитлер совершил триумфальную поездку по Парижу. На трех шестиколесных автомобилях Mercedes G4 Гитлера сопровождали его любимый скульптор Арно Брекер, его архитектор Альберт Шпеер и несколько офицеров штаба. Шпеер вспоминал о посещении знаменитого здания Парижской оперы постройки XIX века: «Гитлер пришел в восторг от здания, восхищался его красотой, его глаза возбужденно блестели, и это показалось мне очень странным». Процессия пронеслась мимо церкви Святой Марии Магдалины, под Триумфальной аркой, по Елисейским полям, мимо Эйфелевой башни к Дому инвалидов. Здесь Гитлер какое‑то время провел у надгробия Наполеона, словно общаясь с предыдущим великим тираном Европы. В конце экскурсии он произнес: «Увидеть Париж было мечтой всей моей жизни. Не могу выразить, до чего я счастлив, что сегодня эта мечта сбылась».

Исполнение этой мечты стоило жизней 24 074 немцам, и еще 111 034 оно оставило ранеными; общие потери Западных союзников во Французской кампании были просто невероятными и составили 2,292 млн человек. Самую высокую цену заплатила Франция: 97,3 тыс. человек было убито или пропало без вести, 120 тыс. ранено, 1,54 млн взято в плен. Последним было суждено отправиться на принудительные работы в пользу военной экономики Германии. После небывалой победы, одержанной немцами в течение всего лишь шести недель, континентальная Западная Европа беспомощно пала перед ними. В руках нацистов оказались величайшие музеи мира – Музей изящных искусств в Брюсселе, Государственный музей в Амстердаме, Лувр в Париже, – а также великое множество провинциальных галерей и частных коллекций. Величайшие сокровища, каких не знала мировая истории завоеваний со времен Наполеона Бонапарта, теперь стали предметом величайшего похищения за всю историю человечества.

Задача по осуществлению этого грандиознейшего по масштабам похищения была возложена на Альфреда Розенберга и названную в его честь организацию – Оперативный штаб рейхсляйтера Розенберга для оккупированных территорий (нем. Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg fur die Besetzen Gebiete, ERR). Отведенная ему роль определялась в личной директиве Гитлера: прочесать в оккупированных странах каждое государственное и частное собрание произведений искусства и «перевезти в Германию предметы культуры, которые покажутся ему ценными, и обеспечить здесь их сохранность». Франция, Бельгия и Голландия находились в зоне ответственности службы ERR «Запад» со штаб‑квартирой в Париже. За несколько недель в Лувре и немецком посольстве были собраны несметные сокровища произведений искусства в ожидании решения об их окончательном вывозе. Сюда входили 26 «принадлежавших евреям произведений вырождающегося искусства» – 14 холстов Брака, 7 Пикассо, 4 Леже и 1 Руо, которые были предназначены для «обмена на работы, имеющие художественную ценность».

Герман Геринг, даже когда летчики его люфтваффе сражались в английском небе в Битве за Британию, в ненасытном поиске высокохудожественной добычи обчищал музеи Нидерландов. К октябрю 1940 года он проиграл свою «Войну за пролив», и планируемое вторжение в Британию пришлось отменить. 3 ноября Геринг предпринял утешительную поездку в Париж, чтобы осмотреть богатство, свезенное в галерею Жё‑де‑Пом. Добыча была столь огромна, что у Геринга ушло два полных дня на то, чтобы отобрать работы по своему вкусу – в основном это были полотна французских и голландских мастеров из коллекций Ротшильдов и Вильденштейнов. Более всего он желал заполучить картину Яна Вермеера «Астроном», украденную у барона Альфонса де Ротшильда, но поскольку Вермеера не было в коллекции фюрера, Герингу не повезло: в сложившейся неофициальной иерархии мародеров Гитлеру принадлежало право первого выбора, который он делал через своего главного помощника по делам искусства доктора Ганса Поссе, отбиравшего произведения как для личной коллекции фюрера, так и для проектируемого музея в Линце. Прилежный и предприимчивый Поссе почти ежедневно писал Мартину Борману, обстоятельно докладывая о приобретениях, сделанных им для фюрера, и о состоянии рынка произведений искусства. Герман Геринг шел вторым, и уже после того, как он получал свою долю, остатки подбирали немецкие музеи.

Пока продолжалась неустанная охота за ценностями, принадлежавшими евреям, в которой немцам охотно помогало правительство вишистской Франции (были вскрыты даже индивидуальные банковские ячейки), сбор дани с завоеванной Европы не ограничивался только предметами очевидной ценности. Теперь миллионы евреев в покоренных странах оказались в руках нацистов; местные власти регистрировали их и оставляли ждать, пока бюрократический аппарат геноцида доберется и до них. В любое время их могли депортировать в Германию и затем – в концентрационные лагеря, словно чума распространившиеся по Восточной Европе. Сначала дома, покинутые евреями, просто стояли брошенными, их обчищали соседи, однако вскоре нацисты сообразили, что это – напрасная потеря материальных ценностей. Мебели и домашняя утварь, даже самые простые и непритязательные, тоже могли пригодиться рейху, ведь производство большинства предметов домашнего обихода сильно сократилось в пользу военной промышленности.

Для этого в составе Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга (ERR) было создано еще одно подразделение, занимавшееся экспроприацией всего имущества тех евреев, которые были отправлены в концлагеря. Этим подразделением стала служба «Проект‑М» (Aktion‑M, от нем. Möbel – «мебель»), действовавшая по всей Европе. Как только еврейскую семью выдворяли из дома, местная полиция под руководством нацистов подгоняла фургоны, грузила в них всю мебель и кухонную утварь и свозила в центральное хранилище для последующей отправки в Германию. У голландцев даже появилось новое слово – глагол pulsen, от названия амстердамской компании Abraham Puls & Sons («Абрам Пульс и Сыновья»), занимавшейся грузоперевозками и нанятой голландской полицией именно для акций такого рода. Только за один год работы в Голландии организация «Проект‑М» вывезла из 17 235 домов имущество общим объемом 510 тыс. м; все это было упаковано для пересылки либо в Германию, либо этническим немцам на оккупированных Восточных территориях. Из Франции в Германию в течение 1942 года также было перевезено 40 тыс. тонн мебели. Согласно докладу службы ERR «Запад» от 8 августа 1944 г., после того как из 69 512 еврейских домов были вывезены бытовые изделия, потребовалось 674 железнодорожных состава из 26 984 товарных вагонов, чтобы перевезти награбленное в Германию.

Захватывая произведения искусства в оккупированных странах, нацисты понимали под ними все что угодно – от керамики до церковных колоколов, от скульптур до столового серебра, – и попутно разрушали все, что имело какое‑либо отношение к культуре. Советский Союз лишился 1,148 млн произведений искусства после того, как немцы разграбили на его территории 400 музеев, 2 тыс. церквей и 43 тыс. библиотек. Польша лишилась примерно 516 тыс. произведений искусства, что составило около 43 % всего культурного достояния этой страны. Значительная часть награбленного предназначалась для проектируемого в Линце Музея фюрера – культурного центра Тысячелетнего рейха и воплощения художественных воззрений Гитлера; те произведения, что не удовлетворяли его вкусам, должны были экспонироваться в Академии изобразительных искусств в Вене. Между тем, сам Музей фюрера существовал лишь в виде чертежей и макетов, при этом трофеи Гитлера необходимо было уберечь от все более разрушительных бомбардировок Западных союзников.

По всей Германии в пещерах и соляных шахтах, где можно было поддерживать необходимую температуру и влажность, создавались многочисленные хранилища произведений искусства. Благодаря скрупулезным записям ERR и доктора Ганса Поссе, Мартин Борман знал о местонахождении каждого ящика с награбленным добром в каждом уголке Третьего рейха и в любое время мог сообщить своему фюреру точное местонахождение любого произведения искусства, если Гитлер пожелал бы осмотреть его или похвастать им перед публикой. Сам Борман проявлял мало интереса к подобным вещам, однако осознавал потенциальную стоимость даже «вырождающегося искусства» на мировом рынке. Он организовал продажи многих произведений искусства на международных аукционах в Швейцарии; выручка от этих продаж поступала на личный счет Гитлера в Объединенном банке Швейцарии (UBS) или на специальный счет для военных закупок. В отличие от прочих нацистских лидеров, Борман никогда не использовал государственные средства в личных целях. Он жаждал другой награды – власти и могущества.

После оккупации вишистской Франции в ноябре 1942 года лавочка по сбыту произведений искусства на мировом рынке прикрылась, поскольку арт‑дилеры не могли попасть в Швейцарию, а таможенное законодательство США запрещало торговлю с оккупированными странами Европы. Борман немедленно организовал в Латинской Америке, от Буэнос‑Айреса до Мехико, сеть компаний по продаже произведений искусства. Образцы «вырождающегося искусства» вывозились теперь в западное полушарие через итальянскую Геную на кораблях под флагами нейтральных государств. Этим путем множество культурных ценностей по‑прежнему поступало на американский рынок, Борман же хранил доходы от их продаж в банках Banco Alemán Transatlántico и Banco Germánico в Буэнос‑Айресе. Среди транспортных компаний, принимавших участие в этих махинациях, были аргентинская фирма Delfino S.A. и испанская Compania Naviera Levantina; последняя была приобретена подставной немецкой компанией для снабжения (под испанским флагом) осажденных в Тунисе сил вермахта зимой 1942–43 гг. Корабли этой компании везли из Латинской Америки необходимое продовольствие и стратегическое сырье – например, ванадий из Аргентины, важный компонент в производстве синтетического топлива; кроме того, на них возвращались в Германию многие члены экипажа «карманного линкора» кригсмарине «Адмирал граф Шпее», интернированые в Аргентине и Уругвае после бегства с тонущего корабля у Монтевидео в декабре 1939 года.

Приток конфискованных нацистами произведений искусства из Франции в Германию не иссякал вплоть до того момента, когда продвижение войск Западных союзников в июле 1944 года стало угрожать Парижу. К тому времени, начиная с 1941 года, в Германию было отправлено 29 партий ценного груза, в том числе 137 товарных вагонов с 4 174 ящиками трофеев, среди которых были 22 тыс. предметов искусства из 203 разных собраний.

Такие же потоки награбленных ценностей продолжали стекаться со всех остальных оккупированных территорий Европы, из СССР и даже из Италии после ее капитуляции перед Союзниками в сентябре 1943 года. Выполняя приказы своего титулованного шефа, танковая дивизия люфтваффе «Герман Геринг» по мере отступления из Италии вывозила произведения искусства из Неаполя и северных районов. Поистине промышленные масштабы этого грабежа обеспечили массированное вливание денежных средств в Третий рейх, а в руках Гитлера и Геринга оказались прекраснейшие частные коллекции произведений искусства. Кроме того, украденные произведения искусства должны были стать ключевым звеном в плане важнейшей операции, который разработал Мартин Борман, когда перспективы будущего поражения Германии в войне стали очевидными – операции «Огненная Земля».

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8685676

«Саймон Данстен, Джерард Уильямс. Серый Волк. Бегство Адольфа Гитлера»: Добрая книга; Москва; 2012

ISBN 978‑5‑98124‑578‑7


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.